Петербургская эстетика.

Интервью с солистом балетной труппы Мариинского театра

Андреем Ермаковым


 

РГ«МиЛ»: Насколько однообразен и разносторонен творческий путь танцовщика от первого балетного урока до сцены?

Андрей Ермаков: Если говорить обо мне, то и на урок не всегда хожу, бывает, что сам подготавливаю себя для репетиций и спектаклей. Это некая свобода, к которой я стремлюсь в рамках заданного репертуара, когда есть возможность выбрать, когда и сколько репетировать или сделать себе выходной. Стараюсь общаться с людьми вне театра, интересоваться и развиваться в других сферах, что помогает не замаливать глаз и где-то взглянуть на своё творчество с другого ракурса.

РГ«МиЛ»: В какой момент, после исполнения какой партии Вы впервые ощутили себя сформировавшейся личностью в мире балета?

Андрей Ермаков: Безусловно, по мере нарастания опыта и различных жизненных ситуаций, человек начинает более разумно подходить к тому, что делает и как. Но это процесс бесконечный. Сказав, что я стал состоявшейся личностью, значит поставить условную точку для себя, некий предел, после которого развитие не происходит. Ощущения, что я чего-то достиг, нет. Это – каждый день стремление на результат.

РГ«МиЛ»: Какие осуществляются мероприятия по сохранности канонов русского классического балета? Возможно ли такое, что с годами, десятилетиями русский классический балет утратит присущую только ему эстетику?

Андрей Ермаков: Русский классический балет, конечно же, переживает постоянные изменения, смещаются акценты и задачи в нём, подход артистов к исполнению и требования зрителей. Постоянные метаморфозы, и это – нормально! Это так же происходит с приходом нового поколения, которое перенимает опыт предыдущего поколения и привносит что-то новое, своё видение.

 

РГ«МиЛ»: Самый действенный способ противостоять волнению перед выходом на сцену?

Андрей Ермаков: Страх и волнение – от неуверенности и незнания. Когда ты выучен правильно и отрепетировал, то это сбавляет градус волнения. Это с точки зрения наработок. Психологический подход таков – я танцую для себя и мне всё равно, какое количество зрителей в зале и какая их реакция. Они смотрят, как я наслаждаюсь. И третий, самый простой способ, когда ты злишься – ты не боишься.

РГ«МиЛ»: Какие утверждения о балете и всем, что с ним связано, вызывают у Вас чувства: смеха, досады, протеста, полного согласия?

Андрей Ермаков: Что балет – не для мужчин! Это смешно! Каждый день женщин носишь на руках! И при этом, должен еще сам высоко, радостно прыгать по сцене! И также согласен с тем, что профессия травмоопасная, оттого и захватывающая, рискованная.

РГ«МиЛ»: Вам свойственна профессиональная зависть? Возможно поддерживать дружественные отношения с танцовщиками труппы, которых вместе с Вами заявляют на одни и те же партии?

Андрей Ермаков: Для меня театр – это как маленькое государство, где идёт борьба за ресурсы, где необходимо быть дипломатом. Раньше, когда себя с кем-то сравнивал, чувство зависти появлялось. Сейчас я действую по своему плану, где необходимо сравнивать себя – каким был, каким стал. Это продуктивнее!

РГ«МиЛ»: Расскажите, как Вы работаете над ролью, вживаетесь в образ героя. Кто из персонажей наиболее близок Вам по характеру?

Андрей Ермаков: Привношу свой жизненный опыт в любимые роли, а не любимых ролей не исполняю! Это позволяет быть, а не казаться на сцене в той или иной роли!

РГ«МиЛ»: Ваш самый сложный выход на сцену за всю творческую жизнь (эмоционально, физически)? 

Андрей Ермаков: Память искажает прошлое, и, получив некий результат, я не склонен это рассматривать как подвиг. Это часть процесса, и чтобы не происходило раньше, я со временем вспоминаю только хорошее, поэтому мне сложно выделить такой момент.

РГ«МиЛ»: Какие эмоции наиболее сложно демонстрировать посредством танца? С чем это связано?

Андрей Ермаков: Самое сложное – передать эмоции через классический танец, через пластику, легче – через актёрские навыки.

РГ«МиЛ»: Специфика работы с отечественными и зарубежными хореографами. Приведите, пожалуйста, два-три примера.

Андрей Ермаков: У каждого хореографа – будь он из за границы или наш отечественный – свой подход. Скажу, что мне нравится, когда хореограф приходит для работы в зал уже с неким наброском, который подгоняет под конкретного артиста. И не нравится обратное, когда во время процесса «возникает творчество».

РГ«МиЛ»: Какая партия является мечтой всей Вашей жизни? Почему?      

Андрей Ермаков: Мечтаю, чтобы на меня поставили балет.

Редакция газеты «Мир и Личность»

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Андрея Ермакова за интересный рассказ

Фото - из личного архива танцовщика