День рождения


 

Позавчера у меня был день рождения. Я его очень ждал.  Вообще-то, я все праздники жду с нетерпением, но день своего рождения особенно. Ещё недели за две я стал приставать к родителям:

- Мам, пап, а правда здорово, что в этом году мой день рождения на выходной падает?

Или:

- Мам, пап, а на дни рождения интереснее самим куда-то идти или гостей домой приглашать?

В итоге, мы решили пригласить на праздничный обед нескольких ребят из класса. Конечно же, это был мой лучший друг Володька, Андрюшка Андреев - я с ним тоже дружу, а ещё отличница Галка.

И вот наступил день рождения... С самого утра у нас дома стояла невообразимая кутерьма. Для начала нужно было украсить комнату разноцветными шариками.

- Алёшка, давай-ка мы с тобой шарики пока надуем, - говорит папа и протягивает мне пакет.

Я стал надувать; дую-дую, дую-дую, даже устал, а папа всё подбадривает:

- Давай, Алёшка, давай, ещё дуй, ещё!

Тогда я дунул ещё разок, и огромный красный шар хлопнул с таким грохотом, что в комнату вбежала перепуганная мама. Она нас отругала, а потом обоих отправила в ближайший магазин за маслинами. Маслины ей непременно были нужны для какого-то салата.

Когда мы уже с покупками вернулись домой, я увидел стоящую в углу довольно-таки большую коробку с бантом и надписью «Happy Birthday to you!». Я сразу понял, что это для меня и с криком: «Вот здорово! Мам, пап, спасибо!», - тут же побежал к подарку. Но мама вдруг остановила меня и говорит:

- Алёшенька, я совсем забыла, подожди секундочку. Сейчас ребята в гости придут, наверняка что-нибудь тебе подарят. А ты знаешь, как правильно принимать подарки?

- А что там знать-то нужно? - удивился я. - Взял подарок, сказал спасибо и всё.

- Нет, не всё! - воскликнула мама. - Во-первых, ты немедленно должен его раскрыть. Во-вторых, должен дать понять, даже если это и не так, что тебе он очень понравился. И в-третьих,..

Но мама не успела договорить, что же там в-третьих, так как в наш разговор вклинился папа. Многозначительно посмотрев на маму, он обратился ко мне:

- И даже, если тебе дарят бирюзовые серьги, а у тебя при этом не проколоты уши, не стоит закатывать сцены и кричать, что на тебя вообще не обращают никакого внимания, раз не замечают таких элементарных вещей.

Потом мама стала накрывать на стол. Поставила несколько приборов и говорит:

- Гостей за столом надо сажать мальчик-девочка, мальчик-девочка, через одного, понял?

Я снова очень удивился. Как же так через одного? Зачем?  Прямо как в школе; только девчонки друг с другом болтать начнут или мы, например, с Володькой обсуждать что-нибудь, тут же учительница нас рассаживает: мальчик-девочка, мальчик-девочка, чтобы урок вести не мешали.

И я ушёл на кухню; там стоял большой кремовый торт, в который нужно было воткнуть свечки.  Втыкаю и думаю: красиво получается, только свечек мало - их ведь по количеству лет именинника ставят. Вот у мамы скоро тоже день рождения будет, к ней гости придут; так я обязательно сюрприз сделаю - внесу в комнату торт с зажжёнными свечами и ещё песенку спою.

Мои мысли прервал папа:

- А после обеда ты как гостей развлекать будешь? Танцами или поиграете во что-нибудь?

- Да, - сразу же подхватила мама. - Пригласил ребят, ничего не придумал. Они у тебя так быстро заскучают. И вообще...

Но тут в прихожей раздался звонок; я побежал открывать дверь. Пока бежал, родители в два голоса успели дать мне наставлений штук пятнадцать, не меньше.

- Причешись!

- Галстук поправь!

- Поздороваться не забудь!

И так далее, и тому подобное.

Я заглянул в глазок. На пороге стоял Володька; вид у него был такой, словно его вызвали к доске читать наизусть стих, а он его знает плохо и теперь пытается вспомнить хотя бы отдельные строчки. А когда я открыл дверь и вместо обычного «Лёш, привет!» вдруг услышал: «Здравствуй, Алёша», понял, что и бедного Володьку - так же, как и меня - напичкали всякими наставлениями. Неуверенным шагом Володька подошёл к моей маме, протянул ей пышный розовый букетик и говорит:

- Елена Дмитриевна, поздравляю Вас с днём рождения Алёши.

Минут через пять прибежал Андрюшка Андреев, весь запыхавшийся, в тренировочном костюме. С порога кричит:

- Алёшка, с днём рождения, это тебе!

И суёт мне в руки что-то очень лёгкое, объёмное, завёрнутое в переливающуюся шуршащую бумагу. И только я хотел поступить как положено, ну, то есть сразу посмотреть подарок, как вдруг Андрюшка выпрыгивает обратно на лестницу и быстро-быстро убегает вниз. На что папа пожал плечами, мама развела руками, а я вспомнил: Андрюшка по воскресеньям в спортивную секцию ходит боксом заниматься. Наверное, у него сейчас тренировка, и поэтому-то остаться он и не смог.

Всё это время Володька крутился в прихожей; вёл себя крайне вежливо и тихо. Мои родители были от него в восторге, особенно, мама. А мне стало обидно. Во-первых, с таким Володькой уже не поиграешь ни в футбол, ни в пиратов. А во-вторых, из-за него и от меня могут потребовать такого же послушания. Но тут Володька, словно очнувшись, как хлопнет себя по лбу.

- Ой, - заорал он, - Лёшка, я совсем забыл, у меня же для тебя подарок!

Володька схватил свой пакет и попытался вытащить оттуда оранжевую коробку. У него ничего не получилось, и тогда он сказал:

- Я держу пакет, а ты - коробку, и на счёт три каждый тянет на себя. О'кей? Итак, раз, два, три...

Мне эта идея безумно понравилась, и я тотчас же обеими руками вцепился в край коробки.  Пакет с треском разорвался; Володька, едва устояв на ногах, отлетел к платяному шкафу, а я с подарком и радостным криком: «Это же мой любимый конструктор!  Спасибо, Володька!» - всё-таки шлёпнулся. И шлёпнулся возле какой-то пары кожаных туфель на высоком каблуке, а сверху до меня донёсся знакомый кокетливый голос:

 

- Здравствуйте, мальчики. А что это ты, Алёшенька, так странно гостей встречаешь, на полу? С днём рождения тебя.

Я поднял голову и, увидев всю разодетую, в позе крайнего «воображания» Галкину маму, говорю:

- Здравствуйте, Наталья Андреевна. Спасибо.

Наталья Андреевна привела к нам Галку, которая в это время вертелась перед зеркалом и поправляла всякие рюшки на своей золотой юбке.

Потом моя мама пригласила всех в комнату на обед, но Галкина мама, сославшись на то, что её ждут ни то в Консульстве, ни то в Департаменте, поспешила уйти. А когда мы пошли в комнату, в прихожей опять раздался звонок. Это вернулся Андрюшка Андреев, но только уже не в тренировочном костюме, а в шёлковой жилетке, да ещё и с галстуком-бабочкой.

- Я тебя тут подожду, слышишь что ли? - раздалось откуда-то с лестницы.

- Ладно, - буркнул Андрюшка и вошёл в квартиру.

Я очень обрадовался, что Андрюшка вернулся и прямо с разбегу напрыгнул на него, а мама спросила:

- Андрюш, а кто там скромничает, на лестнице тебя ждать остался? Зови его к нам.

Этим скромником оказался Андрюшкин кузен, ему уже почти двадцать лет, и он студент Физкультурного института. 

Мама выглянула за дверь и говорит:

- Проходите, пожалуйста.

И после продолжительных «Ой, ну что Вы!», «Да я тут посижу, не беспокойтесь», «Зачем же я им нужен? У них своя компания», на пороге оказался высоченный, с широкими плечами и накаченными бицепсами - ну просто полная противоположность Андрюшки - его кузен.

- Вова, - представился он и улыбнулся.

- Вот и замечательно, - сказала мама. - У нас в гостях есть уже один Володя. Теперь каждый сможет встать между вами и загадать желание; оно обязательно сбудется.

Из девчонок оказалась только Галка; она сидела в кресле нога на ногу с бокалом апельсинового сока и рассказывала моим родителям об элитных курсах французского языка:

- Три раза в неделю. В группе шесть человек, и трое из них настоящие французы, дети служащих посольства. Представляете?

Я слушал, слушал, а потом и спрашиваю:

- Галка, зачем это французским детям родной язык с иностранцами в одной группе изучать? Они-то на своём языке свободно болтают, не задумываясь; а иностранцу надо объяснять - куда существительное ставить, как множественное число образовывать, ну и так далее.

Галке мой вопрос явно не понравился, и, без удовольствия потянув из соломинки сок, она сказала:

- Это специальная группа, с погружённым изучением иностранного.

- Так ведь это ты погружаешься в изучение, а им-то зачем? - воскликнул я; мне совершенно было ничего не понятно, и я уже снова собрался задать тот же самый вопрос, но мама, строго посмотрев на меня, сказала:

- Алёша, не пора ли приглашать гостей к столу?

По правилам, мальчик-девочка, мальчик-девочка, рассесться не удалось - Галка одна, а нас, мальчишек, вон сколько: я, Андрюшка, да ещё два Володьки. Поэтому меня, как именинника, усадили между этими самыми двумя Володьками, чтобы я весь обед желания загадывал.

Мама поставила на стол всякой всячины и ушла на кухню.  Мы все тут же положили себе что-то в тарелку, а Галка взяла только веточку зелени.

- Я никогда не обедаю в это время, - почему-то с гордостью сказала она.

- А что за время такое? - удивился я и посмотрел на часы.  Было без четверти два.

- Обедать следует лишь в четырнадцать ноль-ноль, - пояснила Галка. - И, если мой тренер по фигурному катанию узнает, что я нарушила режим, то он незамедлительно отчислит меня из группы.  Поэтому я буду ждать ещё ровно пятнадцать минут.

И она поддела вилкой стручок фасоли.

Потом Андрюшкин кузен схватил баночку майонеза и говорит:

- У, жгучий какой, а ещё французский называется!

На этикетке было написано «piquant». Вова прочитал по слогам:

- Пи-ку-ант.

А я говорю:

- Галка, ты ведь французский учишь, посмотри, что такое «пикуант».

И протягиваю ей баночку майонеза.

- Я не знаю этого слова, - покраснела Галка. - Вероятно, какой-то кулинарный термин. Мы их на курсах не учим.

А Володька рассмеялся:

- Чего тут знать-то? «Пикуант» - значит пикантный! Вова и сказал: жгучий!

Неожиданно в комнату вбежала мама.

- Ой, ребятки, я всё перепутала! - воскликнула она. 

Потом подошла к столу и вместо баночки со словом «piquant» поставила точно такую же, но только со словом «doux».

Оказывается, «piquant» по-французски - это острый, а «doux» - сладкий. Но мама знала только английский и немецкий, поэтому-то, наверное, и перепутала, какой именно майонез нужно было подать к столу нам с ребятами.

Ровно в два Галка начала есть салат. Она очень разозлилась на меня за то, что я её попросил перевести слово, которого она не знала.  Поэтому, приняв позу по всем правилам этикета, Галка решила меня поддеть:

- Кстати, Алёша, ты уже пятый именинник за последние три недели, к которому я прихожу на день рождения.

В общем, мы с ребятами досиделись почти до десяти вечера!  Играли во всё подряд: в шашки, компьютерные приставки, часа полтора собирали аэробус из Володькиного конструктора. А Андрюшка, как выяснилось, подарил мне настоящие боксёрские перчатки и даже предложил меня ими нокаутировать по методике какого-то очень известного тренера; правда, я, по разным причинам, отказался. Зато Галкин подарок здорово пригодился на первом же уроке математики - это были часы со встроенным калькулятором. Можно сидеть за партой и незаметно что-нибудь подсчитывать.

Сборник «Классные истории», 2008 год

Фото - Галины Бусаровой