Пульт видеонаблюдения. Миниатюра


Пульт видеонаблюдения элитной высотки. Два молодых охранника – Макгрэг и Уолкер, оба прибывают в крайне скучном настроении. Макгрэг монотонно щёлкает кнопкой электрочайника.

Макгрэг: Чай будешь?

Уолкер (поморщившись): Да ну, не хочу.

Макгрэг: Вчера в кино ходил. Ни то триллер, ни то мелодрама – очень не понравилось…

Уолкер (безучастно глядя в монитор): Скукотища, просто уволиться можно.

Макгрэг (продолжает, с досадой): Да ещё зачем-то купил комедийный боевик. (Достаёт диск.) Может посмотрим?

Уолкер (вздохнув): Давай. Всё равно делать нечего.

Вставляют диск; идут титры… Роскошный вестибюль Нью-Йорковского банка; уважаемые господа, поблескивая фамильными каратами и именными картами, расхаживают туда-сюда в сопровождении неприлично услужливых сотрудников. Банковская идиллия… Неожиданно в вестибюль врывается группа налётчиков и с банальными криками: «Всем оставаться на местах! Руки за голову!» требуют денег.

Макгрэг (презрительно): У этого крутого банка что - нет пульта видеонаблюдения? Пропустить целую группу вооружённых до зубов бандитов!

Уолкер (лояльно): Да ладно, чего ты? Комедия же.

Макгрэг (тыча пальцем в верхний угол экрана): Вот этот ничего играет. И изумление, и отчаяние, и ужас…

Уолкер (восторженно): Гляди, гляди, Ален Фольдгернман. И Лезак… Джон Мани! Да в этом фильме собран весь цвет Голливуда!

Макгрэг (хвастливо): Между прочим, все эти актёры – почётные клиенты нашего патрона.

Уолкер: Обожаю фильмы с Джоном Мани! Все его герои такие сильные, смелые, в общем, супергерои.

Макгрэг (ухмыльнувшись): Смотри, вон твой супергерой уже всё отдал – и кредитки, и наличные.

На экране Джон Мани, забившись за кадку с пальмой – орех макадамия, безоговорочно расстаётся с многомиллионным содержимым своего кейса.

Уолкер (с досадой и надеждой одновременно): У него такая тактика! Сейчас он всё отдаст, бандит расслабится, и тогда уж Мани себя покажет!

Макгрэг (одобрительно): Сын Фольдгернмана играет. Гляди, как надавал главарю. А ещё говорят, что на детях звёзд природа отдыхает.

На экране сын Фольдгернмана залихвацки демонстрирует приёмы восточных единоборств. Раздаётся вой полицейской сирены.

Уолкер (разочарованно): Как, уже полиция? Так быстро?

В вестибюль влетает два наряда окружной полиции Нью-Йорка.

Макгрэг: Да… Недлинное кино, короткометражка.

Однако на экране начинает разворачиваться «детективная кутерьма», которая приводит Уолкера и Макгрэга в восторг.

Уолкер: Наверное, это лучший фильм, что я когда-либо видел!

Макгрэг: Невероятно!

Уолкер (не отрываясь от экрана): Макгрэг, загляни на пульт по-быстрому. А то в отчёт патрону писать будет нечего.

Макгрэг (также не отрываясь от экрана): Сейчас, сейчас, только досмотрю эту сцену…

Через какое-то время Макгрэг включает монитор наблюдения, и на экране под характерную музыку аборигенов по прериям скачут три ковбоя.

Макгрэг: Что это? Уолкер, посмотри.

Сначала в недоумении, а потом уже в диком ужасе Макгрэг и Уолкер метались между двумя мониторами. До тех пор, пока в их дверь не постучалась полиция, успешно справившаяся с группой банковских налётчиков. 

Елена Чапленко

На фото представлен фрагмент работы Дж.Кенсетт "Гора Вашингтон"