The London underground


Кольцевая Лондонского метрополитена. Нововведение: станции объявляют так называемые приятные для англичан голоса.

Голос A (чётко выговаривая): «Яблоневые сады». (Пауза.) Следующая станция – «Парк миледи».

Господин в цилиндре: Знакомый голос… Кто же это?

Господин с вишнёвым кейсом: Это сам… (Для многих пассажиров грохот поезда заглушает его речь.) Точно-точно; я в газете читал.

Господин в цилиндре: А какой из них?

Господин с вишнёвым кейсом: Таким солидным голосом – старший, конечно.

Голос B (быстро, взбудоражено, наезжая одним словом на другое): «Парк миледи»! (Раздаётся нетерпеливое дыхание.) Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция – «Дворцовые угодья»!

Молоденькая девушка (взвизгнув): Ой, Майкл! Ой, прелесть! Ой, с ума сойти!

Сестра молоденькой девушки (в негодовании): Да что с тобой?

Молоденькая девушка (не помня себя от счастья): Это же Майкл! Ну помнишь, виджей с семнадцатого канала?

Сестра молоденькой девушки (задумавшись): А… Помню. Крашеный шатен с тремя детьми.

Голос C (спокойно, мелодично): Станция «Дворцовые угодья». (Пауза.) Осторожно, двери закрываются. Следующая станция – «Музей королевской доблести».

Леди в летах (возмущённо): Бесстыдница какая! Мало того, на сцене за неё другие люди поют, а она только рот раскрывает, так она ещё и чужим голосом в метрополитен влезла.

Голос D (с практически ни для кого непонятным произношением):  «Музыкальный театр». (Пауза.) Осторожно, двери закрываются. Следующая станция – «Тенистые аллеи».

Пассажиры активно принялись обсуждать, кому может принадлежать данный голос.

Дама в алом кардигане (обеспокоенно): Какая только что была станция? Не «Тенистые аллеи», нет?

Господин с пенсне и газетой: Нет. А голос этот - одного из танцовщиков Музыкального театра. И возможно даже Грэя Рэксона.

Мисс с виолончелью (оскорблено): Это не правда! У Грэя Рэксона не может быть такого невнятного произношения. Он замечательный танцовщик!

Господин с пенсне и газетой: Ну так и танцевал бы. Зачем же станции-то объявлять?

Голос E (громко, задорно): «Тенистые аллеи». (Раздаётся характерное для спортсменов ритмичное дыхание.) Осторожно, двери закрываются. Следующая станция – «Яблоневые сады».

Все пассажиры: Голкипер из Уэльса.

Через несколько станций.

Голос A (чётко выговаривая): «Яблоневые сады». (Пауза.) Следующая станция – «Парк миледи».

Господин с промокшим зонтом (удивлённо): Неужели это сам… (Грохот поезда, как обычно случается между этими станциями, заглушает его слова.)

Господин, забывший свой зонт дома: А Вы не знаете, старший или младший?

Господин с промокшим зонтом: Так степенно… Разумеется, старший. (Помолчав.) Впрочем, младший, наконец-то, поступил в академию, так что, может быть, это и его голос.

Господин, забывший свой зонт дома: Любопытно, любопытно… Значит, поступил. И каковы успехи?

Господин с промокшим зонтом: Отлично! Его рационализаторское предложение - объявлять станции метрополитена приятными для англичан голосами – как Вы уже должны были в этом убедиться, нашло широкое применение на практике. 

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой