Высоким слогом. Поэтический авангард начала ХХ века


 

Константин Большаков (1895-1938)

 

Городская весна

 

Эсмерами, вердоми труверит весна,

 

Лисилея полей элилбй алиелит.

 

Визизами визами снует тишина,

 

Поцелуясь в тишенные вереллоэ трели,

 

Аксимею, оксами зизам изо сна,

 

Аксимею оксами засим изомелит.

 

Пенясь ласки велеми велам велена,

 

Лилалет алилбвые велеми мели.

 

Эсмерами, вердбми труверит весна.

 

Алиель! Бескрылатость надкрылий пропели.

 

Эсмерами, вердбми труверит весна.

 

 

 

Константин Большаков (1895-1938)

 

Святое ремесло

 

Мои напасть, мое богатство,

 

Мое святое ремесло.

 

К. Павлова.

 

Давно мечтательность, труверя, кончена,

 

И вморфлена ты, кровь искусства.

 

Качнись на площади, пьянь, обыденщина,

 

Качайся, пьяная, качая вкус твой.

 

 

 

Давно истерлось ты – нора румяниться,

 

Пора запудриться, бульваром грезя,

 

И я, твоих же взоров пьяница,

 

 

 

Пришпилю слезы к бумажной розе.

 

Шаблон на розу! Ходи выкликивай.

 

Шагов качающих ночь не морозить;

 

О, не один тебе подмигивал.

 

Октябрь, 1913

 

 

 

Иван Игнатьев (1892-1914)

 

Opus - 5515

 

Почему, почему МЫ обязаны?

 

Почему НЕЖЕЛАНИЕ - рАБ?

 

Несвободно свободою связанный,

 

Я - всего лишь кРАП.

 

 

 

Мне дорог, мил Электрический

 

Эшафот, Тюрьма.

 

Метрополитена улыбки Садистические,

 

Синема Бельмо.

 

 

 

Хочу Неестественности Трагической...

 

Дайте, пожалуйста, вина!..

 

 

 

Палач! В твоей лаборатории

 

Я загашу всех тиглей угль!

 

Пусть позаплесневеют оратории!

 

Пусть огнь Я взовьёт хоругвь!

 

 

 

Иван Логинов (1891-1942)

 

А. Амфитеатров

 

«О, если бы вспомнить,

 

как весел был, молод!»

 

А. Амфитеатров, «Эхо».

 

О, если бы вспомнить Романова Колю!

 

О, если бы вспомнить пасхальный кулич!

 

О, если бы вспомнить и «Русскую Волю»,

 

И «Красное Знамя», и пошленький «Бич»!

 

 

 

О, если бы царских увидеть холопов!

 

О, если бы снова в России был царь!

 

О, если б явился опять Протопопов!

 

Ему, как бывало, я спел бы тропарь!

 

 

 

О, если бы сгинули всюду Советы!

 

О, если бы милый Каледин воскрес!

 

Но песенки наши, как видится, спеты,

 

В России рабочий имеет лишь вес!

 

 

 

О, если бы вспомнить стальную лопату,

 

Как ею сгребал я построчную плату!

 

 

 

Бенедикт Лившиц (1887-1939)

 

Акростих

 

А.В. Вертер-Жуковой

 

Ваш трубадур—крикун, ваш верный шут-повеса.

 

 

 

(Ах, пестрота измен—что пестрота колен!)

 

Ваш тигр, сломавши клеть, бежал в глубины леса,

 

Единственный ваш раб — арап — клянет свой

плен.

 

 

 

Разуверения? — нашептыванья беса!

 

Тревожные крыла — и в лилиях явлен

 

Едва заметный крест... О узкая принцесса,

 

Разгневанная мной, вы золотей Малэн:

 

 

 

Желтели небеса и умолкали травы,

 

Утрело, может быть, впервые для меня,

 

Когда я увидал—о, свежие оправы

 

 

 

Очнувшихся дерев! о, златовестье дня! —

 

Ваш флорентийский плащ, летящий к небосклону,

 

Аграф трехлилийный и тонкую корону.

 

Ворзель, июнь 1912

 

 

 

Из «Посмертных стихов

Иннокентия Анненского»

 

Из участковых монологов

 

Сонет

 

ПЕро нашло мозоль... К покою нет возврата:

 

ТРУдись, как А-малю, ломая А-кростих,

 

ПО ТЕМным вышкам... Вон! По темпу

пиччикато...

 

КИдаю мутный взор, как припертый жених...

 

 

 

НУ что же, что в окно? Свобода краше злата.

 

НАчало есть... Ура!.. Курнуть бы... Чирк - и пых!

 

«ПАрнас. Шато»? Зайдем! Пет... кельнер!

Отбивных

 

МЯсистей, и флакон!.. Вальдшлесхен? В честь

соб-брата!

 

 

 

ТЬфу... Вот не ожидал, как я... чертовски – ввысь

 

К НИзинам невзначай отсюда разлетись

 

ГАзелью легкою... И где ты, прах поэта!!.

 

 

 

Эге... Уж в ялике... Крестовский? О це бис...

 

ТАбань, табань, не спи! О «Поплавке» сонета.

 

…………………………………………………………………..

 

(Петру Потемкину на память книга эта.)

 

1909

 

 

 

Иннокентий Анненский (1855-1909)

 

Из цикла «Трилистник шуточный»

 

Перебой ритма

 

Как ни гулок, ни живуч — Ям —

 

 — б, утомлен и он, затих

 

 Средь мерцаний золотых,

 

Уступив иным созвучьям.

 

 

 

То-то вдруг по голым сучьям

 

 Прозы утра, град шутих,

 

На листы веленьем щучьим

 

 За стихом поскачет стих.

 

 

 

Узнаю вас, близкий рампе,

 

Друг крылатый эпиграмм, Пэ —

 

 — она третьего размер.

 

Вы играли уж при мер —

 

 — цаньи утра бледной лампе

 

 Танцы нежные Химер.

 

 

Иннокентий Анненский (1855-1909) 

 

Человек

 

Я завожусь на тридцать лет,

 

Чтоб жить, мучительно дробя

 

Лучи от призрачных планет

 

На «да» и «нет», на «ах!» и «бя»,

 

 

 

Чтоб жить, волнуясь и скорбя

 

Над тем, чего, гляди, и нет...

 

И был бы, верно, я поэт,

 

Когда бы выдумал себя,

 

 

 

В работе ль там не без прорух,

 

Иль в механизме есть подвох,

 

Но был бы мой свободный дух -

 

 

 

Теперь не дух, я был бы бог...

 

Когда б не пиль да не тубо,

 

Да не тю-тю после бо-бо!..

 

 

 

Сергей Третьяков (1892-1939)

 

Нежень жене

 

Томик, налитый прошлым,

 

Соками глаз пахать.

 

Ольге легли к подошвам

 

Льготные глины стиха.

 

Ясные яства Яснышу

 

Я сношу.

 

И новою ношею шею

 

Светло одев,

 

В завтра ступаю и слушаю,

 

Что говорят две

 

Прежние

 

Те ж:

 

Ясныша ближние нежни

 

И мятеж.

 

 

 

Сергей Третьяков (1892-1939)

 

***

 

Бактерия! Madame Бактерия!

 

Я очень... Я прошу... знаете...

 

Я расцелую ваши формы серые,

 

Только не майте!

 

Конечно, я очень рад вам...

 

И даже... Вы не верите клятвам?

 

Я льстец? Ничего подо...

 

Я поперхнулся вовсе не от подлизывания.

 

Мне ведь только

 

Хочется туда,

 

Вон, где труба, и провода,

 

И фасадов столько да полстолько...

 

А?.. Милая, многоуважаемая Бактерия,

 

Вы все-таки вотируете недоверие?..

 

1914

 

 

 

Владислав Ходасевич (1886-1939)

 

Похороны

 

(Сонет)

 

Лоб -

 

Мел.

 

Бел

 

Гроб.

 

 

 

Спел

 

Поп.

 

Сноп

 

Стрел -

 

 

 

День

 

Свят!

 

Склеп

 

Слеп.

 

 

 

Тень -

 

В ад!

 

1928

 

 

 

Владислав Ходасевич (1886-1939)

 

Из цикла «Стихи о кузине»

 

Прощание

 

Итак, прощай. Холодный лег туман.

 

Горит луна. Ты, как всегда, прекрасна.

 

В осенний вечер кто не Дон Жуан? -

 

Шучу с тобой небрежно и опасно.

 

 

 

Итак, прощай. Ты хмуришься напрасно:

 

Волен шутить, в чьем сердце столько ран.

 

И в бурю весел храбрый капитан.

 

И только трусы шутят неопасно.

 

 

 

Страстей и чувств нестрогий господин,

 

Я всё забыл, всё лёгкой шуткой стало,

 

Мне только мил в кольце твоем рубин...

 

 

 

Горит туман отливами опала,

 

Стоит луна, как желтый георгин.

 

Прощай, прощай. - Ты что-то мне сказала?

 

1908

 

 

 

Иван Грузинов (1893-1942)

 

Бубны боли

 

«Музыка прежде всего»

 

Поль Верлен

 

Батарей обрывки клубы

 

Быстрых бархатов обвили.

 

Побежал инкуб рубинов

 

Оборвать боа на башнях,

 

Зубы выбитых барбетов

 

Бороздит бурьяном бомб.

 

В небесах балет болидов

 

Бросил бусы. Бронза брызг!

 

К облакам батальный бант.

 

Бревна, сабли, губы, ребра

 

Раздробить в багровый борщ.

 

«Брац!..»

 

«Урра-а-а-а-а!..»

 

Трубы бреют бубны боли,

 

Бредит братом барабан.

 

1914. Август

 

 

 

Иван Грузинов (1893-1942)

 

***

 

Жернова заржали жаром

 

Жалонеры. Ружья. Жерла.

 

Ждут. Жиреет жаба жути.

 

Дирижабли дребезжат.

 

Давизжала жидким жгутом.

 

Брызжут жемчугом дождей.

 

Жадны ржавые жирафы.

 

Лижут жесткое желе.

 

Жернова заржали жаром

 

Рыжих жал. Железа скрежет.

 

Жабры сжать. Жужжит желудок.

 

Желчь дрожит. Разрежу жилы.

 

Жердь жую. Жену жалею.

 

Животы, фуражки, лужи.

 

Жатва, желтые жуки.

 

1914. Август

Фото - Галины Бусаровой