Анатомия для художников. XIX век


 

Прежде чем перейти к изучению различных выражений, какие может представлять человеческая физиономия, мы должны сделать беглый обзор некоторых частей тех органов, которые расположены в углублениях лица или пополняют то, чего не достаёт на скелете, чтобы дать понятие о сложившихся окончательно формах головы. Значит, мы будем изучать существенные подробности глаза, носа, уха и отверстия рта. Понятно, что относительно некоторых частей, таких как брови, веки, нам почти нечего сказать, так как формы их вообще известны. То, на что мы хотим указать, это термины, какими обозначаются некоторые подробности, термины много облегчающие дальнейшее описание.

Аппарат зрения состоит из глазного яблока, вставленного в глазничную впадину, и из перепончатых оболочек, защищающих его. Таковыми являются веки, окаймлённые бровями.

Глазное яблоко представляет шар, состоящий из оболочек, покрывающих одна другую. Самой поверхностной является склеротика, имеющая белый цвет и представляющая то, что в общежитии называется белком глаза.

Его цвет несколько изменяется, смотря по возрасту: у ребёнка она бело-голубоватая, у старика она становится бело-желтоватой. В детстве склеротика немного прозрачна и даёт возможность видеть более тёмный цвет той оболочки, которую она покрывает. В старости она становится более плотной и более непрозрачной (матовой), отчего и зависит её иной вид.

В центре склеротики видна окрашенная часть круговая, цвет которой бывает неодинаков у всех людей. Это радужная оболочка, покрытая прозрачной оболочкой – роговицей. В центре радужной оболочки пробито круглое отверстие чёрного цвета, называемое зрачком.

Важно то, что отверстие зрачка меняется, смотря по обстоятельствам: когда человек смотрит на сильно освещённый предмет, это отверстие уменьшается; наоборот, оно увеличивается в темноте. Зрачок суживается при рассмотрении очень близкого предмета и расширяется при смотрении на отдалённый предмет.

Эти изменения весьма интересны, потому что глаз, радужная оболочка которого голубого цвета, по виду в том и другом случае представит разницу.

Когда человек погружён в глубокие размышления, то он часто смотрит на предметы, на которые устремлены его глаза, и не видит их. Изменения, происходящие в этот момент в отверстии зрачка такие же, как и при видении отдалённого предмета, т.е. отверстие зрачка расширяется, и взгляд становится блуждающим и весьма характерным.

Относительно бровей, мы укажем здесь только, что их внутренняя часть называется головкой, а наружная – хвостом брови.

Веки, окаймляющие глазничную впадину, соединяются снаружи острым углом, а внутри округлённым, в центре которого находится мясистый розовый бугорок, составляющий слезный сосочек.

Орган слуха, существенные части которого расположены глубоко, должен быть рассмотрен в его поверхностной части. Это нечто вроде рожка и называется ушной раковиной, которая состоит на всём почти своём протяжении из хряща. Кожа ушной раковины тонка и сквозь неё видны все складки и подробности очертания хряща, составляющего раковину.

В центре ушной раковины находится полость собственно раковины, от которой идёт валик, направляющийся кверху, а затем назад, ограничивающий окружность этой области. Это ушной завиток или улитка. В полости валика видна другая извилина противузавиток. Полость раковины продолжается внутрь вместе с слуховым проходом. Впереди последнего находится пластинообразная выпуклость – козелок, отделённый вырезкой от другой выпуклости, расположенной внизу и сзади, противукозелка. Нижняя часть наружного уха не содержит хряща и называется серёжкой уха.

Нос, костный остов, которого представляют носовые кости, пополняется хрящами, из которых один, стоящий вертикально, делит полость носовых ям на две боковые половины. Это хрящ носовой перегородки. Боковые части носа составляются другими хрящевыми пластинками, которых суть: боковые хрящи и хрящи крыльев носа. Последние содержат отверстия ноздрей.

Относительно ротового отверстия мы должны указать лишь на боковые углы, которыми соединяются губы. Эти углы называются спайками губ.

Нужно указать ещё на складку кожи, которая, начинаясь на уровне соединения крыла носа со щекой, спускается косо к углу губ. Это носогубная бороздка.

Кожные мышцы лица прикрепляются с одной стороны к костям, а с другой – к глубокой поверхности кожи; они своим сокращением вызывают не выпуклости, соответствующие их мышечным брюшкам, подобно остальным мышцам, а смещения кожи – морщины, изменения различных частей лица и, таким образом, производят различные выражения физиономии.

Изучение выражений уже предпринималось многими авторами. Мы не будем здесь заниматься историческим обзором этих работ, предпочитая указать на сочинение нашего учителя профессора Mathias Duval лицам, интересующимся решением этого вопроса (Paris. 1881). Из него можно убедиться в том, что некоторые из этих авторов преимущественно занимались исследованием задачи: какой может быть характер данного субъекта, судя по расположению складок лица. Это была физиономика, но наша цель иная. Другие исследователи, руководствуясь только одним наблюдением для узнавания настоящих признаков выражения лица, нередко впадали в ошибки. Здесь, как и во многих других случаях, желательно было ввести опытный метод.

Duchenne (из Булони) (1806-1875) осуществил этот метод, и, применяя электричество к раздражению мышц лица, для каждой из них добился местного сокращения, дающего возможность определить, какие были специальные выражения для каждой из раздражаемых мышц. Благодаря этому исследованию мышц лица, ему удалось, по его выражению, «заставить их говорить языком страстей и чувств». Чтобы избегнуть всякого повода к ошибкам, он производил свои опыты на субъектах, поражённых анестезией лица.

Из этих исследований выходит то, что нередко сокращение одной мышцы бывает достаточно для того, чтобы вызвать какое-нибудь определённое выражение и изменить всю физиономию. Если физиономия кажется изменённой во всех своих частях, то просто оптический обман, явление контраста. Так, например, при сокращении болевой мышцы (надбровной), вся физиономия кажется изменённой. Если закрыть надбровную область, то окажется, что остальная часть физиономии не изменена. Значит, нужно участие только одной надбровной мышцы, чтобы вызвать это выражение. Словом здесь, повторяем, всё дело сводится к явлениям контраста, которым не нужно доверяться.

 Лобная мышца начинается от надпереносья в области шва, соединяющего лобные и носовые кости, от внутреннего конца бровной дуги, а также от надглазничного края лобной кости. Сзади лежащая мышца затылочная прикрепляется к двум наружным третям верхней полукружной затылочной линии. Её мышечные волокна направляются кверху и заканчиваются на заднем крае апоневроза, покрывающего верхнюю часть черепа (надчерепной апоневроз).

На переднем крае этого апоневроза оканчиваются мышечные волокна лобной мышцы, которая, распространяясь на каждой из половин лба, направляется вниз и заканчивается на глубокой поверхности кожи надбровной области.

Надчерепной апоневроз, натягиваясь вследствие сокращения затылочной мышцы, даёт точку опоры лобной мышце, которая, сокращаясь, поднимает брови, заставляя их описывать кривую с нижней вогнутостью, и производить морщины на коже лба, которые на боковых частях параллельны кривизне бровей, а на средней линии соединяются чертами, вогнутость которых обращена вверх. Выражение, соответствующее сокращению этой мышцы, есть выражение внимания. Если сокращение очень сильно, то оно переходит в удивление, представляющее усиление выражения внимания. Удивление, изумление становится ещё явственнее, если к сокращению лобной мышцы присоединяется ещё опущение нижней челюсти. Под влиянием внезапного, резкого явления, действующего на нас, некоторые мышцы расслабляются; в том числе поднимающая нижнюю челюсть; вследствие этого рот остаётся открытым, что дополняет окончательно указанные нами выражения. Поднятие бровей происходит всегда при сокращении лобной мышцы, но морщины лба могут и отсутствовать, например, у молодого человека или ребёнка, потому что в этих случаях кожа лба в силу своей упругости мало поддаётся появлению таких морщин.

Окружающая мышца века, образуемая круговыми волокнами, окружает глазничную ямку и делится на две части: одну, расположенную в толще века, - это соответственно часть верхнего века и другую периферическую, соответствующую краю глазничной впадины скелета, называемую собственно глазничной частью (нижнее веко). Эти волокна укрепляются внутри на восходящем отростке верхней челюсти; верхняя, описывая кривую с верхней выпуклостью, заканчиваются снаружи и перекрещиваются с волокнами, расположенными под глазом. Можно рассматривать мышцу век, как состоящую из четырёх частей: две части её соответствуют каждому из век. Затем глазничная верхняя и нижняя. Все мышцы могут сокращаться отдельно.

Мышцы с криволинейными волокнами стремятся при сокращении их к выпрямлению своей кривизны и приближению к прямой линии.

Часть, принадлежащая верхнему веку, производит закрытие века: это закрытие отверстия век присоединяется к выражению плача и ко всякому насильственному действию (усилия, крики), в результате которых является прилив крови к глазному яблоку. Опущение верхнего века сопровождает выражение презрения.

Сокращение нижней половины глазничной области, поднимая верхнюю часть щеки, производит поперечную бороздку между щекой и нижним веком; оно сопровождает и пополняет выражение смеха.

Верхняя половина части верхнего века, которую мы должны теперь рассмотреть подробно, производит своим одиночным сокращением ясно определённое выражение. Эта мышцы опускает бровь и делает её прямолинейной. Кожа лба, притянутая к низу, становится гладкой, и две вертикальных морщины прорезываются между бровями.

Выражение, приобретаемое при этом, есть выражение размышления. Если сравнить его с выражением, вызываемым сокращением лобной мышцы, то окажется, что внешние изменения лица здесь будут совершенно противоположны.

Пирамидальная мышца, которая кажется продолжением вниз внутренних волокон лобной, прикрепляется к собственным костям носа, поднимается вертикально вверх и заканчивается в области межбровного пространства.

Действие противоположно действию лобной мышцы, так как, вместо того, чтобы тянуть, подобно последней, кожу лба снизу вверх, пирамидальная мышца тянет её сверху вниз.

Результатом её сокращения является появление в межбровном пространстве поперечных складок, придающих физиономии характер жестокости и твёрдости. Эта мышца известна под названием мышцы угрозы или нападения.

 

Надбровная мышца, покрытая глазничной мышцей век, прикрепляется к бровной дуге лобной кости, затем направляется снаружи и, после пересечения её волокон волокнами покрывающей её мышцы, прикрепляется к кости надбровной области в месте соединения головки и хвоста брови.

Увлекая внутрь среднюю часть брови, она производит угол, лежащий в уровне головки брови. Кожа лба складывается в средней своей части и морщины распространяются лишь по бокам. В межбровном пространстве преобладают вертикальные складки. Эти морщины и складки происходят оттого, что брови притягиваются к средней линии. Выражение, соответствующее сокращению надбровной мышцы – выражение боли.

Большая скуловая мышца прикрепляется к скуловой кости, затем направляется вниз и внутрь и заканчивается на коже у спайки губ. Она соответствует в этом месте нижней части носогубной бороздки.

Сокращение этой мышцы вызывает выражение смеха. Спайки губ оттягиваются кверху и снаружи, рот расширяется в поперечном направлении. Носогубная бороздка смещается, так как увлекаемая своим нижним концом к скуле, она представляет в месте своего пересечения большой скуловой мышцей, небольшую кривизну, вогнутость которой обращена к стороне губной спайки. Так как она не перемещается в своей верхней части, то на остальном своём протяжении она описывает кривизну с вогнутостью, обращённой вниз и внутрь. Кожа щеки, обтянутая у верхнего прикрепления большой скуловой мышцы, становится более выпуклой, что вызывает у наружного угла глаза мелкие морщины, лучеобразно расходящиеся от наружного угла век. Чтобы придать этому выражению смеха искренности, нужно присоединить к сокращению большой скуловой мышцы сокращение нижней глазничной части век, которая, прорезывая под глазом поперечную морщину, придаёт смеху благодушный характер, которого не наблюдается при отдельном сокращении большой скуловой мышцы.

Малая скуловая мышца располагается внутри от большой скуловой; мышца эта прикрепляется к нижней части скуловой кости, спускается косвенно вниз и внутрь и заканчивается в толще верхней губы, ближе к средней линии. Она пересекает среднюю часть носогубной бороздки. Эта мышца и следующая ниже вызывают одно и то же выражение, но в различной степени, поэтому мы можем соединить вместе изучение действия этих мышц.

Наружная поднимающая мышца верхней губы и крыла носа прикрепляется под глазничной впадиной, затем спускается вниз и заканчивается в толще верхней губы, отправив несколько пучков к крылу носа. Она пересекает, подобно предыдущей, среднюю часть носогубной бороздки.

Эти две мышцы при сокращении поднимают среднюю часть верхней губы и, увлекая к их верхним прикреплениям среднюю часть носогубной бороздки, производят кривизну, вогнутость которой, обращённая вниз, совершенно противоположна форме той же бороздки, получаемой сокращением большой скуловой мышцы.

Выражение, производимое этими мышцами, для малой скуловой, при слабом её сокращении, есть выражение нежности, ласковости, при более сильном – выражение плача; если сокращение усиливается, достигая плача горючими слезами, то начинает действовать и наружная поднимающая губу мышца. В итоге обе эти мышцы соответствуют оттенкам одного и того же выражения.

Внутренняя поднимающая мышца верхней губы и крыла носа прикрепляется к восходящему отростку верхней челюсти, затем направляется вниз и заканчивается в верхней губе у срединной линии, отправляя несколько пучков к крылу носа.

Она тянет вверх среднюю часть верхней губы, поднимает крыло носа и, привлекая к внутреннему углу глаза верхнюю часть носогубной бороздки, даёт последней прямолинейное направление. Выражение, достигаемое сокращением этой мышцы, есть плач горючими слезами. В этот момент крыло носа поднято. Это состояние соответствует быстрым повторным вдыханиям, цель которых состоит в облегчении прихода известного количества слёз в полость носовых впадин.

Чтобы эти выражения плача были более полными, необходимо присоединить к действию только что рассмотренных мышц действие мышцы верхнего века.

Сжимающая мышца носа составляет на спинке носа апоневроз, который соединяет её с соответственной мышцей противоположной стороны. Отсюда её мышечные волокна направляются вниз и заканчиваются на коже области щеки, расположенной позади крыла носа.

Когда средний апоневроз представляет неподвижную точку, то поперечная мышца сморщивает кожу боковых частей носа, вызывая параллельные морщины на спинке этого органа. Она влечёт также крыло носа вверх и вперёд. Сокращение её даёт физиономии выражение дурного настроения духа, которое выражено очень ясно, особенно если к сокращению этой мышцы присоединяется сокращение треугольной мышцы губ, мышцы печали и презрения Duchenne, соединяя сокращение сжимающей мышцы с сокращением лобной и большой скуловой, наблюдая при этом выражение похотливости.

Мышца, поднимающая верхнюю губу, покрытая наружной подымающей верхней губы и малой скуловой, прикрепляется к верхней челюсти и заканчивается внизу в верхней губе.

Она поднимает верхнюю губу и обнажает клыки. Выражение, происходящее от этого смещения, было указано и представлено Дарвином. Физиономия при этом принимает свирепый вид нападения, который не все способны выразить. Это выражение напоминает вполне то, которое принимают собаки, когда они собираются напасть на врага.

Круговая мышца ротового отверстия, образуемая круговыми волокнами, напоминает по расположению круговую мышцу века; она окружает ротовое отверстие и может быть разделена на две части; одну внутреннюю, находящуюся в толще губ, другую наружную, окружающую предыдущую мышцу.

Независимо от того участия, какое эта мышца принимает в отправлениях, выполняемых губами (сосание, производство звуков и пр.), она может видоизменять форму ротового отверстия и производить некоторые выражения. Центральная часть её действует на подобие сфинктера, т.е. суживает пространство, ограничиваемое губами, и крепко придавливает, прижимает их одна к другой. Это действие называется суживанием рта. Периферическая часть двигает губы вперёд и даёт выражение надутой губы (плача).

Треугольная мышца губ прикрепляется у нижнего края нижней челюсти; её волокна сходятся к спайке губ, на коже которой они ограничиваются.

Эта мышца своим сокращением опускает спайку губ. Таким образом, она придаёт рту кривизну с нижней вогнутостью. Носогубная бороздка удлиняется и становится прямолинейной на своём наибольшем протяжении, тогда как в нижней своей части она окружает небольшой вогнутой линией спайку губ. Её полное сокращение вызывает выражение печали. Спайка губ на самом деле оттягивается в направлении обратном тому, какое наблюдается на большой скуловой мышце при смехе. Присоединяясь к сокращению верхнего века, она производит выражение презрения.

Если же сокращение сильнее, то выражение отвращения.

Четыреугольная мышца нижней губы прикрепляется к нижней челюсти, участвуя в прикреплениях треугольной мышцы, затем идёт вверх и внутрь и занимает всё протяжение нижней губы.

Сокращаясь, она отворачивает нижнюю губу, двигая её вперёд. Это выражение отвращения.

Не мешает заметить, что это отвращение зависит ли оно от моральных или физических причин, выражается одинаковым образом. Последний случай наблюдается отчётливо у такого субъекта, который, имея во рту не нравящееся ему вещество, при посредстве выпячивания нижней губы, производит род желоба, с помощью которого он хочет удалить это вещество.

Щёчная мышца, не принимающая никакого участия в выражениях лица, прикрепляется сзади к зубным краям челюстей, а впереди оканчивается у спайки губ. Она сильно оттягивает спайки наружу и расширяет ротовое отверстие. Когда рот наполнен воздухом, она сдавливает щёки и становится тогда полезной для игры на духовых инструментах.

Кожная мышца шеи начинается внизу на глубокой поверхности кожи, которая покрывает верхнюю часть груди. Её пучки тонки, бледны и растянуты; они направляются вверх и вперёд и заканчиваются на глубокой поверхности кожи, покрывающей подбородок и щёку. Проходя по нижней челюсти, она местами прикрепляется к этой кости.

Целью сокращения этой мышцы является слабое опускание нижней челюсти и притягивание книзу кожи нижней области лица с втягиванием губной спайки. Кожа шеи приподнимается выступами, ясно разделёнными, происходящими от сокращения волокон этой мышцы. Кроме того, эти выпуклости пересекаются морщинами, идущими поперечно.

Сама по себе кожная шейная мышца не участвует в выражениях, но когда сокращение её присоединяется к сокращению других мышц, то она придаёт выражениям, обусловливаемым этими мышцами, характер поразительной энергии. Сокращение её, присоединяясь к сокращению лобной мышцы, производит страх, ужас; - соединяясь с сокращением надбровной, она даёт лицу выражение ужасного страдания человека, у которого боль вызывает крик. Когда отверстие рта свободно – увеличивается этим сила выражения.

Один пучок кожной мышцы, известный под названием мышцы смеха Санторини, оттягивает спайки губ назад и поперечно расширяет ротовое отверстие.

Когда мышцы выражений известны, то важно исследовать, возможны ли их совместные сокращения. Руководить нами в этом исследовании должно то, что когда две мышцы являются антагонистами в анатомическом смысле, то сокращения их соответствуют выражениям совершенно противоположным. Так называемая лобная мышца, которая поднимает бровь (внимание) не может сокращаться одновременно с круговой мышцей век, которая опускает её (размышление). В самом деле, эти два состояния субъекта не могут соединяться вместе; они могут быстро следовать одно за другим, но не могут происходить одновременно. Другие выражения кажутся с первого взгляда противоположными, но они, однако, не таковы, например, смех и боль. Большая скуловая мышца (смеха) может сокращаться одновременно с надбровной (боль). Умеренное сокращение обеих этих мышц производит меланхолическую улыбку; их наибольшее сокращение соответствует такому сильному смеху, что смеющийся начинает испытывать расстройство дыхания. Отсюда это характерное положение субъекта, который, смеясь до упаду, упирается своими руками в бока и кажется близким к потере сознания от своей весёлости.

Ушные мышцы могут у некоторых субъектов, благодаря особой способности их, двигать наружное ухо, но они не представляют для нас никакого интереса.

У некоторых животных, например, у осла они служат для поворачивания наружного уха в ту сторону, где происходит шум и могут, благодаря производимым ими смещениям, вызывать выражения, из которых можно вывести некоторые заключения относительно характера животного.

Edouard Cuyer, август 1890 г.

На фото представлена работа Антонио Канова "Голова Париса"