Вот это да!


 

Как-то раз на большой переменке подходит ко мне Володька, одноклассник, весь такой самодовольный и говорит ни с того, ни с сего:

- Лёш, Лёш, а ты, наверное, считаешь, три плюс три всегда шесть получается?

Лично я глупых шуток не люблю, поэтому, недолго думая, ответил:

- Отстань, Володька.

И принялся раскладывать тетрадки к следующему уроку. Потом к нам подбежал Андрюшка Андреев и начал показывать тонюсенькую спортивную газету какого-то московского округа. Там фотографию его кузена Вовы напечатали. Вова стал серебряным призёром этого округа по десятиборью и красовался на второй ступени пьедестала почёта. Андрюшка просто-таки взахлёб:

- Ну, три десятые секунды, Лёш, вот три десятые! Володька, ну ты подумай! Он же ведь первым бы был! Он и в высоту, и в длину, и с шестом, и как хочешь - по-всякому этого Зюзькина обыгрывал. А тут на последних метрах дистанции, представляете, на самых последних метрах...

Андрюшка с досадой махнул рукой и замолчал. Я хотел ему сказать, чтобы он так сильно не расстраивался, и, что серебряная медаль - это тоже здорово, но тут Володька, опять вспомнив свой дурацкий вопрос, перебил меня:

- А три плюс три, по-вашему, всегда шесть?

Андрюшка, как ни странно, почему-то задумался, а я говорю:

- Володька, ну ты чего?

И добавил мамину любимую фразу:

- Всё хорошо в меру.

Потом у нас началось природоведение; мы изучали морские соли и водоросли. Но когда прозвенел звонок на очередную перемену, Володька уже был тут как тут.

Фото - Галины Бусаровой

 

- Лёш, ты только скажи, - не унимался он, - вот три плюс три шесть всегда?

И я бы его обязательно треснул чем-нибудь не очень тяжёлым, но Володька, наверное, почувствовав, что он порядком надоел с этими «три плюс три», протянул мне книжку по элементарной информатике.

Оказывается, помимо десятичной системы исчисления, которой мы обычно пользуемся, ну, то есть 0, 1, 2, 3 и так до 9, существуют ещё и другие системы. Например, пятеричная, в ней последняя цифра четыре, а три плюс три будет не шесть, а двенадцать.

Володька весело улыбнулся и говорит:

- Вот видишь, не всегда шесть, три плюс три - иногда и двенадцать! А ты всё: отстань да отстань.

К нам снова подбежал Андрюшка Андреев. Он на прошлой перемене Володькин вопрос за шараду принял и теперь, перепрыгнув через мою парту, кричит:

- Я тоже очень интересный ребус знаю! Есть ли в русском языке хотя бы одно слово, чтобы в нём подряд писались три совершенно одинаковые буквы?

Мы с Володькой тут же сказали, что нет, не бывает таких слов.

- А вот и бывает, - завопил Андрюшка. - Слушайте внимательно. Жираф - длинношеее животное. Длинношеее - на конце три «е» подряд!

И в это время прямо рядом с нами раздался строгий голос нашей учительницы Инессы Владимировны:

- Звонок на урок уже давным-давно прозвенел. Кузнецов, к доске!

Кузнецов - это я, поэтому мне, окончательно запутавшемуся во всех Володькиных цифрах и Андрюшкиных буквах, пришлось идти к доске и читать наизусть заданное на дом стихотворение, которое я ни на одной перемене так и не успел повторить.

Елена Чапленко

Рассказ из книги "Классные истории", 2008 г.