Интервью с солистом Большого театра Каримом Абдуллиным


 

Уважаемые читатели информационно-просветительского издания «Мир и Личность»! Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с одним из самых запоминающихся солистов Государственного Академического Большого театра танцовщиком Каримом Абдуллиным. Удостоенный приза «Лучший дуэт» на Открытом конкурсе артистов балета России «Арабеск», обладатель специального диплома «Лучший партнёр» на Международном конкурсе артистов балета и хореографов в Москве, дипломант ряда других номинаций Карим Абдуллин рассказал о своём творческом жизненном пути.

РГ«МиЛ»: Каким было начало Вашего творческого пути и возникало ли желание расстаться с балетом?

Карим Абдуллин: Мама увидела, как я повторял балетные па перед телевизором и решила отдать меня в балетную школу. С десяти лет я стал заниматься балетом. Сначала в Казани, а спустя четыре года в Москве. На протяжении всего времени мне хотелось получать всё больше и больше знаний. Желание бросить балет у меня никогда не возникало.

 

РГ«МиЛ»: Какое-то время Вы жили в интернате. Это обстоятельство повлияло на Вашу учёбу?

Карим Абдуллин: Когда я в четырнадцать лет переехал в Москву, то действительно жил в интернате при балетной школе. Могу сказать, что у интерната есть ряд плюсов, например, мы лучше высыпались и не тратили время и силы на дорогу от дома до школы и обратно.

РГ«МиЛ»: В каком году Вас приняли в труппу Большого театра, как это произошло?

Карим Абдуллин: Я с отличием окончил Московскую государственную академию хореографии в 2002 году, и сразу был принят в балетную труппу Большого театра по результатам отборочного просмотра.

РГ«МиЛ»: Наряду с классическими партиями балетных постановок, таких как «Ундина», «Сильфида», в Вашем репертуаре есть партии, относящиеся к современной классике – это партии Веника и Расчёски из балета «Мойдодыр». Расскажите о них.

Карим Абдуллин: В плане технических движений балет «Мойдодыр» намного сложнее предыдущих постановок Большого театра для детей, в частности балета «Чиполлино». В первом акте я исполняю партию Веника, а во втором – Расчёски. Веник – на тебя надевают юбку, под которой совершенно не видно ног, а руки при этом заведены за спину. Танец довольно специфический. А сценический костюм Расчёски предполагает громоздкую деталь на спине, из-за которой очень сложно исполнять танцевальные шаги.

РГ«МиЛ»: Какие Ваши любимые способы восстановления?

Карим Абдуллин: Для меня самый лучший способ восстановления – это криосауна – ледяная сауна. Сеанс длится всего пару минут, но эффект несравнимый ни с чем. Также я пробовал китайский релаксовый массаж. Массаж эффективный, отлично восстанавливает силы и энергию. И, конечно, организму необходим хороший сон.

РГ«МиЛ»: Когда Вы смотрите балетную постановку, Вам удаётся абстрагироваться от техники исполнения партий и просто получать удовольствие?

Карим Абдуллин: Стараюсь смотреть для удовольствия, но не всегда это получается, потому что ты видишь, если танцовщик перед твоими глазами неверно делает па.

 

РГ«МиЛ»: Насколько важна для танцовщика музыкальность?

Карим Абдуллин: Я считаю, что музыкальность танцовщика – одна из главных составляющих его мастерства. Разумеется, и без музыкального слуха можно отработать техническую часть танца, например, человек просто считает про себя: раз-два-три, раз-два-три… Но подобное исполнение танца всегда будет далёким от идеала.

РГ«МиЛ»: Каким образом Вы развиваете в себе музыкальность?

Карим Абдуллин: Я окончил музыкальную школу по классу фортепиано в Казани. Когда учился в Москве, приезжал во время каникул в Казань и сдавал экзамены экстерном. Сейчас иногда играю для себя.

 

РГ«МиЛ»: В балетной среде, где особо ярко выражена конкуренция, возможно поддерживать дружеские отношения?

Карим Абдуллин: Да, есть у меня хорошие друзья, с которыми очень давно дружим. По балетным меркам мы находимся в разных возрастных категориях, поэтому делить нам нечего. А так, конечно, в любом театре есть конкуренция. Интриги тоже везде есть, во всех театрах. 

РГ«МиЛ»: Каким является оптимальный возраст творческого подъёма танцовщика?

Карим Абдуллин: Как говорил мой педагог, если вы до 25 лет ничего не добились, не расцвели, то, считайте, – всё.  Расцвет танцовщика, приходит с его мастерством и эмоциональным подъёмом, – как правило, лет в тридцать.

РГ«МиЛ»: Какую партию Вы бы хотели исполнить в перспективе?

Карим Абдуллин: Я хотел бы исполнить партию Альберта («Жизель», прим. ред.) на исторической сцене Большого театра. Я уже исполнял эту партию во время гастрольного тура, в частности, в Японии. Но эмоционально совершенно по-разному себя ощущаешь. На сцене Большого испытываешь особое волнение…

 

РГ«МиЛ»: Вы планируете заняться преподавательской деятельностью?

Карим Абдуллин: Думаю, да. Тем более, что я окончил исполнительский факультет Московской государственной академии хореографии по специальности педагог-репетитор. В настоящее время я даю различные мастер-классы в России и за рубежом. Два года назад получил второе высшее образование на кафедре менеджмента исполнительского искусства.

РГ«МиЛ»: Что должен сделать танцовщик для того, чтобы его выделили из общего коллектива балетной труппы?

Карим Абдуллин: Нужно каждый день доказывать делом своё право выходить на сцену.

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Карима Абдуллина

за интересную беседу

Интервью провела Елена Чапленко

Фото - из личного архива танцовщика