Великий Гайвазовский-Айвазовский


 

Осенью 1836 года в Академии художеств в Петербурге открылась великолепная выставка. На ней экспонировались портреты Кипренского, «явление Христа Марии Магдалине», А.Иванова, пейзажи Лебедева и Воробьёва, картоны «Медного змия» Бруни, скульптуры «Парень, играющий в свайку» Логановского и «Парень, играющий в бабки» Пименова и марины молодого Айвазовского. Выставку посетил А.С.Пушкин. Много лет спустя художник вспоминал: «В 1836 году, за три месяца до своей смерти, именно в сентябре, Пушкин приехал в Академию художеств с женою Наталией Николаевной, на нашу сентябрьскую выставку картин. Узнав, что Пушкин на выставке и прошёл в Античную галерею, мы, ученики, побежали туда и толпой окружили любимого поэта. Он под руку с женой стоял пред картиной художника Лебедева даровитого пейзажиста, и долго рассматривал и восхищался ею. Наш инспектор академии Крутов, который его сопровождал, увидев меня, взял меня за руку и представил Пушкину, как получающего тогда золотую медаль (я оканчивал в тот год академию). Пушкин очень меня ласково встретил и спросил меня, где мои картины. Узнав, что я крымский уроженец, Пушкин спросил: «А из какого же вы города?» Затем он заинтересовался, давно ли я здесь и не болею ли на севере. С тех пор и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нём…»

И спустя десятилетия Пушкин оставался для Айвазовского идеалом творческого человека. Около двадцати картин и рисунков исполнил художник на сюжеты из жизни и творчества великого поэта: «Пушкин на берегу чёрного моря близ Одессы», «Пушкин на берегу Южного Крыма», «Пушкин у скал Аю-Дага» и др. Одно из полотен Айвазовский написал совместно с И.Репиным. На нём поэт прощается с Чёрным морем – грустно и торжественно…

В сентябре 1836 года молодому художнику была присуждена золотая медаль первого достоинства. За успешное окончание Академии художеств Айвазовский был направлен на практику в Крым на два года, где обосновался в родной Феодосии. Художник работал неустанно. После возвращения в Петербург и показа своих работ крымского периода, Айвазовский был отправлен Академией художеств за границу «для усовершенствования в живописи». Он объездил Италию, Англию, Францию, Голландию и другие страны, став одним из самых знаменитых маринистов своего времени. Айвазовский встречался со многими выдающимися людьми Европы. Он был принят при дворцах королей, папа римский во время аудиенции наградил художника золотой медалью за картину «Хаос». В заграничном паспорте живописца значилось более ста виз.

В Венеции Айвазовский познакомился с Гоголем и проследовал вместе с ним в Рим, они очень подружились.

Строки из восторженного римского письма Айвазовского в Петербург говорят о патриотизме живописца: «Я видел творения Рафаэля и Микеланджело; видел Колизей, церковь Петра и Павла… Смотря на произведения гениев и громады, чувствуешь своё ничтожество! Здесь – день стоит года. Я, как пчела, сосу мёд из цветника, чтобы принести благодарную дань матушке России».

В биографии знаменитого живописца необходимо отметить один факт: в 1841 году он переменил свою фамилию Гайвазовский на Айвазовский «ради большего благозвучия», а также для восстановления фамилии своих предков Айвазян.

Айвазовский отличался музыкальностью, он великолепно играл на скрипке. Однажды в гостях, в доме Н. и П. Кукольников, молодой маринист играл на скрипке восточные мотивы. Присутствующий на вечере М.И.Глинка был просто покорён, в своих «Записках» он потом вспомнит: «Гайвазовский, посещавший часто Кукольников, сообщил мне три напева; впоследствии два из них я употребил для Лезгинки, а третий для andante сцены Ратмира в 3-м акте оперы «Руслан и Людмила».

В начале 1844 года живописец вторично отправился в Париж. В своей «Автобиографии» он пишет: «Поездка эта была невольною причиной ускорения возврата моего на родину. В одной из газет, вскоре по моём приезде, была напечатана статья, в которой какой-то непрошеный доброжелатель заметил, что меня привлекло в столицу Франции радушие, ласки и внимательность парижан.

 

По тону газетной статьи можно было заподозрить во мне совершенно преступное желание – принять французское подданство». Именно это событие явилось его досрочным возвращением на родину, он сократил своё пребывание за границей почти на два года.

В Петербурге Айвазовского встретили с почётом. Он был избран академиком и стал первым живописцем Главного морского штаба. Царь и знатные аристократы наперебой заказывали картины. Неожиданно для всех Айвазовский принимает решение уехать в родную Феодосию. Живописец понял, что погубит свой талант, если всё его творчество будет состоять из выполнения заказов царя и знати. На зимнее время он приезжал в Петербург и Москву, посещал другие страны, принимал участие во многих выставках, включая провинциальные города России. «Искусство Айвазовского, глубоко эмоциональное, патриотическое – в частности, батальные полотна, – ставило мастера в ряды прогрессивных русских художников», - писал в своей статье «Айвазовский и русское искусство» искусствовед А.Вагнер.

Айвазовский всю жизнь помнил царскую опалу. Когда ему было всего 18 лет, в 1835 году, его как учащегося в Академии художеств, определили в помощники к французскому художнику Ф.Таннеру. Ф.Таннер практически ежедневно отправлял юного художника писать виды Петербурга, необходимые для выполнения множественных заказов. Заставлял приготавливать краски, не оставлял времени для личной учёбы. Однажды Айвазовского пригласил к себе в кабинет президент Академии художеств А.Н.Оленин и предложил ему написать для выставки морской вид. Буквально в тайне от Таннера Айвазовскому удалось написать замечательную картину «Этюд воздуха над морем». Работа была принята на академическую выставку и получила много восторженных отзывов. И.А.Крылов писал: «Я видел твою картину на выставке – прелесть как она хороша! Морские волны запали мне в душу…» Академия художеств присудила молодому маринисту серебряную медаль. Таннер пожаловался Николаю I. Император усмотрел в поступке Айвазовского, написавшего картину тайно от наставника, нарушение субординации и дисциплины. Николай I лично повелел снять картину с выставки. Над молодым талантливым художником нависла царская опала. Простить академиста просили царя Жуковский и Крылов. Всё было напрасно. Тогда перед царём осмелился держать речь о невиновности Айвазовского профессор Академии А.И.Зауервейд, близкий к царской семье. В итоге живописец был прощён. Но это событие Айвазовский помнил на протяжении всей своей жизни.

Большую роль в жизни великого живописца сыграл А.Р.Томилов. Он с детства был заядлым коллекционером: собирал картины, книги, гравюры, полотна европейских мастеров. У него было, например, 334 офорта Рембрандта! Именно в дом Томилова приехал Айвазовский с рекомендательными письмами из Крыма, когда решил поступать в Академию художеств в Петербурге.

Айвазовский был также всегда желанным гостем в салоне Оленина. Там собирались просвещённые люди того времени, и быть среди них считалось престижным и почётным.

Особое место в жизни Айвазовского занял приехавший в столицу после четырнадцатилетнего отсутствия К.Брюллов. Он стал профессором Академии художеств, руководителем исторического и портретного класса. В его мастерскую приходили Жуковский, Пушкин, Глинка. Брюллову понравился Айвазовский. Уже в его ученических работах маэстро сумел рассмотреть большой талант, «особенно в изображении морских бурь, Брюллов отметил мотив противоборства человека со стихией».

С академической скамьи до последних полотен художник Айвазовский остался верен себе и творил исключительно во благо процветания России. Его дар мастера тесно переплетался с даром быть истинно преданным сыном своей Отчизны.

И.Н.Крамской, давая высокую оценку творчества И.К.Айвазовского, писал: «Есть звезда первой величины и ни только у нас, а в истории искусства вообще».

Материал подготовила

Людмила Кузнецова

На фото представлен автопортрет И.Айвазовского