Высоким слогом. Поэзия ленинградских поэтов


 

Герман Гоппе

 

***

 

Когда мои друзья-искусствоведы

 

Заводят речь о воспитанье чувств,

 

Страшусь изобретать велосипеды,

 

Внимаю и почтительно молчу.

 

 

 

Им знать дано, где ново, где вторично,

 

Как обращаться с гаммой цветовой,

 

Чтоб вызвать кистью запах земляничный

 

И если надо – дым пороховой.

 

 

 

А я гляжу на выписанный бруствер,

 

На красный глаз сверлящего ствола

 

И думаю: пройдя через искусство,

 

Боль оставаться прежней не могла.

 

 

 

Не для того чем дальше, тем яснее

 

Мы нашу юность видим сквозь года…

 

Пусть копии с нее висят в музеях,

 

А подлинники - с нами навсегда.

 

 

 

Ася Векслер

 

***

 

Вернемся, куда ни уедем,

 

иначе судьба — на слом.

 

Все связано с городом этим

 

давно и тугим узлом.

 

От крыш до асфальта продуты,

 

здесь улицы берегут

 

не лучшие наши минуты

 

 и лучшие из минут.

 

 

 

Вадим Шефнер

 

НТР

 

За телевизор Клеопатра

 

Полцарства б, может, отдала;

 

Нерон, осваивая «Татру»,

 

Забыл бы прочие дела.

 

 

 

И на колени встал бы рыцарь,

 

Сложив молитвенно персты,

 

Пред металлическою птицей -

 

Царицей синей высоты.

 

 

 

А при Перикле, при Перикле

 

Обожествили бы лавсан...

 

Но мы отвыкли, мы отвыкли

 

Своим дивиться чудесам.

 

 

 

Кругом кишат изобретенья,

 

Между собой вступая в связь.

 

(Иль просто саморазмноженьем,

 

Деленьем клеточным плодясь?)

 

 

 

И предстает нам с каждым годом

 

Загадочнее, чем была,

 

Нерукотворная природа -

 

Та, что людей изобрела.

 

 

 

Вадим Шефнер

 

Падающая башня в Пизе

 

Надеждой смутной сердце радуя,

 

Она, смиренна и тверда,

 

Стоит - и падает, не падая,

 

Как бы споткнувшись навсегда.

 

 

 

А шарик крутится и крутится,

 

И неизвестно наперед,

 

Кто ранее других скапутится

 

И кто кого переживет.

 

 

 

Такие гордые и строгие,

 

Такие вечные на вид,

 

Давно упали башни многие,

 

А Падающая - стоит.

 

 

 

Ирина Малярова

 

Леониду Борисову

 

Однажды, возвращаясь с выставки

 

Медалей старых и монет,

 

Я вдруг увидела Борисова,

 

Его знакомый силуэт.

 

 

 

Играли платья женщин радугой,

 

Он пробирался сквозь толпу,

 

Как черный маленький кораблик

 

В большом натруженном порту.

 

 

 

А я одна стою на пристани

 

В начале своего пути…

 

Я долго вслед смотрю Борисову

 

И не решаюсь подойти.

 

 

 

Дай бог, пока это возможно,

 

Нам избегать привычных схем…

 

Идет по городу художник,

 

Идет, не узнанный никем!

 

 

 

Сергей Давыдов

 

Две копейки

 

Налипла в парке мокрая листва

 

на стекла телефона-автомата.

 

Он проворчал угрюмо: «Черта с два!

 

Не позвоню. Сама же виновата».

 

 

 

И за город еще поехал он,

 

бродил у взморья ветреного долго.

 

Опять увидел будку, телефон —

 

не позвонил. Слонялся вновь без толка.

 

 

 

— Ты что за мною ходишь по пятам! —

 

Он недовольно бросил телефону. —

 

Пускай теперь помучается там!

 

А нам звонить ей больше нет резону…

 

 

 

И, к ночи лишь вернувшись на вокзал,

 

к холодной трубке ухом прикасаясь,

 

за две копейки слушал и молчал.

 

Несчастный голос слушал, улыбаясь.

 

 

 

Сергей Давыдов

 

***

 

Шел домой поэт по переулку,

 

взяв газет, купив на завтрак булку, —

 

вдруг ему преграда на пути:

 

детский сад выходит на прогулку,

 

растянулся — негде и пройти!

 

 

 

Радостно кричали, пели дети,

 

за красивой тетей семеня.

 

И поэт подумал: «Ну, а эти

 

будут ли читать потом меня?»

 

 

 

Но вопрос остался без ответа.

 

Может, будут, а скорее — нет…

 

Все ж запомним этого поэта,

 

думает о будущем поэт!

 

 

 

Ольга Толмачева

 

Летний сад

 

Когда тебя неверие охватит,

 

Ты оглянись, пожалуйста, назад,

 

Оставь дела, пойди в наш Летний сад.

 

Там много тени, мало светлых пятен.

 

 

 

Но так просторно сердцу и уму!

 

Так сладко дышат липы, расцветая,

 

И жизнь, как сад, классически простая,

 

Привычно удивляется всему.

 

 

 

Цветенье лип и очерк темных вод...

 

Порадуйся, как все на свете просто!

 

И только лебедь - белый знак вопроса -

 

Сквозь нашу жизнь таинственно плывет.

 

 

 

Владимир Нестеровский

 

Театр

 

Природу посещаем, как театр.

 

Для нас полоска неба – только задник.

 

Кокетливо напяливаем ватник,

 

Когда идем дивиться на закат.

 

 

 

По выходным в лесной глуши аншлаг.

 

Туристами раскуплены билеты.

 

Тиранит слух лубочные куплеты

 

Взамен шмелья и птичьих передряг.

 

 

 

Поспешно пару действий пролистать,

 

И поскучать, и выискать изъяны.

 

А если нас отхлещет ливень пьяный –

 

То весь спектакль с позором освистать.

 

 

 

Игорь Михайлов

 

Мастерство и волшебство

 

Так, наверно, хоть до ста лет:

 

Нет стихов – значит, жизни нет!

 

И пока не блеснет строка –

 

Не покинет тебя тоска.

 

 

 

Ощутив подземный толчок,

 

Ты волнуешься, как новичок,

 

Хоть не может быть не крепка

 

Тренированная рука…

 

 

 

Но сумеет ли мастерство

 

Переплавиться в волшебство

 

И доступна ль тебе она –

 

Неожиданность, новизна?

 

 

 

Не давайте ржаветь перу –

 

Эта ржавчина не к добру!

 

 

 

Виктор Максимов

 

Чудак

 

— Знаешь, брат,

 

сколько надо лететь до Плеяд?

 

Триста лет световых

 

 без дороги назад!..

 

— Не беда, —

 

прошептал он в ответ, —

 

не беда:

 

я, уж коли решусь,

 

улечу навсегда...

 

И пошел.

 

Я махнул на прощанье рукой.

 

Даже не оглянулся он...

 

Вот ведь какой!  

 

Геннадий Алексеев

 

Разные люди

 

Подходя к музею,

 

вижу толпу людей,

 

которые живут.

 

Блуждая по музею,

 

гляжу на лица людей,

 

которые жили когда-то.

 

Выходя из музея,

 

думаю о людях,

 

которым еще предстоит жить.

 

Покинув музей,

 

вспоминаю о людях,

 

которые никогда не жили

 

и которых трудно заставить жить —

 

их упрямство неодолимо.

 

 

 

Геннадий Алексеев

 

Гордый

 

Человек не успел вскочить в автобус,

 

и ему прищемило ногу дверью.

 

Автобус тронулся,

 

и человек поскакал за ним

 

на одной ноге.

 

 

 

Все кричали:

 

- Остановите, остановите машину! -

 

А человек скакал за автобусом

 

и смущенно улыбался.

 

Все кричали:

 

- Откройте, откройте дверь!

 

А человек и автобус

 

удалялись.

 

 

 

Когда дверь открылась,

 

человек не сел в автобус -

 

пошел пешком.

 

 

 

- Гордый! - сказали все.

 

 

 

А человек шел по улице

 

и блаженно улыбался.

 

А человек понял,

 

что ему некуда торопиться.

 

 

 

Илья Фоняков

 

***

 

Приведу в систему в кои веки

 

Книги у себя на стеллаже.

 

Месяц – и в моей библиотеке

 

Все тихонько сдвинется уже.

 

 

 

Гляну – сладкий лирик ненароком

 

Через две ступеньки перелез,

 

Втиснулся, пристроясь как-то боком,

 

И гостит на полке поэтесс.

 

 

 

Сам не вспомню, как случилось это,

 

Чья такое сделала рука:

 

Тесно встанут рядом два поэта –

 

Два непримиримейших врага!

 

 

 

Бойкий, шумный и на все готовый,

 

Хоть не бесталанный, виршеплет

 

Глянцевой обложкой книжки новой

 

Виновато к Тютчеву прильнет…

 

 

 

Дмитрий Толстоба

 

***

 

Бушлат лежал, раскинув рукава.

 

Его кусала колкая трава

 

и обдавало свежим ветерком.

 

Мы по нему бродили босиком.

 

 

 

Мерцало солнце в сонном сосняке.

 

Лежал бушлат на самом сквозняке.

 

Лежал бушлат, просторный как вагон,

 

вжимая в землю крылышки погон.

 

Лежал бушлат, как облако большой,

 

нас согревал армейскою душой,

 

нас укрывал защитною полой…

 

 

 

Все это было. В жизни.

 

В той, в былой.

 

 

 

Бушлат висит на гвоздике в углу.

 

Все рукава запихнуты во мглу.

 

Нас одарив,

 

небесная вода, ткань пробурив,

 

исчезла без следа.

 

Вода болот оставила следы.

 

 

 

Прощай, бушлат. Спасибо за труды.

 

 

 

Светлана Вишневская

 

У моря

 

Вот если б не цикады – тихо в мире…

 

Ночь без луны – как мадригал без слов.

 

Лишь тишина высокая на Лире

 

Стихи связует из обрывков снов.

 

 

 

Пришлите мне привет благословенный,

 

Созвездья душ, расцветшие в ночи.

 

Я – человек, вместилище вселенной.

 

Моя душа вам шлет свои лучи!

 

 

 

Владимир Кулагин

 

***

 

Былому ничем не поможешь.

 

Бессильны и правда, и ложь.

 

Давнишнюю боль растревожишь

 

Лишь новую боль обретешь.

 

А в памяти будет все то же,

 

Пока ты на свете живешь.

 

 

 

Владимир Кулагин

 

Со всей душой

 

Вроде жизнь была большой.

 

Жаль, что малость,

 

Но зато со всей душой

 

Наплясалось.

 

 

 

А придумать кое-что

 

Можно.

 

Только будет все не то.

 

Ложно.

 

 

 

Юван Шесталов

 

***

 

Ты человек – и оттого

 

Ты должен думать шире

 

О мире сердца своего

 

И о всеобщем мире.

 

 

 

И если ты не бросил тень

 

На мир – враждой угрюмой,

 

То не напрасно прожил день…

 

Всегда о мире думай!

 

 

 

Николай Браун

 

Гитара

 

Я вслушиваюсь,

 

Я слышу

 

Сквозь сон,

 

Сквозь полусон,

 

Какою грустью дышит

 

Твоей гитары звон.

 

И всеми струнами, всеми —

 

От первой и до седьмой, —

 

Колыша ночи темень,

 

Она говорит со мной, —

 

То всеми семью, летящая

 

Из дали ветровой,

 

То вдруг одной, звучащая

 

Совсем как голос твой.

 

И вдруг перейдет на удаль,

 

И грусть улетит как дым,

 

Повеет невесть откуда

 

Невыплаканным, родным.

 

Повеет-таки раздольем,

 

Овражком, родником,

 

Повеет русским полем,

 

Ромашковым лужком.

 

И вновь неизбывной болью

 

Вздыхая, замрет струна,

 

Невысказанной любовью,

 

Не выпитой до дна.

 

И чье это сердцебиенье —

 

Гитары или певца —

 

Вплетается в сновиденье,

 

Неясное до конца?

 

И голос гитары дышит

 

Такой глубиной грудной, 

 

Я вслушиваюсь,

 

Я слышу —

 

Она говорит со мной!..

 

 

 

Михаил Дудин

 

На пороге старого театра

 

Здесь легкий жест и чистый голос

 

Сверкали мне, как счастья весть.

 

Моя душа росла, боролась,

 

Цвела и ликовала здесь.

 

И жест и голос были правы.

 

Был нескончаем их полет.

 

В моей душе восторгом славы

 

Два века музыка поет.

 

Ей нет границ и нет замены.

 

Она у Времени в крови.

 

Она входящих в эти стены

 

Венчает мужеством любви.

 

 

 

Юрий Воронов

 

***

 

Чтоб наполниться городом этим,

 

Не надо

 

Продолжительных встреч

 

Или гидов в пути.

 

Ленинград

 

Начинается с первого взгляда,

 

Как любовь,

 

От которой уже не уйти.

 

 

 

Но когда он

 

Слепит вас своими дворцами,

 

Берегами Невы,

 

Прямотою дорог,

 

Не забудьте людей,

 

Вставших вровень с творцами,

 

Не забудьте о тех,

 

Кто все это сберег!..

Фото - Галины Бусаровой