Михаил Мартынюк. Государственный Кремлёвский балет


        Энергичный и темпераментный Михаил Мартынюк зарекомендовал себя как подающего огромные надежды танцовщика ещё на выпускных экзаменах Пермского хореографического училища. Стоит отметить, что на экзаменах присутствовала сама Екатерина Максимова, которая, в дальнейшем, сыграла немалую роль в творческом становлении Михаила. Технические моменты, создание образа… Первой их совместной работой, сразу после окончания училища, стала партия Тома Сойера – главная партия в одноимённой постановке. Михаилу отлично удалось вжиться в образ озорного, весёлого и добродушного мальчишки. И не удивительно, ведь совсем недавно он и сам был именно таким!

Последней же совместной работой Максимовой и Мартынюка стал премьерный спектакль «Жизель» (премьера состоялась 14 апреля 2009 года), где танцовщик исполнил партию графа Альберта.

С 2003 года Михаил Мартынюк признан премьером Кремлёвского балета. Предпосылкой к почётному званию явились его успешные выступления – лауреатство – на многих международных и всероссийских конкурсах, премия «Триумф» и др., а также незабываемое исполнение партий принца из знаменитого «Щелкунчика» и Базиля из не менее известного «Дон Кихота».

Ни для кого не секрет, что творческая деятельность любого, даже очень талантливого, выпускника начинается с кордебалета. Однако Михаил, что случается крайне редко, в кордебалете практически не танцевал, исполнил лишь крестьянский танец («Жизель», одна из предыдущих редакций). И решением худсовета был немедленно переведён в статус солиста.

В репертуаре Михаила Мартынюка, как правило, роли энергичные, динамичные, характерные…

Самая сложная, насыщенная разноплановыми элементами классического танца партия Фигаро была просто создана под Михаила. Редкий танцовщик способен передать зрителю всю ту лёгкость, весёлость и непринуждённость, заложенную в образе этого персонажа. Однако Михаил не только блестяще справился с предложенной ему версией исполнения партии, но и – по его собственным словам – проявил некоторое «вольное творчество» между мизансценами.

- Партия Фигаро технически очень сложная. Ничего подобного даже не припомню, - говорит Михаил. – В общем, два часа на сцене – «сплошное убийство»! – смеётся исполнитель.

Очень интересна и роль Меркуцио («Ромео и Джульетта», пост. А.Петров). Интересна преимущественно тем, что, благодаря этой роли, можно проследить динамику развития Михаила как танцовщика. С каждым разом он привносит в неё что-то новое, более совершенное…

         Именно после премьерных спектаклей «Ромео и Джульетта» на почту Кремлёвского балета стали приходить благодарственные письма от восторженных поклонников Михаила.

Михаил Мартынюк отличается незаурядным владением мелкой техникой, особо это прослеживается в партиях, требующих абсолютной точности и филигранности исполнения. Например, па-де-де в балете «Тарантелла» (пост. Дж.Баланчин).

Также яркими выступлениями Михаил обратил на себя внимание и в таких образах как Али («Корсар», пост. А.Петров), Раб («Павильон Армиды», пост. Ю.Сморигинас) и др. А про исполнение па-де-де из балета «Диана и Актеон» (хореография А.Вагановой) Михаил говорит следующее:

- Очень динамичная партия, и я очень люблю её исполнять, особенно на сцене Кремлёвского дворца. На других сценах для такого исполнения мне просто мало места!

Часто Михаилу приходится исполнять одну и ту же партию в различных редакциях, специально для гастролей. Например, партию Наполеона (спектакль «Наполеон», где главный персонаж представлен тремя жизненными периодами) он исполнил в четырёх редакциях. Подобные коррективы, как правило, влекут за собой особое прочтение музыки, а, следовательно, и особое прочтение танца.

Однако технический арсенал классического танцовщика Михаил Мартынюк оценивает весьма своеобразно:

- Когда танцовщиков спрашивают, что они умеют делать, все отвечают, что ничего, кроме пируэтов!

Не менее любопытны и предпочтения премьера Кремлёвского балета, связанные с творчеством тех или иных коллег.

- Моим кумиром всегда был и до сих пор остаётся Хулио Бокко. Многим даже казалось, что я повторяю его движения, - с улыбкой говорит Михаил.

Своё же амплуа Михаил оценивает следующим образом:

- Я не лирический танцовщик. Мне нужен живой, быстрый темп. Я люблю партии темпераментные, техничные, взрывные! Такие, чтобы тебя бросало на сцене в раж! 

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Михаила Мартынюка

за интересную беседу

Фотографии - из личного архива Михаила Мартынюка



Фотогалерея