Кирилл Ермоленко. Государственный Кремлёвский балет


        Оценивая технический потенциал своей труппы, художественный руководитель, как правило, выявляет и прогресс того или иного артиста. И именно тогда у танцовщиков кордебалета появляются реальные шансы заявить о себе. Кирилл Ермоленко – в последствии достигший статуса премьера – не стал исключением.

В труппу Кремлёвского балета Ермоленко был зачислен в 2005 году; вначале ему предложили исполнить партию Кота из «Спящей красавицы» (пост. А.Петров), а уже спустя год Кириллу доверили первую сольную партию, Ганса («Жизель», пост. А.Петров).

- Из кордебалета сложно выйти, особенно с учётов того, что актёрских задач, в принципе, от тебя там никто не требует, - говорит Кирилл. – А когда дело доходит до постановки нового балета, то на одну сольную партию претендует сразу до пяти человек.

Художественный состав театра с самого начала считал Кирилла Ермоленко танцовщиком, имеющим динамику развития, способным развиваться и в дальнейшем.

- Прежде всего, я выучил хореографический текст. Вообще, для меня самое интересное – это способ подготовки к роли.

Со временем, Кирилл Ермоленко стал придерживаться определённого алгоритма, индивидуальной стратегии работы над ролью.

- Прежде всего, необходимо посредством пластики выразить сюжет, - убеждён танцовщик. – Если бы я, например, не смог показать своего отношения к Жизель, к Альберту, то пропала бы художественная целостность балета.

Жизненное кредо любого артиста балета заключается в его стремлении быть лучшим, всегда находиться в состоянии развития.

- Мой первый Ганс, в самом начале моей творческой деятельности, для меня был практически незнаком, - рассказывает Кирилл. – Теперь же, проведя длительную и сложную работу над собой, над ролью, я почувствовал, что стало складываться некое ядро этого образа, и я начал понемногу узнавать Ганса…

        При подготовке к роли Кирилл Ермоленко старается «отталкиваться» от первоисточника, иногда от оригинального либретто театра. Создавая художественный мир в контексте полученных знаний, Кирилл задаётся следующими вопросами:

- Ганс – это я? Я – это Ганс? Ганс – это не я? Невозможно вычеркнуть собственного мировосприятия, - продолжает танцовщик. – Но роль, так скажем, на собственное мнение – тоже невозможна. Необходимо получить нечто третье, образ некого самостоятельного человека, в котором бы присутствовал и я, и тот самый персонаж.

Кирилл Ермоленко считает себя человеком крайне любопытным, и свои роли жёсткими рамками исполнения старается не ограничивать.

Партия Клода Фролло («Эсмеральда», пост. А.Петров) также занимает почётное место в репертуаре молодого танцовщика.

- Клод Фролло, - поясняет Кирилл, - один из величайших интеллектуалов того времени, представитель элиты… Страшная драма разворачивается в его жизни, вокруг него, в самом обществе. Крайне по-разному можно трактовать эту драму, по-разному можно её рассказать, прожить…

Выступая на одном из международных конкурсов, Кирилл Ермоленко снискал симпатии жюри благодаря академизму исполнения, которым всегда славился классический русский балет.

- Одно и то же движение классического балета, - говорит Ермоленко, - «звучит» абсолютно по-разному: от лёгкого переживания до беспамятного гнева. Поэтому, кроме техники, в каждое своё движение необходимо вкладывать и определённые мысли, и чувства. Любая роль должна быть не просто исполнена, она должна быть прожита, а артист балета обязан своим танцем воплотить кусочек реальности!

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Кирилла Ермоленко

за интересную беседу

Фотографии - из личного архива Кирилла Ермоленко



Фотогалерея