Высоким слогом. Любови мои, прощайте


Андрей Плавка

Прощайте, мои любови

Любови мои, прощайте,

Корабль отплывает мой,

И всех вас в ковчег не в силах

Я взять, как некогда Ной.

 

Единственная лишь пара

Вступила на этот борт,

Чтоб плыть маршрутом старинным

В тот тихий далекий порт.

 

В ту тихую даль, где больше

Не зашумит прибой,

В тот вечный приют, где тихо

И грустно звучит гобой.

 

Где долгие дни и ночи

И вечные времена

Все ткут на бархатных лентах

Все новые имена.

 

Где вечную нашу жажду,

У крайней уже черты,

Глоток утолит последний –

Там будем лишь я и ты.

 

Так прощайте ж, мои любови,

Вы, утихшие навсегда,

Все тревоги мои, все бури –

Меня ветер несет туда.

 

В тот залив тишины последней,

Где не тает ночная тень

И дышит воспоминаньем

Едва наступивший день.

Пер. Ю.Левитанского

 

Роберт Фрост

Семейство розовых

Роза есть роза,

И всегда была розой,

Но над розой угроза -

Поэзия с прозой

Объявили без спроса,

Что и яблоко – роза,

И лимон, и мимоза,

Что за метаморфоза!

Вот бы знать для курьеза,

Что еще будет розой!

Ты, любовь моя, роза,

Только это не поза,

Ты действительно роза.

Пер. А.Сергеева

 

Томас Мур

***

Шепот, звезд далеких взгляд,

И рядом взгляд смущенный;

В час свиданья сонный сад,

Луною озаренный.

И речи

При встрече,

И муки

Разлуки, -

Как мгновенья, дни скользят,

И слишком кратки счастья звуки.

Жизнь вдали от дорогих,

В стране чужой и незнакомой,

Возвращенья сладкий миг.

Родной привет родного дома.

О, муки

Разлуки,

О, речи

При встрече!

Дни скользят, и счастье в них -

В них юности былые звуки.

Пер. В.Брюсова

 

Захария Станку

Перед окнами дождь…

Не грусти у меня перед окнами, дождик,

Я наслушался всласть и с лихвой,

Как, в листву завернувшись, бежишь, не споткнувшись,

Босиком вдоль по слякоти с клеклой травой.

 

Не свети у меня перед окнами, месяц,

Я воспел тебя всласть и с лихвой.

Вот – как дерну за чубчик и стащу, мой голубчик,

Вниз, - чтоб ты не висел над моей головой.

 

Скрипке, скрипке подобна, пленительной скрипке,

Та, в которую молча влюблен.

И хоть крепко грустится, я хотел бы родиться

Дважды, трижды и жизней прожить миллион.

 

Пью вино этой страсти, вино этой грусти,

Пью до капли последней во рту.

Ставни неба ночного спасут меня снова,

Коль тоске на свету предпочту темноту.

 

Дождь слезами в окне обливается. Месяц

Заливается смехом вовсю.

Слышу волю живую в том, что я существую

И пришел среди смертных тратить долю свою.

Пер. Ю.Мориц

 

Тудор Аргези

Ушла

Ушла. Я сам просил, чтоб ты ушла скорей.

Глядел вослед тебе, как шла среди полей

По тропке, что вдоль клевера тянулась.

А ты ни разу и не обернулась.

 

Я мог позвать, рукою шевельнуть.

Но тень моя могла ль тебя вернуть?

Хотел, чтоб ты ушла, чтоб не ушла.

Но мысль дойти до слуха не могла.

Я сделал знак - вернуть тебя с пути.

Ушла? А почему бы не уйти?

Пер. Д.Самойлова

 

Жермен Нуво

Посылка

Тебе, возлюбленной, подруге,

Клянусь: бессилен бог любой

Мне приказать: «Умри в разлуке!»

Пока любовь твоя со мной.

Пер. О.Чухонцева

 

Рубен Дарио

Я люблю, ты любишь

Любить всегда, любить всем существом,

любить любовью, небом и землей,

ночною тенью, солнечным теплом,

любить всей мыслью, всей душой.

 

Когда же станет дальше бесполезным

тяжелый путь по жизни крутизне –

любить зажженную любовью бездну,

сгореть самим в горящем в нас огне!

Пер. И.Тыняновой

 

Георг Маурер

***

Ты и пространство слиты, нет границы,

И ум никак вопроса не решит,

Что мне; а что тебе принадлежит

В игре, которая меж нами длится.

 

Такая слитность к слову «мы» стремится.

Небесный блеск из тонких нитей свит,

Звучаньем слившихся миров спешит

Излиться радостью на наши лица!

 

Когда мой взгляд сплетается с твоим,

Родник согласья неостановим,

И изумляет нас его биенье.

 

Такой любви не знать успокоенья.

Откуда силы мы берем, откуда

Переносить такой избыток чуда?

Пер. А.Парина

 

Томас Кэмпион

***

Все сплетни собирай,

Подслушивай, следи;

Где раньше был твой рай,

Там ад нагороди:

Когда Любовь сильна,

Ей Ревность не страшна.

Пустые слухи в явь

Старайся обратить,

Отжившим предоставь

О юности судить:

Когда Любовь сильна,

Ей Ревность не страшна.

Во всем ищи намек,

 

Толкуй и вкривь и вкось;

На золотой крючок

Уди, — что, сорвалось?

Когда Любовь сильна,

Ей Ревность не страшна.

Пер. Г.Кружкова

 

Роберт Бернс

Застольная

У женщин нрав порой лукав

И прихотлив и прочее, -

Но тот, в ком есть отвага, честь,

Их верный раб и прочее.

 

И прочее,

И прочее,

И все такое прочее.

Одну из тех, кто лучше всех,

Себе в подруги прочу я.

 

На свете чту я красоту,

Красавиц всех и прочее.

От них отпасть,

Презреть их власть -

Позор, и грех, и прочее.

 

Но есть одна. Она умна,

Мила, добра и прочее.

И чья вина, что мне она

Куда милей, чем прочие!

Пер. С.Маршака

 

Роберт Бернс

***

Пробираясь до калитки

Полем вдоль межи,

Дженни вымокла до нитки

Вечером во ржи.

 

Очень холодно девчонке 

Бьет девчонку дрожь:

Замочила все юбчонки,

Идя через рожь.

 

Если кто-то звал кого-то

Сквозь густую рожь

И кого-то обнял кто-то,

Что с него возьмешь?

 

И какая нам забота,

Если у межи

Целовался с кем-то кто-то

Вечером во ржи!..

Пер. С.Маршака

 

Вероника Порумбаку

Судьба (отрывок)

Моя судьба – остаться без судьбы,

Моя судьба – нести чужие судьбы,

Я – как стекло… Мне взором не судьи,

А друга в души ваши заглянуть бы.

 

Пускай же вздох мой не затянет гладь

Окошка в мир завесою туманной.

Всего тяжеле – не существовать

И легче легкого – быть безымянной.

 

Любовь моя, всегда я в стороне,

Все отдаю тебе и все напрасно.

Порою только память шепчет мне:

«Ах, Вероника, радость так прекрасна!»

 

Чужой меня не назовете вы,

Лишь я сама себе чужда по сути.

Моя судьба – остаться без судьбы.

Моя судьба – нести чужие судьбы.

Пер. В.Тушновой

 

Джорджио Капрони

В то время как, не прощаясь…

Песни твоей вечерней-

сладостных звуков больше

не дарит твой силуэт

воздуху над балконом,

расцветшему было надеждой,

порукой...

Легкая песня

смолкла перед разлукой:

в то время как, не прощаясь,

мой день - не подав и знака -

погружается в царство мрака

и сгущается в сердце мгла,

повернулась ты и ушла.

Больше тень тобою не скрашена,

ночь упала, просвета нет,

восковая свеча погашена.

Пер. Е.Солоновича

 

Алда Лара

Завещание

Проститутке самой веселой

из квартала самого мрачного

завещаю серьги мои

из хрусталя прозрачного.

 

Девственнице, которая строит

воздушные замки, где принц

ее заключает в объятья,

завещаю мое кружевное,

мое подвенечное платье.

 

Старые четки мои

завещаю хорошему другу,

отрицавшему существование бога.

 

Книги (их, словно четки,

перебирала чья-то тревога)

завещаю скромнейшим из скромных,

не прочитавшим за всю свою жизнь

ни единого слога.

 

А мои стихи сумасшедшие,

что сотканы все из боли

отчаянной,

неодолимой

и пронизаны жаркой надеждой моей, —

завещаю тебе, любимый!

Пер. М.Кудинова

 

Карл Сэндберг

***

Отчего он написал ей:

«Мне с тобой не жизнь»?

И отчего она написала ему:

«Мне без тебя не жизнь»?

Ведь он поехал на запад, она – на восток,

И оба остались живы.

Пер. А.Сергеева

 

Карл Сэндберг

Любовь каменщика

Я хотел покончить с собой,

потому что я только каменщик,

а ты любишь владельца аптеки.

Я стал не так осторожен:

нет прежней тщательности в работе моей,

и после обеда с мастерком в руках

я напеваю все медленней, медленней...

Когда солнце слепит мне глаза

и шатаются леса подо мной,

все мысли мои - о тебе.

Пер. А.Ибрагимова

 

Симадзаки Тосон

Проделки лисы

Росистую кисть винограда

Под вечер утащит лисица,

Что в тенях осеннего сада

От взгляда людского таится.

Пусть чувство мое - не лисица,

И пусть ты не гроздь винограда

Таясь от нескромного взгляда,

Украсть тебя сердце стремится…

Пер. А.Долина

Фото - Галины Бусаровой