Высоким слогом. Я, может быть, единственный, умеющий любить


Сергей Городецкий (1884-1967)

Письма с фронта

Прости меня, когда я грешен,

Когда преступен пред тобой,

Утешь, когда я безутешен,

Согрей улыбкой молодой.

 

О счастье пой, когда служу я

Твоей волшебной красоте.

В раю кружись со мной, ликуя,

И бедствуй вместе в нищете.

 

Делись со мной огнем и кровью,

Мечтой, и горем, и трудом.

Одной мы скованы любовью

И под одним крестом идем.

 

Одна звезда над нами светит,

И наши сплетены пути.

Одной тебе на целом свете

Могу я вымолвить: «Прости!»

26 января 1916

 

Николай Клюев (1884-1937)

*** (отрывок)

Любви начало было летом,

Конец - осенним сентябрем.

Ты подошла ко мне с приветом

В наряде девичьи простом.

 

Синеют дымно перелески,

Настороженны и немы,

За узорочьем занавески

Не видно тающей зимы.

 

Но сердце чует: есть туманы,

Движенье смутное лесов,

Неотвратимые обманы

Лилово-сизых вечеров.

1908

 

Александр Блок (1880-1921)

***

О доблестях, о подвигах, о славе

Я забывал на горестной земле,

Когда твое лицо в простой оправе

Перед мной сияло на столе.

 

Но час настал, и ты ушла из дому.

Я бросил в ночь заветное кольцо.

Ты отдала свою судьбу другому,

И я забыл прекрасное лицо.

 

Летели дни, крутясь проклятым роем…

Вино и страсть терзали жизнь мою…

И вспомнил я тебя пред аналоем,

И звал тебя, как молодость свою…

 

Я звал тебя, но ты не оглянулась,

Я слезы лил, но ты не снизошла.

Ты в синий плащ печально завернулась,

В сырую ночь ты из дому ушла.

 

Не знаю, где приют твоей гордыне

Ты, милая, ты, нежная, нашла…

Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,

В котором ты в сырую ночь ушла…

 

Уж не мечтать о нежности, о славе,

Все миновалось, молодость прошла!

Твое лицо в его простой оправе

Своей рукой убрал я со стола.

30 декабря 1908

 

Всеволод Рождественский (1895-1977)

***

Любовь, любовь — загадочное слово,

Кто мог бы до конца тебя понять?

Всегда во всем старо ты или ново,

Томленье духа ты иль благодать?

 

Невозвратимая себя утрата

Или обогащенье без конца?

Горячий день, какому нет заката,

Иль ночь, опустошившая сердца?

 

А может быть, ты лишь напоминанье

О том, что всех нас неизбежно ждет:

С природою, с беспамятством слиянье

И вечный мировой круговорот?

1976

 

Павел Антокольский (1896-1978)

Я люблю тебя…

Я люблю тебя в дальнем вагоне,

В желтом комнатном нимбе огня.

Словно танец и словно погоня,

Ты летишь по ночам сквозь меня.

 

Я люблю тебя - черной от света,

Прямо бьющего в скулы и в лоб.

Не в Москве - так когда-то и где-то

Все равно это сбыться могло б.

 

Я люблю тебя в жаркой постели,

В тот преданьем захватанный миг,

Когда руки сплелись и истлели

В обожанье объятий немых.

 

Я тебя не забуду за то, что

Есть на свете театры, дожди,

Память, музыка, дальняя почта...

И за все. Что еще. Впереди.

1929

 

Илья Сельвинский (1899-1968)

Из цикла «Алиса»

Этюд 5

Я часто думаю: красивая ли ты?

Не знаю, но краса с тобою не сравнится!

В тебе есть то, что выше красоты,

Что лишь угадывается и снится.

Этюд 13

Имя твое шепчу неустанно,

Шепчу неустанно имя твое.

Магнитной волной через воды и страны

Летит иностранное имя твое.

Быть может, Алиса, за чашкою кофе

Сидишь ты в кругу веселых людей,

А я всей болью дымящейся крови

Тяну твою душу, как чародей.

И вдруг изумленно бледнеют лица:

Все тот же камин. Электрический свет.

Синяя чашка еще дымится,

А человека за нею нет…

Ты снова со мной. За строфою-решеткой,

Как будто бы я с колдунами знаком,

Не облик, не образ, а явственно, четко —

Дыханье, пахнущее молоком.

Теперь ты навеки со мной, недотрога!

Постигнет ли твой Болеслав или Стах,

Что ты не придешь? Ты осталась в стихах.

Для жизни мало, для смерти много.

Этюд 14

Так и буду жить. Один меж прочих.

А со мной отныне на года

Вечное круженье этих строчек

И глухонемое «никогда».

1951

 

Илья Эренберг (1891-1967)

***

Так ждать, чтоб даже память вымерла,

Чтоб стал непроходимым день,

Чтоб умирать при милом имени

И догонять чужую тень,

Чтоб не довериться и зеркалу,

Чтоб от подушки утаить,

Чтоб свет своей любви и верности

Зарыть, запрятать, затемнить,

Чтоб пальцы невзначай не хрустнули,

Чтоб вздох и тот зажать в руке.

Так ждать, чтоб, мертвый, он почувствовал

Горячий ветер на щеке.

1942

 

Илья Эренберг (1891-1967)

***

Про первую любовь писали много, —

Кому не лестно походить на Бога,

Создать свой мир, открыть в привычной глине

Черты еще не найденной богини?

Но цену глине знает только мастер —

В вечерний час, в осеннее ненастье,

Когда все прожито и все известно,

Когда сверчку его знакомо место,

Когда цветов повторное цветенье

Рождает суеверное волненье,

Когда уж дело не в стихе, не в слове,

Когда все позади, а счастье внове.

1958

 

Николай Павлов (1803-1864)

Блёстки

«Ах, боже мой! Что делать мне?

Ну, право, и во сне

Иному б не было такой беды ужасной.

Весь бархат мой прекрасный

Весь в пятнах, отчего? Ума не приложу;

Но виноватого когда узнаю,

То другу удружу!»

Так говорил купец. «А я не понимаю, -

Сиделец отвечал, - что за убыток вам?»

«Как! По твоим словам

Убытку нет мне никакого,

Что в лавке пролежит моей

Так много, о злодей!

Товару дорогого».

«Да вышить блестками, вот делу и конец».

От радости вспрыгнул купец.

«Ах, друг мой! Твой совет, ну, страх как мне приятен.

Под блестками не видно будет пятен».

Мой оправдается рассказ,

Когда кто пристально вглядится в нас.

К несчастию, бывает

Частехонько все то же и одно;

Не всякой только примечает

Под блесткою пятно.

1822

 

Николай Павлов (1803-1864)

***

Кричит в гостиных бальный мир.

Кричит Москва вчера и ныне,

Что в пятницу на театральный пир

Поскачут все к Голицыной княгине.

 

Позвольте попросить мне вас;

Я запляшу от вашего ответа:

Нельзя ль для пары глаз

Достать мне три билета?

 

Николай Павлов (1803-1864)

На отъезд в Италию княгини З.А.Волконский

Как соловей печально в день осенний

Под небо лучшее летит,

Так и она в отчизне вдохновений

Воскреснуть силами спешит!

И далеко от родины туманной

Её веселье обоймёт;

Как прежний гость, как гость давно желанной,

Она на юге запоёт.

Там ей и быть, где солнца луч теплее,

Где так роскошны небеса,

Где человек с искусствами дружнее

И где так звучны голоса!

Но там и здесь тропою незабвенной

Она прорезала свой путь:

Где ни была, восторг непринужденной

Одушевлял поэта грудь.

Где ни была, волшебные искусства

Стремились дань ей принести,

И на земле без горестного чувства

Никто ей не сказал «прости!»

Её хранит в странах различных света

И память сердца и ума.

Ах! Для чего в Италии всё – лето,

И для чего у нас – зима!

Москва, январь, 1829

 

Николай Павлов (1803-1864)

К.Б.Чичериной

Без прозы, без стихов болтливых

Тетрадь явиться к вам должна.

В ней на страницах молчаливых

Цветов есть много, мысль - одна.

 

И эта мысль твердить вам будет

В веселый и печальный час,

Что тот, кто знал вас, не забудет,

Кто не забыл, тот знает вас.

1832

 

Николай Павлов (1803-1864)

К…

Не верь ты верности земной.

Как сверхъестественному чуду;

Но верь, что в стороне чужой

Я долго, долго не забуду

И музыку твоих речей,

И простоту твоих желаний,

И небо мирное очей,

И ад неистовый лобзаний.

1832                      

 

Василий Фёдоров (1918-1984)

***

Любовь мне -

Как блистание

Звезды над миром зла.

Любовь мне -

Как признание

На добрые дела.

 

Чтоб мир

Отмылся дочиста,

Душа тревогу бьет.

Любовь мне -

Как пророчество,

Зовущее вперед.

 

Любовь -

Как жажда истины,

Как право есть и пить.

Я, может быть,

Единственный,

Умеющий любить.

 

Василий Фёдоров (1918-1984)

***

Была любовь.

Была сомнений смута.

Надежды были.

Молодость была,

Да, молодость была,

Но почему-то

Она большого счастья

Не дала.

 

Она ушла,

Но слезы не прольются.

Ушла.

Иди.

И не зови трубя.

Нет, не хочу я

В молодость вернуться,

Вернуться к дням,

Где не было тебя.

 

Марина Цветаева (1892-1941)

***

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной —

Распущенной — и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

 

Мне нравится еще, что вы при мне

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе…

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!

 

Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня — не зная сами! —

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами, -

За то, что вы больны — увы! — не мной,

За то, что я больна — увы! — не вами!

1915

Фото - Галины Бусаровой