Интервью с солистом музыкального театра "Геликон-Опера"

Дмитрием Хромовым


РГ«МиЛ»: Расскажите, образы каких персонажей Вам ближе, и есть ли у Вас любимые партии?

Дмитрий Хромов: В театре я служу уже десять лет, и за это время у меня было много интересных, запоминающихся ролей, я пел в операх «Евгений Онегин», «Царская невеста», «Пигмалион», «Магия барокко» и других спектаклях. И, как обычно говорят артисты, каждая роль дорога по-своему. Я очень люблю характерные роли, чтобы чувствовался характер персонажа. Например, в опере «Царская невеста» Римского-Корсакова я исполняю партию Бомелия. В этой опере есть две партии для тенора, и обычно певцы хотят исполнять партию Ивана Лыкова – такого лирического героя, красивого, благородного… Партия интересна и с вокальной точки зрения, она позволяет совершенствовать себя, совершенствовать свой голос. Но с точки зрения драматургии, я считаю, что у этого персонажа нет абсолютно никакого развития, именно поэтому партия Бомелия для меня намного интереснее. Партия непростая, персонаж обладает многогранным характером. Раскрывая его, можно фантазировать, можно находить много нового. Да, конечно, это отрицательный персонаж, но он позволяет задуматься над тем, почему он такой, почему он идёт на определённые поступки, для чего ему это нужно…

РГ«МиЛ»: Ваш дебют на большой оперной сцене?

Дмитрий Хромов: Я дебютировал, ещё будучи студентом ГИТИСа, – мастерская Дмитрия Александровича Бертмана – в опере «Лулу» австрийского композитора Альбана Берга. Это, конечно, был эксперимент, вызов самому себе – сумею я с этим справиться, не сумею… Партия очень сложная, большой объём на немецком языке, длительный процесс подготовки, но я справился! И после этого Дмитрий Александрович стал пробовать меня и на другие роли. Вообще, если говорить о Бертмане, то он является последователем традиций, заложенных ещё Покровским, - он любит экспериментировать, любит ставить артистов в разные условия, например, сегодня артист исполняет партию лирического героя, а завтра – драматического, или же он выходит на сцену то в главной роли, то во второстепенной. Как в известной поговорке: «Нет маленьких ролей». И действительно, любая роль всё равно требует определённого мастерства.

РГ«МиЛ»: Певческий голос – это природный дар?

Дмитрий Хромов: Это – великая тайна, вроде бы мы все одинаковые, все обладаем голосовым аппаратом, но одни люди способны петь, а другие – нет. Голос есть у каждого, и издавать звук можно научить любого, другой вопрос – какого качества будет этот звук, какого окраса и тембра. Певческий голос должен быть мягким и красивым, он должен ласкать слух.

РГ«МиЛ»: Какие требования предъявляет современный зритель к внешнему облику артиста?

Дмитрий Хромов: Современный театр прошёл определённую адаптацию и на сегодняшний день стал более требовательным к артистам. Раньше было как – вышла на сцену дива, платочком помахала, красиво спела и ушла. Сейчас публика уже это не воспримет. Новое поколение, воспитанное на различных медиа, хочет видеть стройных, спортивных, подтянутых людей. Нам приходится держать себя в форме, правда, это не всегда удаётся. Профессия накладывает свой отпечаток, - выход на оперную сцену сопряжён с большими физическими и эмоциональными затратами.

После спектакля мы приезжаем домой к полуночи, к часу ночи – возбуждённые, под впечатлением и, разумеется, мы хотим кушать. Ужинаем ночью, ложимся спать невовремя и с течением времени такой распорядок негативно сказывается на нашей фигуре. Но сейчас, конечно, все стараются вести здоровый образ жизни.

РГ«МиЛ»: Вы исполняете партии на языке оригинала, насколько при этом Вам важно знать этот язык?

Дмитрий Хромов: В мировой опере наблюдается тенденция петь на языке оригинала. Для меня колоссальное значение имеет то, насколько хорошо я знаю перевод своей партии. Мне нужно досконально знать перевод каждого слова, тогда я смогу выстроить для себя ассоциативный ряд каждой фразы, которую я пою. Если не знать языка, невозможно передать ни эмоции, ни чувства.

РГ«МиЛ»: Лучший отдых для голосовых связок?

Дмитрий Хромов: Ещё мой педагог по вокалу говорил, что на каникулах я могу бегать, прыгать, сплавляться на байдарках, но только не петь! «Не петь» - это действительно лучший отдых для связок. А лучшее лекарство – это сон.

РГ«МиЛ»: Что означает выражение «дорасти до партии»?

Дмитрий Хромов: Во-первых, этот процесс связан с физиологическими особенностями голоса, - с возрастом голос меняется, крепнет, и, если в молодости певец был, предположим, лирическим тенором, то в зрелости он может стать драматическим. Также с годами приходит мастерство. Дорасти до партии надо и психологически, как личность, как артист, имея определённый жизненный опыт.

РГ«МиЛ»: Вам свойственна профессиональная зависть?

Дмитрий Хромов: Я, конечно, слукавлю, если скажу, что она мне не свойственна. Но зависть – это хорошее чувство, при условии, что она заставляет тебя работать над собой и развиваться, и когда присутствует момент здоровой конкуренции.

РГ«МиЛ»: Вы выступали на музыкальных конкурсах в составе жюри, какое у Вас сложилось впечатление?

Дмитрий Хромов: Мне довелось побывать в жюри одного музыкального конкурса, на котором выступали певцы в трёх возрастных категориях: дети, юноши и взрослые. Мне было очень сложно, я чувствовал такую большую ответственность! Особенно, когда на сцену выходили петь дети. Я сам с детства пел и помню, что это такое, когда ребёнком ты выходишь на сцену. Здесь нужно предельно аккуратно и тонко оценивать каждого ребёнка, чтобы не обидеть, чтобы не задавить этот маленький цветочек. Со студентами было несколько легче, я уже обращал внимание на то, поют ли они на дыхании или не на дыхании, допускают ли фальшивые ноты, оценивал их музыкальность. Когда выступали певцы из третей возрастной категории, и мне приходилось их оценивать, я испытал чувство, наверное, неловкости, потому что все они – певцы-профессионалы, мои ровесники и даже старше меня, – а от моей оценки отчасти зависела их судьба в этом конкурсе.

Редакция газеты "Мир и Личность" в лице

главного редактора Елены Чапленко благодарит

Дмитрия Хромова за интересный рассказ

Интервью провела Елена Чапленко

Фотографии - из личного архива Дмитрия Хромова



Фотогалерея