Театр кукол имени С.В.Образцова. Интервью с режиссёром-постановщиком Андреем Лучиным


РГ«МиЛ»: Расскажите о становлении и развитии Театра кукол имени Образцова.

Андрей Лучин: Наш театр родился в тридцатые годы, его основателем, как известно, является великий кукольник двадцатого века, народный артист СССР, Герой социалистического труда Сергей Владимирович Образцов. Это был первый профессиональный театр кукол в России. В настоящее время Государственный академический театр кукол имени Образцова является одним из самых крупных кукольных театров мира. По масштабу с ним могут сравниться только национальные театры кукол Индии и Китае. Кстати, в одной из провинций Китая функционируют 34 театра кукол!

РГ«МиЛ»: Сколько сцен функционирует в театре, и на какое количество зрителей рассчитаны залы?

Андрей Лучин: Изначально наш театр располагался на Маяковке, там было две сцены, но с 1970 года театр переехал на Садово-Самотёчную, дом 3, в большое здание, где организовано три сцены – большая, рассчитанная на 500 мест, малая – на 200 и новая сцена, которую мы открыли в 2013 году. В своё время Сергей Владимирович Образцов задумывал третью сцену как учебный театр. А сегодня – это сцена, для которой наши режиссёры создали полноценный и разнообразный репертуар.

РГ«МиЛ»: Каким спектаклем вы открыли третью сцену?

Андрей Лучин: Третью сцену мы открыли спектаклями, которые у нас шли в музее, а первой премьерой именно для этой сцены стал спектакль «Али-баба и сорок разбойников» в постановке Бориса Константинова.

РГ«МиЛ»: Можно ли говорить, что театр кукол – это театр только для детей?

Андрей Лучин: Нет. В советское время посыл был неправильный, потому что во всём мире театр кукол – это театр для взрослых. Вспомните тот же площадной театр, скабрёзный юмор, Петрушку и Гиньоля… Это ведь очень злая политическая сатира.

РГ«МиЛ»: Какой возраст вашего зрителя?

Андрей Лучин: От 0 и до 100 лет! И это действительно так, потому что для всех зрителей у нас есть репертуар, который делится по возрастным группам: 0+, 6+, 12+, 16+ и старше.

РГ«МиЛ»: Каким образом ставятся спектакли для зрителей из возрастной категории «0+»?

Андрей Лучин: Спектакль «Малыш» для нулёвочек мной поставлен таким образом, чтобы малышам он был интересен на эмоциональном уровне – послушать хорошую музыку, поиграть с куклой. Ребёнок с первых дней своей жизни должен приучаться к чему-то доброму и светлому. Кроме того, наш спектакль «Малыш» по материальной базе и красоте – один из лучших спектаклей в этом сегменте. Я, например, видел спектакли для самых маленьких в других театрах, и могу сказать, что они весьма примитивны.

РГ«МиЛ»: В репертуаре Театра имени Образцова имеются спектакли, поставленные и на актёров, и на кукол одновременно. Расскажите о них.

Андрей Лучин: Режиссёрами нашего театра Екатериной Образцовой и Борисом Константиновым большинство спектаклей поставлено с участием и кукол, и актёров. Чисто кукольные спектакли были у Сергея Владимировича Образцова, но изменилось время, изменились все мы, и современная режиссура старается идти в ногу со временем. Например, по замыслу режиссёра, в спектакле «Три поросёнка» есть рассказчик – актёр, а уже поросята и прочие герои сказки – это куклы. Или в другом спектакле, где главный герой – Гулливер, он должен быть значительно больше остальных персонажей-кукол, поэтому роль Гулливера играет актёр. В моей постановке «Щелкунчик» Дроссельмейер и вся семья Штальбаумов – это люди, актёры. По сюжету зритель должен понимать, что есть кукольные истории, а есть реальные, человеческие.

РГ«МиЛ»: Расскажите о Вашей последней постановке «Щелкунчик». Что нового Вы привнесли в знаменитую сказку?

Андрей Лучин: «Щелкунчик» –  это волшебная сказка, такая, которая всегда интересна детям. Я взялся за эту постановку для того, чтобы познакомить зрителя с настоящим «Щелкунчиком» Гофмана. На самом деле все знают «Щелкунчика», которого предложил Европе Александр Дюма-отец. Он, как известно, прочитал Гофмана и на базе гофмановского произведения написал свою историю. И далее на музыку Чайковского был поставлен знаменитый балет, в основу которого легла только вторая часть произведения, а именно – битва на ёлке. Там есть принц, мальчик и девочка, мышиный король, и в конце истории, победив мышиного короля, заколдованный Щелкунчик превращается обратно в принца. А вот историю о том, как принц превратился в этого Щелкунчика никто не знает, а Гофман об этом рассказывает в первой части своей книги.

РГ«МиЛ»: Режиссёр-постановщик кукольного театра чем-то отличается от режиссёра драматического театра, работающего с актёрами?

Андрей Лучин: В принципе, ничем. Самое первое, что должен уметь делать режиссёр, работающий с куклами, это грамотно распределять пространство. При постановке кукольного спектакля важно, чтобы на сцене всё происходило динамично. И главное, что надо усвоить – это то, что куклы не выдерживают много текста, куклы не должны много говорить! Минимум текста и максимум визуального ряда динамичности! Тогда представление будет более ярким.

РГ«МиЛ»: В репертуаре театра есть спектакли, которые идут десятилетиями?

Андрей Лучин: И не один! В частности, спектакль «По Щучьему веленью» на сцене нашего театра идёт уже 80 лет!

РГ«МиЛ»: Как часто вы вносите те или иные корректировки в спектакль?

Андрей Лучин: Как говорил Сергей Владимирович Образцов, работа над спектаклем продолжается всю жизнь.

Редакция газеты "Мир и Личность" в лице

главного редактора Елены Чапленко благодарит Андрея Лучина за интересную беседу

Фото - из архива Театра им.Образцова

Интервью провела Елена Чапленко