Парижский аукцион


Сцена первая

Кулуары Парижского Аукциона. Учредитель и владелица дома развесёлых женщин мадам Фрюзо.

Учредитель (рассматривая старинный дверной колокольчик нежно-голубого цвета из хрусталя): Милая вещица. И какова же по-Вашему её начальная цена?

Мадам Фрюзо кокетливо что-то шепчет учредителю на ушко.

Учредитель (отмахнувшись обеими руками): Исключено! Ни один парижанин не заплатит за стеклянный колокольчик таких немыслимых денег.

Мадам Фрюзо (медленно поправляя горжетку): О, месье, Вы не знаете парижан… За эту вещицу многие из них будут готовы выложить в три, в пять, в десять раз больше того, что я назвала Вам.

Сцена вторая

Комната главного оценщика. Оценщик, учредитель, нотариус.

Оценщик (сощурившись, вглядывается в нежно-голубые грани колокольчика): Вещица, конечно, неплохая… У самого Бонапарта имелась шарманка того же материала. Но всё же неразумно выставлять дверной колокольчик по стоимости зарисовки Ренуара.

Нотариус (с вертлявостью в каждом движении): Ни то что неразумно, а даже и незаконно! Я не имею права расписываться вот под этими сомнительными нулями. (Тычет пальцем в сумму, проставленную на бланке колокольчика.)

Учредитель (склонившись над оценщиком, тихо): Ну, может быть, можно написать, что этот колокольчик и есть - из шарманки Бонапарта?

Оценщик (также тихо, искоса поглядывая на нотариуса): Месье, Вы в своём ли уме такое говорите? 

Учредитель (разводит руками): Ну, я не знаю что делать… 

Нотариус (со свойственной ему манерой кривляться): А почему это Вас, уважаемый месье, так интересует дверной колокольчик из дома развесёлых женщин?

Учредитель молчит, причём, с крайне недовольным выражением лица.

Оценщик (надев увеличительное пенсне): Впрочем, у безделушки есть весьма забавное свойство…

Сцена третья

Демонстрационный зал. Учредитель, оценщик, прочий персонал» Парижского аукциона», титулованная публика. Идут торги.

Учредитель (поставленным голосом): А теперь вашему вниманию будет предложен дверной колокольчик конца прошлого века из нежно-голубого хрусталя. Прошу…

Персонал демонстрирует колокольчик мадам Фрюзо. Называется его первоначальная цена.

Мадам из зала (спутнику): Кажется, зарисовку Ренуара оценили чуть ли не в эту же сумму…

Спутник: Колокольчик – из дома развесёлых женщин. И неспроста учредитель пошёл на такую крайность. Владелица дома мадам Фрюзо – известная шантажистка.

Оценщик: Однако это не обычный дверной колокольчик, а из весьма специфического стекла, способного сохранять отпечатки пальцев, дотронувшегося до него более трёх тысяч часов.

Посетители «Парижского аукциона», преимущественно важные месье, ненароком начали выказывать некоторую озабоченность и обеспокоенность.

Учредитель (оценив опытным глазом обстановку, чуть слышно): Я думаю, что этот дверной колокольчик будет сегодня продан по цене не только зарисовки, но и не худшего полотна Ренуара. 

И, действительно, посетители «Парижского аукциона», причём, уже как месье, так и мадам, принялись увеличивать цену дверного колокольчика ещё до первого удара молотка. Незаметно к учредителю подходит мадам Фрюзо. 

Мадам Фрюзо (вкрадчиво): А Вы беспокоились… Месье, Вы совсем не знаете парижан.

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой