Высоким слогом. Поэзия на все времена


Пьер Ронсар (1524-1585)

***

Сотри, мой паж, безжалостной рукою

Эмаль весны, украсившую сад,

Весь дом осыпь, разлей в нем аромат

Цветов и трав, расцветших над рекою.

 

Дай лиру мне! Я струны так настрою,

Чтоб обессилить тот незримый яд,

Которым сжег меня единый взгляд,

Неразделимо властвующий мною.

 

Чернил, бумаги — весь давай запас!

На ста листках, нетленных, как алмаз,

Запечатлеть хочу мои томленья,

 

И то, что в сердце молча я таю –

Мою тоску, немую скорбь мою, –

Грядущие разделят поколенья.

 

Пьер Ронсар (1524-1585)

***

Любовь – волшебница. Я мог бы целый год

С моей возлюбленной болтать, не умолкая,

Про все свои любви – и с кем и кто такая,

Рассказывал бы ей хоть ночи напролет.

 

Но вот приходит гость, и я уже не тот,

И мысль уже не та, и речь совсем другая.

То слово путая, то фразу обрывая,

Коснеет мой язык, а там совсем замрет.

 

Но гость ушел, и вновь, исполнясь жаром новым,

Острю, шучу, смеюсь, легко владею словом,

Для сердца нахожу любви живой язык.

 

Спешу ей рассказать одно, другое, третье…

И, просиди мы с ней хоть целое столетье,

Нам, право, было б жаль расстаться хоть на миг.

 

Пьер Ронсар (1524-1585)

Сонеты к Елене

Уж этот мне Амур - такой злодей с пеленок!
Вчера лишь родился, а ныне — столько мук!
Отнять у матери и сбыть буяна с рук,
Пускай за полцены — на что мне злой ребенок.

И кто подумал бы — хватило же силенок:
Приладил тетиву, сам натянул свой лук!
Продать, скорей продать! О, как заплакал вдруг.
Да я ведь пошутил, утешься, постреленок.

Я не продам тебя, напротив, не тужи:
К Елене завтра же поступишь ты в пажи,
Ты на нее похож кудрями и глазами.

Вы оба ласковы, лукавы и хитры,
Ты будешь с ней играть, дружить с ней до поры,
А там заплатишь мне такими же слезами.

 

Пьер Ронсар (1524-1585)

***

Коль на сто миль вокруг найдётся хоть одна

Бабёнка вздорная, коварная и злая, -

Меня в поклонники охотно принимая,

Не отвергает чувств и клятв моих она.

 

Но кто мила, честна, красива и нежна,

Хотя б я мучился, по ней одной вздыхая,

Хотя б не ел, не спал - судьба моя такая! -

Она каким-нибудь ослом увлечена.

 

И как же не судьба? Всё быть могло б иначе,
Но такова любовь и так устроен свет.
Кто счастья заслужил, тому ни в чём удачи.

 

А дураку зато ни в чём отказа нет.
Любовь-изменница, как ты хитра и зла!
И как несчастен тот, в чьё сердце ты вошла!

 

Пьер Ронсар (1524-1585)

***

Чтоб ваш любовник был в служенье терпелив,

Вам нужно лишь любить, — не притворяться в этом.

Одним огнем пылать, одним светиться светом.

Учить язык любви, который так правдив.

 

Веселой, нежной быть, строптивость усмирив,

На письма отвечать и на привет приветом,

А там, где и слова и письма под запретом,

Уметь высказывать глазами свой порыв;

 

Хранить его портрет; сто раз на дню украдкой

Брать в руки, целовать его в надежде сладкой,

Стремиться две души, два тела слить в одно,

 

Делить с ним каждое сердечное движенье, —

И дружбы истинной в нем прорастет зерно.

Нельзя лишь так, как вы — любить в воображенье!

 

Луис Камоэнс (1523-1580)

***

Как тягостно владеет горе мною,
Как меж людей бреду я стороною
И как чужда мне суета людская.

Я погибал. Но, мир пройдя до края,
Не изменил возвышенному строю
Среди сердец, что обросли корою,
Страданий очистительных не зная.

Иной во имя золота и славы
Обрыщет землю, возмутит державы,
Зажжет весь мир в железное кольцо.

А я иду любви тропой неторной.
В моей душе - кумир нерукотворный -
Изваяно прекрасное лицо.

 

Луис Камоэнс (1523-1580)

***

Когда улыбкой, звуком нежных слов

Мой слух, мой взор, все чувства увлекая,

Вы мысль мою, мой разум, дорогая,

Возносите к обители богов,

 

Освобожден от всех земных оков,

Людских богатств ничтожность презирая,

Я здесь дышу благоуханьем рая,

Я вдруг рассудок потерять готов.

 

Не оскорблю вас жалкими хвалами,

Кто видел вас, кто восхищался вами,

Тот понял всю безмерность красоты.

 

 

Он согласиться вынужден без спора,

Что сотворить вас мог лишь тот, сеньора,

Кто создал небо, звезды и цветы

 

Луис Камоэнс (1523-1580)

***

Любовь - огонь, пылающий без дыма,

Кровавая, хотя без крови, рана,

Слепая вера в истинность обмана,

Недуг незримый, но губящий зримо;

 

Любовь - глухая ненависть к любимой

И гнев на то, что есть, но нежеланно,

И жажда, всем владея невозбранно,

Всего себя отдать невозвратимо;

 

И добровольный плен, и служба той,

Кто губит нас, и все-таки любима,

И все-таки в душе царит одна.

 

Так можно ль сердцу дать единый строй,

Когда любовь сама неотвратимо

Вся из противоречий сплетена!

 

Луис Камоэнс (1523-1580)

***

Туманный очерк синеватых гор,

Зеленых рощ каштановых прохлада,

Ручья журчанье, рокот водопада,

Закатных тучек розовый узор.

 

Морская ширь, чужой земли простор,

Бредущее в свою деревню стадо, -

Казалось бы, душа должна быть рада,

Все тешит слух, все восхищает взор.

 

Но нет тебя - и, радость невозможна.

Хоть небеса невыразимо сини,

Природа бесконечно хороша,

 

Мне без тебя и пусто и тревожно,

Сержусь на все, блуждаю как в пустыне,

И  грустью переполнена душа.

 

Луис Камоэнс (1523-1580)

***

Когда для всех ты хочешь быть мила
И каждому приятна в разговоре,
Чтоб видел каждый даже в беглом взоре ,
Как много в сердце носишь ты тепла,

Ах, будь со мной бесчувственна и зла,
И радость я найду в твоем отпоре.
Уже мне будет облегченьем в горе,
Что все ж меня ты выделить могла.

Ведь если так добра ты с первым встречным,
То лишь того избранником сердечным
Ты назовешь, кто видел зло твое.

И мне едва ль шепнешь признания слово,
Когда в груд изранишь черты другого,-
Любовь одна, нельзя делить ее.

 

Уильям Шекспир (1564-1616)

Сонет 56

Проснись, любовь! Твое ли острие
Тупей, чем жало голода и жажды?
Как ни обильны яства и питье,
Нельзя навек насытиться однажды.
Так и любовь. Ее голодный взгляд
Сегодня утолен до утомленья,
А завтра снова ты огнем объят,
Рожденным для горенья, а не тленья.
Чтобы любовь была нам дорога,
Пусть океаном будет час разлуки,
Пусть двое, выходя на берега,
Один к другому простирают руки.
Пусть зимней стужей будет этот час,
Чтобы весна теплей пригрела нас!

Уильям Шекспир (1564-1616)

Сонет 89

Скажи, что ты нашла во мне черту,

Которой вызвана твоя измена.

Ну, осуди меня за хромоту -

И буду я ходить, согнув колено.

 

Ты не найдешь таких обидных слов,

Чтоб оправдать внезапность охлажденья,

Как я найду. Я стать другим готов,

Чтоб дать тебе права на отчужденье.

 

Дерзну ли о тебе упомянуть?

Считать я буду память вероломством

И при других не выдам как-нибудь,

Что мы старинным связаны знакомством

 

С самим собою буду я в борьбе:

Мне тот враждебен, кто не мил тебе!

 

Уильям Шекспир (1564-1616)

Сонет 25

Кто под звездой счастливою рожден -

Гордится славой, титулом и властью.

А я судьбой скромнее награжден,

И для меня любовь - источник счастья.

 

Под солнцем пышно листья распростер

Наперсник принца, ставленник вельможи.

Но гаснет солнца благосклонный взор,

И золотой подсолнух гаснет тоже.

 

Военачальник, баловень побед,

В бою последнем терпит пораженье,

И всех его заслуг потерян след.

Его удел - опала и забвенье.

 

Но нет угрозы титулам моим

Пожизненным: любил, люблю, любим.

 

Уильям Шекспир (1564-1616)

Сонет 21

Не соревнуюсь я с творцами од,

Которые раскрашенным богиням

В подарок преподносят небосвод

Со всей землей и океаном синим.

 

Пускай они для украшенья строф

Твердят в стихах, между собою споря,

О звездах неба, о венках цветов,

О драгоценностях земли и моря.

 

В любви и в слове - правда мой закон,

И я пишу, что милая прекрасна,

Как все, кто смертной матерью рожден,

А не как солнце или месяц ясный.

 

Я не хочу хвалить любовь мою, -

Я никому ее не продаю!

 

Уильям Шекспир (1564-1616)

Сонет 74

Когда меня отправят под арест

Без выкупа, залога и отсрочки,

Не глыба камня, не могильный крест -

Мне памятником будут эти строчки.

Ты вновь и вновь найдешь в моих стиха

Все, что во мне тебе принадлежало.

Пускай земле достанется мой прах, -

Ты, потеряв меня, утратишь мало.

С тобою будет лучшее во мне.

А смерть возьмет от жизни быстротечно

Осадок, остающийся на дне,

То, что похитить мог бродяга встречный,

Ей - черепки разбитого ковша,

Тебе - мое вино, моя душа.

 

Франческо Петрарка (1304-1374)

Сонет CCXII

Я припадал к ее стопам в стихах,

Сердечным жаром наполняя звуки

И сам с собою пребывал в разлуке:

Сам - на земле, а думы - в облаках.

 

Я пел о золотых ее кудрях,

Я воспевал ее глаза и руки,

Блаженством райским почитая муки,

И вот теперь она - холодный прах.

 

А я без маяка, в скорлупке сирой

Сквозь шторм, который для меня не внове,

Плыву по жизни, правя наугад.

 

Да оборвется здесь на полуслове

Любовный стих! Певец устал, и лира

Настроена на самый скорбный лад.

 

Франческо Петрарка (1304-1374)

Сонет LXV

Несчастный! я предположить не мог

В тот день, что пробил час моей неволи,

Что должен буду покориться воле

Амура, - и защитой пренебрег.

 

Не верил я, от истины далек,

Что сердце стойкость даже в малой доле

Утратит с первым ощущеньем боли.

Удел самонадеянных жесток!

 

Одно - молить Амура остается:

А вдруг, хоть каплю жалости храня,

Он благосклонно к просьбе отнесется.

 

Нет, не о том, чтоб в сердце у меня

Умерить пламя, но пускай придется

Равно и ей на долю часть огня.

 

Франческо Петрарка (1304-1374)

На жизнь мадонны Лауры

В собранье песен, верных юной страсти,
Щемящий отзвук вздохов не угас
С тех пор, как я ошибся в первый раз,
Не ведая своей грядущей части.
У тщетных грез и тщетных мук во власти,
Мой голос прерывается подчас,
За что прошу не о прощенье вас,
Влюбленные, а только об участье.
Ведь то, что надо мной смеялся всяк,
Не значило, что судьи слишком строги:
Я вижу нынче сам, что был смешон.
И за былую жажду тщетных благ
Казню теперь себя, поняв в итоге,
Что радости мирские - краткий сон.

 

Франческо Петрарка (1304-1374)

Сонет CCLXXXII

Ты смотришь на меня из темноты

Моих ночей, придя из дальней дали:

Твои глаза еще прекрасней стали,

Не исказила смерть твои черты.

 

Как счастлив я, что скрашиваешь ты

Мой долгий век, исполненный печали!

Кого я вижу рядом? Не тебя ли,

В сиянии нетленной красоты

 

Там, где когда-то песни были данью

Моей любви, где нынче слезы лью,

Тобой не подготовлен к расставанью?

 

Но ты приходишь - и конец страданью:

Я узнаю любимую мою,

По голосу, походке, одеянью.

 

Франческо Петрарка (1304-1374)

Сонет XCVII

О высший дар, бесценная свобода,

Я потерял тебя и лишь тогда,

Прозрев, увидел, что любовь - беда,

Что мне страдать все больше год от года.

 

Для взгляда после твоего ухода

Ничто рассудка трезвого узда:

Глазам земная красота чужда,

Как чуждо все, что создала природа.

 

И слушать о других, и речь вести -

Не может быть невыносимей муки,

Одно лишь имя у меня в чести.

 

К любой другой заказаны пути

Для ног моих, и не могли бы руки

В стихах другую так превознести.

Фото - Галины Бусаровой