Внимание – плакат!


          Как ни велика роль долговечных видов искусства, как живопись, скульптура и графика – нельзя недооценивать значение искусства «однодневки», которым является политический плакат. А эта недооценка, к сожалению, имеет у нас место.

Мы радуемся, когда за четыре месяца на выставке станкового искусства в Манеже побывает полмиллиона зрителей. И равнодушны к тому, что один плакат за день могут видеть миллионы зрителей.

Образно говоря, плакат – это хлеб, нужный каждодневно. И, как всякий хлеб, плакат хорош тогда, когда «свеж».

Свежесть плаката зависит от трёх главных условий: технических – плакат должен появляться своевременно и широко распространяться; творческих – он должен быть на высоком идейно-художественном уровне; эстетических – плакат должен быть эмоциональным и доходчивым, понятным каждому человеку от учёного до школьника. Только при этих условиях он оправдывает своё назначение как массового вида искусства.

Впрочем, есть ещё одно чрезвычайно важное условие, необходимое для успешного развития плаката. Это общественный резонанс, который так нужен плакатистам. Не «кулуарные» разговоры и снисходительное пожимание плечами, не только замкнутые внутрисекционные или издательские обсуждения, - требуется широкое общественное суждение на страницах печати о качестве плаката, о путях его развития.

В годы войны плакаты имели двойную корректировку своих «ударов»: одну – со стороны политуправлений армии и флота с позиций непосредственного наблюдения за восприятием плаката теми, кому он предназначался, и другую – со стороны критиков и искусствоведов.

Сегодня плакатисты вынуждены «стрелять» без корректировки, вслепую, наугад. И это не может не сказаться на качестве их работы.

Следует сказать ещё и о нравственной стороне дела: о преемственности и единстве художественных интересов старшего и младшего поколений плакатов. Есть, к сожалению, некоторое пренебрежительное отношение некоторых молодых художников к вкладу старших в искусство плаката во время войны, к их опыту, к их сегодняшней практике.

А ведь не секрет, что не новаторства ради, не ради пустого формотворчества, а благодаря требованиям самой жизни восторжествовало в отечественном плакате то ценное, что только назревало в конце 30-х годов. Восторжествовала эмоциональная заряженность плаката, глубокий психологизм и умозрительность были сметены насущной потребностью воздействия плаката не только на ум, но и на чувства зрителя.

Для этой цели оказались необходимыми не надуманные, не «изобретённые», а подсказанные обстановкой новые приёмы и выразительные средства художественного воплощения идей. Именно тогда в плакате появилось то, чего не было в нём раньше: особо пристальное внимание к человеку-герою фронта и тыла, к его чувствам и поступкам. «Сюжеты плакатов человечны и грандиозны», - говорилось в одном из французских журналов о советских плакатах конца 30-х годов.

Нужно радоваться неуклонному обогащению нашего наследия, традиций, беречь их, гордиться ими, развивать их.

Разве не примечательно, что в ряд с основоположниками советского плаката – Д.Моором, В.Дени, М.Черемныхом, В.Маяковским сначала встали (именно встали, а не сменили их) такие художники, как А.Дейнека, Н.Долгоруков, Б.Ефимов, Кукрыниксы и другие.

       А в войну расцвели таланты А.Кекорекина, В.Корецкого, В.Голованова и многих других плакатистов. Большой вклад внесли в плакат станковисты – Ф.Антонов, Д.Шмаринов, В.Серов, И.Серебряный, а также замечательные художники, работавшие в «Окнах ТАСС» и в «Боевом карандаше». Здесь нельзя не назвать П.Соколова-Скаля, Н.Денисовского, Г.Савицкого, А.Бубнова, Н.Радлова и многих других.

После войны станковисты отошли от плаката, но в него влились новые силы – Н.Смоляк, Н.Терещенко, К.Иванов, О.Савостюк и Б.Успенский.

Всё это не может не радовать.

Огорчает лишь то, что кое-кому из молодых плакатистов мерещатся мнимые «каноны», «связывающие» их творчество. Это, конечно, заблуждение. Виной тому – равнодушие искусствоведов и, как следствие этого, наличие доморощенных «теорий», взывающих к поискам так называемого «современного стиля».

Конечно, поиски необходимы. Но поиск поиску рознь. Индивидуальность художника рождается ни на почве поиска нового ради нового, так же, как и не на основе подражания и подчинения каким-либо веяниям…

Позволю себе небольшое отступление. Более тридцати лет назад Д.Моор, горячо похвалив мой плакат, помог мне уверовать в призвание плакатиста. Не миновала меня и его критика. Как-то по поводу другого моего плаката он сказал: «Эта работа, дорогой, не вплетает лавров в вашу курчавую голову». Сказано это было с ласковым прищуром глаз, доброжелательно. Пусть такой «приговор» огорчил меня, но он не вызвал неприязни. И как ни разны мы были по манере и по подходу к решениям плаката, я с большим доверием и уважением относился к его замечаниям. Работал я тогда ни под Моора, ни под очень «модного» в то время Дейнеку. Работал так, как предсказывало мне сердце и моё миропонимание.

Разнообразие форм и стилей нашего плаката всегда было и будет в прямой зависимости от своеобразия творческих индивидуальностей. Развивать наш плакат на основе всего лучшего, что он имеет почти за пять десятилетий – совсем не значит оказаться в лапах догматизма.

Под флагом «борьбы со штампом» кое-кто стремится сегодня органическое развитие плаката поставить в зависимость от всякого рода модных веяний.

Жизнь подтверждает: путь плаката в народ – это путь реализма и художественности. Наш плакат не может быть на поводу ни у нетребовательного обывателя, ни у эстетствующих гурманов. Он должен быть точным и целеустремлённым по своему содержанию, разнообразным и ясным по художественной форме. Эта форма может быть графической и плоскостной или живописной и объёмно-пространственной. Важно, чтобы она была образной и выразительной. Она может быть символической и метафорической, если найдено удачное иносказание, а не такое, которое превращает плакат в ребус или шараду, вызывает сомнительные ассоциации. Форма может быть очень условной, но отнюдь не упрощённо-схематичной.

Надо постоянно заботиться о мастерстве. Чем больше сил мы будем отдавать своей «творческой кухне», тем меньше в произведениях будет чувствоваться это наше усердие или, наоборот, легковесность.

Арена нашей деятельности огромна. Огромным должно быть и чувство нашей ответственности.

В.Иванов, 1965 год

На фото представлен плакат советских времён