Три Мавзолея Ильича


       Первый дореволюционный Мавзолей (27 января 1924 года в 16 часов в нём был установлен гроб с телом вождя революции) представлял из себя тёмно-серый куб (куб – символ вечности), увенчанный небольшой трёхступенчатой пирамидой. Отделанный струганым чистым тёсом – вагонкой в «русскую ёлку», он поднимался над землёй примерно на 3 метра. По фасаду было выложено из чёрных деревянных брусков – ЛЕНИН. Справа и слева от этого куба виднелись две меньшие одинаковые деревянные постройки, похожие на будки, - для входа и выхода посетителей. Правая лестница спускалась почти на 3 метра в траурный зал. Стены лестницы и кубического зала были обиты красной материей с чёрными полосами в виде пилястр. На потолке склепа, на фоне красной и чёрной материи, собранной в складки, к центру, находился символ рабоче-крестьянской власти – серп и молот. Интерьер Мавзолея был оформлен по рисункам художника Нивинского. В центре зала на возвышении стоял саркофаг с телом Владимира Ильича. В верхней металлической крышке гроба были застеклённые прорезы – два боковых и один сверху, через которые можно было видеть В.И.Ленина по пояс. Склеп освещался двумя люстрами, висевшими над гробом. Два окна с зеркальными стёклами позволяли в ясную погоду обходиться в склепе без электрического освещения.

30 января комиссия по организации похорон Ленина сообщила, что, поскольку «за поспешностью работ по сооружению склепа не все работы были закончены», доступ туда временно закрыт. В середине февраля Мавзолей был открыт для посещения. В конце марта доступ в Мавзолей был опять прекращён, чтобы учёные «попытались провести новое бальзамирование». Таким образом, первый Мавзолей Ленина простоял до весны 1924 года, приблизительно в течение двух месяцев.

Весной 1924 года началось сооружение нового Мавзолея Ленина. К 1 мая большинство работ было закончено. Участники первомайской демонстрации склоняли знамёна перед новой усыпальницей вождя. С Мавзолея их приветствовали руководители партии и правительства. По бокам Мавзолея развевались траурные знамёна. На одном было начертано: «Пронесём твоё имя через весь мир», на другом: «Выполним твои заветы».

Новую усыпальницу окружал шестиугольный сквер с низкой железной оградой. Дубовые доски нижнего яруса Мавзолея, стоявшие строгой вертикальной шеренгой, представляли собой словно несокрушимую стену. Они были сшиты фигурными коваными гвоздями, которые скупо, но выразительно подчёркивали монументальность усыпальницы. Тяги, двери и колонны венчающего портика были из чёрного дуба, цвет которого выражал идею траура и скорби. Перестройку Мавзолея полностью завершили в конце мая. Однако из-за работ по бальзамированию он оставался закрытым до 1 августа.

Второй деревянный Мавзолей, простоявший пять лет, был очень похож на нынешний, гранитный. Тот же ступенчатый силуэт, та же уравновешенность частей. Мавзолей гармонично сочетался с могучей Кремлёвской стеной, ступенчато-шатровым силуэтом её башен.

1 августа 1924 года Мавзолей открыл свои двери для посетителей. В 18 часов оркестры заиграли похоронный марш. Первыми в усыпальницу вождя вошли представители столичных рабочих. Они внесли знамя Парижской коммуны, недавно подаренное Москве, и укрепили в Мавзолее священный стяг, под которым шли в бой коммунары. До позднего вечера мимо Ильича, спящего вечным сном в стеклянном саркофаге, проходили московские рабочие. Все вспоминали слова Ильича: «Помни уроки Парижской коммуны!» Впоследствии это знамя хранилось в Центральном музее В.И.Ленина.

7 ноября перед Мавзолеем Ленина войска московского гарнизона, выстроенные для парада в честь Октябрьской годовщины, приняли Красную присягу.

В 1924 году усыпальницу вождя посетили более 500 тысяч человек. Второй дореволюционный Мавзолей простоял до 1929 года.

Правительство постановило заменить деревянный Мавзолей каменным. Был объявлен международный конкурс на создание нового Мавзолея. Однако все предложенные варианты, по решению жюри конкурса, «не дали положительных результатов». Было вынесено решение сохранить архитектуру Мавзолея, который стал «привычен народу». Правительственную комиссию по постройке постоянного Мавзолея возглавил К.Е.Ворошилов. Сооружение каменной усыпальницы поручили автору проекта – академику А.В.Щусеву.

Воспроизведя в камне формы деревянного Мавзолея, архитектор не стал механически их копировать. Стараясь сделать усыпальницу ещё выразительней, он вдумчиво искал, максимально используя возможности каменного строительного материала. Сохраняя архитектурный ансамбль Красной площади, зодчий создавал новые формы, соотношения элементов, новые ритмические соразмерности, искал лучшее цветовое решение.

Разработав несколько вариантов, А.В.Щусев сделал макет Мавзолея в граните. «Гранитный проект» был утверждён правительством, и архитектор приступил к детальным чертежам.

Строительную площадку обнесли забором. Рядом соорудили бараки для обработки, шлифовки и полировки камня.

Третий, построенный Мавзолей сооружал трест Мосстрой под руководством инженера И.В.Певзнера.

Архитектор А.В.Щусев лично объехал многие каменоломни страны. Для ленинской усыпальницы были отобраны ценные и благородные материалы – мрамор, порфир, гранит, лабрадор, лабрадорит и габронорит.

Рабочие карьеров Урала, Карелии, Украины, где добывались камни для Мавзолея, трудились с особым старанием, стремясь быстрей и лучше выполнить ответственное задание.

«На Головинском карьере Житомирской области, - вспоминал старейший специалист по камню В.И.Длоуги, - нашли чёрный лабрадор, на котором предстояло сделать надпись – Ленин.

Однако каменотёсов постигла неудача: от взрыва камень дал трещину. Стали добывать второй монолит. Трудились по 10 часов в сутки. Его удалось выковать относительно быстро, он весил 60 тонн. В этом карьере было всего шесть старых домкратов и одна лебёдка. Было решено поставить добытую глыбу на катки из молодых дубков. Затем возникла новая трудность: на чём везти монолит?

Из Москвы прислали восьмиколёсную телегу, весившую 16,5 тонн; ширина каждого колеса равнялась 60 сантиметрам. Осторожно погрузили на неё чёрный лабрадор, и два трактора медленно потащили его к железной дороге.

От карьера до станции Горбаши расстояние небольшое – 16 километров, но камень везли восемь дней! Колёса оставляли след глубиной около полуметра. Телега дважды опрокидывалась.

Местные жители всячески помогали везти камень для Мавзолея Ленина. Его доставляли по эстафете – население одной деревни сопровождало монолит до следующей деревни. Там его принимали другие. И так до самой станции.

В Горбашах не было железнодорожной платформы, способной выдержать 60-тонный лабрадор. Прислали специальную 16-колёсную платформу, найденную на Ижорском заводе, на которой в первую мировую войну перевозили из Петрограда в Севастополь подводные лодки. На неё и погрузили монолит.

Приехали на Киевский вокзал Москвы. Опасаясь, что Бородинский мост рухнет под тяжестью камня, платформу перегнали на Ленинградский вокзал. Оттуда ночью, по пустынным улицам перевезли чёрный лабрадор на Красную площадь. Путь, который обычная автомашина того времени проходит за 10 минут, занял два часа.

Напряжённо работали строители. Трудно и медленно поддавался камень обработке. Не один десяток шпунтов тупился, пока проходили квадратный метр. Полировка квадратного метра камня длилась примерно 3,5 дня. В итоге все осознавали, что именно им выпала честь строить Мавзолей Ленину. Монолиты и плиты для облицовки усыпальницы вождя весили от 1 до 10 тонн, а чёрный ламбрадор для постамента под саркофаг – 20 тонн. Всего потребовалось 2900 квадратных метров полированного гранита. А самый большой монолит, который добыли и доставили в Москву, несмотря на все трудности, поднимали и ставили над входом в Мавзолей с помощью четырёх железнодорожных домкратов и множества обыкновенных. Общий вес здания составил примерно 10 тысяч тонн. Зарубежные и некоторые отечественные специалисты считали, что сооружение Мавзолея займёт четыре-пять лет. Однако советские строители воздвигли его за 16 месяцев. Каменный Мавзолей был готов в октябре 1930 года.

Одновременно проводилась реконструкция Красной площади: по обеим сторонам Мавзолея сооружали трибуны на 10 тысяч человек. Реставрировали Кремлёвскую стену от Спасской башни до Арсенальной; сняли Иверские ворота, а памятник Минину и Пожарскому перенесли с центра площади к храму Василия Блаженного; площадь перемостили кубическим гранитом. Цвет Мавзолея хорошо гармонирует с окраской Кремлёвских стен и башен. Блестящий полированный камень усыпальницы, близкий по цвету Кремлёвской стене, не сливается с ней, а, наоборот, выделяется на её матовом фоне.

За постройку Мавзолея А.В.Щусев был удостоен в 1930 году звания заслуженного архитектора СССР. В том же году он был избран действительным членом Академии архитектуры СССР, а в 1943 году – академиком Академии наук СССР. Щусев был награждён орденом Ленина и двумя орденами Трудового Красного Знамени, четыре его работы отмечались Государственной премией.

За Мавзолеем видны вечнозелёные ели. Там находится революционный некрополь – место погребения многих героев Октября и видных деятелей страны.

Десятого ноября 1917 года победившие рабочие и солдаты принесли к стенам Кремля 238 красных гробов с телами товарищей, павших в уличных боях. Весь день – до сумерек – под звуки «Интернационала», траурного марша и пение опускали красные гробы в две огромные Братские могилы. Так возник некрополь.

Только через год над прахом борцов установили мемориальную доску. Выступая на митинге, Ленин сказал: «Пусть их лозунг станет лозунгом нашим… Этот лозунг – «победа или смерть».

        27 сентября 1919 года у Кремлёвской стены хоронили секретаря МК РКП(б) В.М.Загорского и 10 коммунистов, погибших при взрыве бомбы, брошенной левыми эсерами в здание МК партии в Леонтьевском переулке.

Многих отважных большевиков приняла земля у древней Кремлёвской стены… Например, Инессу Арманд, на похоронах которой был В.И.Ленин.

За елями в Кремлёвской стене видны чёрные гранитные доски с золотистыми буквами – именами многих выдающихся деятелей Советского Союза. Здесь похоронены Луначарский, Орджоникидзе, Крупская, Ульянова и многие другие.

За Мавзолеем – 5 бюстов. Здесь находятся могилы видных советских руководителей, включая И.В.Сталина.

Грозным летом 1941 года ночную Москву стали оглушать сирены воздушных тревог. Гитлеровские асы, неся огромные потери, рвались к столице, к Кремлю, к Мавзолею. В июле тело В.И.Ленина срочно эвакуировали за Урал, в один из старинных русских городов.

Эта перевозка была чрезвычайно трудным делом. Семнадцать лет работа учёных происходила на одном месте (в Мавзолее), что облегчало создание нужных строгих условий температуры, влажности, света. Требовалось перенести разную погоду, разную температуру, дорожную тряску в поезде и грузовой машине, и так – более полутора тысяч километров! Операция готовилась в строжайшем секрете – знали о ней единицы! Были тщательно продуманы все детали переезда и продолжения научной работы в эвакуации. Специальный вагон оборудовали установками и приборами, создававшими нужный микроклимат, до минимума устранить транспортную тряску. Длительный рейс прошёл благополучно.

В первый день войны Мавзолей Ленина посетили 18 тысяч человек, в основном мужчины, уходившие на фронт.

Однажды июньским утром москвичи, проходившие по Красной площади, с удивлением увидели на месте Мавзолея двухэтажный жилой дом. «Здание было полотняным, - вспоминал бывший комендант Н.К.Спиридонов. – Перед нами стояла задача: как защитить ленинский Мавзолей от фашистских бомб? По совету художников и архитекторов во главе с Ф.Ф.Фёдоровским и Б.М.Иофаном мы прибегли к маскировке. Достали 1500 метров сурового полотна. За два-три дня скроили и сшили «дом», нарисовали на нём окна и двери и затем натянули материю на каркас, возведённый вокруг и над крышей здания. Каркас был из металлических сборных труб, чтобы уменьшить ущерб от возможного пожара от зажигалок. Одновременно погасили и зачехлили звёзды на кремлёвских башнях; покрыли стойкими красками золотые главы церквей и соборов; нарисовали на Кремлёвской стене, на Красной и Ивановской площади окна и двери. Броский ориентир – излучину Москвы-реки – служба маскировки Моссовета забила баржами и плотами с ложными сооружениями. Сверху район стал казаться нагромождением старых мелких строений. Кремль и Мавзолей как бы слились с окружающими зданиями».

В конце июля начались фашистские налёты на Москву. Маскировка в известной мере дезориентировала вражеских лётчиков и мешала целевым ударам. Всё же гитлеровцам удалось сбросить в район Кремля 15 фугасных бомб, из которых одна – 250-килограмовая – не взорвалась, и до 150 зажигательных. Ближние к Мавзолею бомбы упали – фугаска у Спасской башни, за Кремлёвской стеной, зажигалка – в районе храма Василия Блаженного. Защищая святыни, геройски погибли 92 бойца кремлёвского гарнизона, около 150 были тяжело и легко ранены. Но фашистские пилоты так и не смогли повредить Мавзолей, который стоял замаскированным примерно четыре с половиной месяца.

Ноябрь 1941 года. Когда начинались воздушные тревоги, замирал транспорт и пустели улицы. В напряжённой тишине слышалась глухая артиллерийская канонада. Фронт проходил в зоне пригородных поездов. Гитлер хвастался в листовках, что поднимет свой флаг над Кремлём и 7 ноября будет принимать на Красной площади парад германских войск.

В ночь на 7 ноября 1941 года командиры московских частей, готовых к отправке на фронт, получили приказ – утром прибыть на Красную площадь для участия в традиционном параде. В ту же ночь была снята маскировка с Мавзолея. Конечно, все думали, что тело Ленина находится в Мавзолее. Читаем статью тех лет:

«8 часов утра… На заснеженной Красной площади – стройные квадраты маршевых частей. Взоры бойцов и командиров устремлены на Мавзолей, туда, где алеет родное имя – ЛЕНИН. Оно придаёт каждому силы и веру в победу. С этим именем они пойдут сегодня в бой, с этим именем многие из них погибнут, но не пропустят врага».

Сотни немецко-фашистских бомбардировщиков рвались в те часы к Москве, к Красной площади, но ни одного не пропустили зенитчики и лётчики. Был сбит 21 фашистский самолёт! Воздушный бой ещё продолжался, когда начался торжественный марш. Мимо Мавзолея Ленина в чётком строю шли стрелковые полки. За ними – кавалерия, артиллерия, мотопехота. Гулко прогрохотали тяжёлые танки КВ и средние Т-34, окрашенные в белый маскировочный цвет. Курс – на запад. Некогда отсюда, из Москвы, Владимир Ильич провожал полки, уходившие бить белогвардейцев. 7 ноября 1941 года отсюда снова пошли в бой защитники отечества. Они знали – за ними Москва, Кремль, Мавзолей Ильича. И стояли насмерть на фронтовых рубежах.

Спустя несколько дней, 16 ноября участник парада политрук Василий Клочков возглавил 27 бойцов 316-й стрелковой дивизии, принявших неравный бой с 50 танками. Гитлеровцы рассчитывали с ходу пробиться к Волоколамскому шоссе и в тот же день ворваться в Москву. Они надеялись заглушить моторы лишь на Красной площади. Бойцы подбили 17 танков! Когда кончились все боеприпасы, раненый Василий Клочков обвязался последними гранатами и бросился под танк. Участники этой легендарной битвы у разъезда Дубосеково, задержав на целый день крупную немецкую часть, позволили нашим полкам занять более удобные позиции и не допустить прорыва основной массы танков к шоссе. Почти все бойцы погибли, но не отступили. Им присвоено звание Героя Советского Союза. Слова политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда позади Москва» - стала крылатой.

30 ноября отбили фашистскую танковую атаку между Лобней и Красной поляной – 28 участников парада – бойцы 2-й Московской коммунистической дивизии. Держа оборону в 27 километрах от столицы, вооружённые лишь пулемётами и винтовками, они подбили три танка, а два обратили в бегство. От Красной площади до Эльбы прошла эта дивизия. В честь неё летом 1943 года гремел первый салют Москвы. Она воспитала 16 Героев Советского Союза.

В 1944 году в связи с 20-летием со дня смерти В.И.Ленина правительственная комиссия в составе народного комиссара здравоохранения СССР Г.А.Митерева, академиков А.И.Абрикосова, Н.Н.Бурденко и Л.А.Орбели пришла к заключению: «Тело Владимира Ильича Ленина за двадцать лет не изменилось. Оно хранит облик Владимира Ильича, каким он сохранился в памяти советского народа».

В апреле 1945 года, когда Красная Армия добивала фашистов на берегах Эльбы и Одера, тело В.И.Ленина было возвращено (при строжайшей секретности) в Москву».

Отгремела война. 24 июня 1945 года на Красной площади, у стен Мавзолея, состоялся парад Победы. Сводные полки всех десяти фронтов выстроились перед ленинским Мавзолеем. Здесь были наиболее отличившиеся войны, от солдата до маршала. Среди них стояли и те, кто выжил, начав свой ратный путь хмурым утром 7 ноября 1941 года, здесь, на Красной площади. Гремела музыка. И вдруг музыка смолкла… Над площадью застучала сухая барабанная дробь. К Мавзолею Ленина двигалась колонна воинов, несших опущенные к земле фашистские знамёна. Пёстрые полотна с ненавистной свастикой буквально подметали гранитную брусчатку Красной площади. Подойдя к Мавзолею, бойцы первой шеренги резко бросили вражеские флаги к подножию усыпальницы Ильича. Следующие ряды швыряли новые знамёна. Вскоре двести знамён разгромленных немецких частей валялись перед Мавзолеем Ленина. Среди них – личный штандарт Гитлера, мечтавшего уничтожить страну, созданную Ильичом. Два часа продолжался марш частей Красной Армии, спасшей мир от фашизма.

Так всю войну пройдя лавиной // По далям выжженных полей, // Она держала до Берлина // Равнение на Мавзолей.

16 сентября 1945 года Мавзолей Ленина распахнул вновь свои двери для посетителей.

Прошли годы. Читаем советскую прессу 1961 года: «Апрельским днём по Красной площади шёл старший лейтенант авиации. У Мавзолея Ленина он остановился и поднял руку к козырьку. Ударили куранты Спасской башни; сверкнув штыками, сменился караул… Лётчик стоял перед Мавзолеем. Сначала на его лице была глубокая сосредоточенность, свойственная всем скорбящим. Затем глаза просветлели: печаль сменили мужество и воодушевление. Вокруг шумел людской поток. Как всегда, у Мавзолея стояли десятки людей со всех концов Земли. Никто не обращал внимания на молодого лётчика. В ту же ночь он вылетел на космодром. А через несколько дней о нём заговорил весь мир. Это был Юрий Гагарин.

Накануне исторического полёта он пришёл к Мавзолею Ленина. Коммунист Гагарин мысленно доложил Ильичу, что готов к первому полёту к звёздам во славу Родины и партии, созданной Лениным. Глядя на красные буквы родного и великого имени ЛЕНИН, космонавт как бы услышал благословение вождя: «В добрый путь!» 108 минут в космосе!..

Победу Юрия Гагарина отмечал весь мир. В день встречи героя все радиостанции Земли и телецентры Европы были настроены на Москву, на Мавзолей Ленина. Там, на трибуне стояли руководители советской державы и бесстрашный космонавт, уже майор, Юрий Гагарин. Три часа длилась ликующая демонстрация москвичей – здесь, перед Мавзолеем, они отмечали выдающуюся победу человечества. Когда прошли последние колонны, космонавт спустился вниз, к Ленину, и остановился у саркофага вождя: «Дорогой Ильич! Первый в истории космический полёт завершён. Космонавт – гражданин СССР, коммунист Гагарин».

Материал подготовил

Георгий Милованов

Фото - Галины Бусаровой