Приглашаем на лекцию. Русское искусство второй половины XVIII века


         XVIII век открывает качественно новый этап в развитии нашего национального искусства. Новизна его выражалась прежде всего в резком разрыве со средневековыми традициями. Искусство этого времени, окончательно освободившись от налёта церковности, становится сугубо светским и сближается с передовым западноевропейским искусством. На этой основе и наступает его блестящий расцвет. XVIII век ознаменовался бурным развитием гражданской архитектуры, реалистической скульптуры, масляной живописи, гравюры. Этот перелом в развитии нашего искусства подготовлен был тем глубоким культурным переворотом, который произошёл в петровскую эпоху. Большую роль в этом сыграло освоение передового западноевропейского опыта, что значительно ускорило становление нового светского искусства, но не изменило его национального содержания. Во второй половине века русское искусство уже представляло собой исключительно яркое национальное явление целой плеядой выдающихся архитекторов, скульпторов и художников.

Характеризуя искусство XVIII века в целом, необходимо обратить внимание на тот факт, что его развитие шло теперь по пути более непосредственного отражения жизни, и, что особенно важно, в центре его внимания всё больше утверждался человек. Утверждение и прославление земного человека было основным лейтмотивом искусства XVIII века, это и придавало ему глубоко гуманистическое содержание. Оно не ставило тогда перед собою задачу критики существующей действительности и развивалось по пути утверждения положительного идеала. В этом его особенность в отличие от искусства критического реализма второй половины XIX века. Поскольку культура XVIII века развивалась в условиях дворянской абсолютистской империи, то и искусство этого времени носило дворянский аристократический характер. Однако, несмотря на это, искусство выражало не только узкоклассовые интересы дворян, но, в известной мере, и чаяния широких народных масс. Мечты о справедливом обществе, о гармоничном и совершенном человеке, о праве его на счастье и наслаждаться жизнью – всё это в сущности глубоко народные идеи. Поэтому искусство XVIII века несёт в себе общечеловеческие эстетические ценности, не утерявшие значение и для нас.

К ознакомлению с искусством XVIII века следует приступить с более зрелого его периода – середины и второй половины века, когда оно сложилось в самостоятельное художественное явление.

В середине века в русском искусстве сложился пышный стиль «барокко», отвечающий идеологии дворянского класса, находившегося тогда в зените своего могущества. Однако этот стиль утверждал не только величие дворянства, но и прославлял государство российское и русскую нацию. Поэтому он принял у нас ярко выраженную национальную окраску. Для искусства этого времени была характерна общая устремлённость его к решению декоративных помпезных задач, в чём очень хорошо отразилась праздничная маскарадная жизнь дворянства. По этой причине в середине века и развивались преимущественно монументально-декоративные искусства – архитектура в синтезе с живописью, скульптурой, прикладным искусством и природой «регулярных» парков. С архитектуры и следует начать ознакомление с материалом искусства XVIII века.

В середине века в России работает ряд выдающихся зодчих, среди которых наиболее крупной фигурой был В.Растрелли (1700-1771). Приехавший в Россию шестнадцатилетним юношей вместе со своим отцом, прославленным скульптором К.Растрелли, он вырос и сформировался как зодчий в России и всецело был связан с русской культурой.

Удобнее всего особенности зрелого стиля барокко рассмотреть на примере Царскосельского дворца, построенного Растрелли в середине XVIII века. Это грандиозное по тому времени сооружение, в котором очень ярко отразились вкусы господствующего класса дворянства с его тягой к роскоши и великолепию. Здесь всё было продиктовано стремлением произвести грандиозный эффект и потрясти воображение.

Большое значение в восприятии дворца имеет организация прилегающего пространства. Аллеи окружавшего парка были ориентированы на дворец, который отовсюду хорошо просматривался, что ещё более усиливало ощущение торжественности всего ансамбля.

Грандиозное впечатление производят фасады дворца, растянутые более, чем на 300 метров. Как мастер «барокко», Растрелли в организации фасадов оперирует объёмными средствами. При строгой прямолинейности плана здания он намечает в нём выступы и отступы, пластически обогащая композицию. Кроме того, Растрелли в обилии применил колонны и пилястры, а в оформлении нижнего этажа использовал рустовку (имитацию крупной каменной кладки) и декоративную скульптуру в виде массивных фигур атлантов, поддерживающих колонны. Парадные помещения дворца были обильно украшены деревянной золочёной резьбою, которая сплошным ковром покрывала стены. Ощущение богатства убранства помещений усиливалось обилием света, льющегося через большие окна, зеркалами, в которых отражалась вся декорация, живописью, расположенной на стенах и потолке, блеском хрустальных люстр, канделябр, драгоценных предметов, наполнявших залы. Среди парадных помещений Царскосельского дворца особой пышностью и торжественностью отличался большой зал, представляющий пример органического слияния архитектуры, скульптуры, живописи. Помимо самого Растрелли, над его убранством трудилась целая армия русских и иностранных мастеров.

Во время Великой Отечественной войны дворец был варварски разрушен фашистами. После войны за короткое время фасады дворца вместе с парком восстановлены из руин. Работы по восстановлению всех его парадных залов и помещений продолжались четверть века.

Дальнейший подъём русского искусства во второй половине XVIII века связан с антикрепостнической идеологией просветительства, вызванной кризисом дворянской абсолютистской империи. Критикуя крепостничество, передовые дворяне выступали за более разумное и справедливое общественное устройство России на гуманных демократических началах. Соответственно выдвигается и новый идеал человеческой личности, в которой ценится её душевное благородство, способность к гражданской добродетели и героическим поступкам.

Эти принципы подхода к общественной жизни и человеку просветители переносили и на искусство, от которого теперь также требовали высокого гражданского и гуманистического содержания, простой ясной гармоничной формы. Поэтому, начиная с 60-х годов, происходит резкое изменение всего характера искусства. На смену пышному и вычурному «барокко» приходит гармоничный и ясный стиль «классицизма», отвечающий передовым идейным устремлениям своего времени. Идеалом, достойным подражания, рассматривается теперь великое классическое искусство древних греков. Отсюда и произошло название нового художественного стиля – «классицизм». К наибольшим достижениям на его основе пришла во второй половине века архитектура, которая по-прежнему была ведущим видом искусства.

Основоположником русского классицизма в архитектуре стал В.И.Баженов (1738-1799), гениальный русский зодчий, мечтавший о справедливом и гармонично устроенном мире. Этой гуманистической идее была посвящена вся его архитектура – спокойная и человечная. Первоначальное образование Баженов получил в Московском университете, затем в Петербургской академии художеств. Пребывание за границей – в Италии и во Франции – ещё более усовершенствовало его могучий талант.

Будучи натурой весьма пылкой и романтичной, Баженов всё время жил, обуреваемый грандиозными замыслами, которые выходили далеко за «рамки того времени», в силу чего многие его проекты так и не осуществились.

Из его построек в Москве сохранился дом Пашкова (старое здание Библиотеки им. В.И.Ленина, 1784-1786).

Усадьба, занимая возвышенное положение вблизи Кремля, отовсюду эффектно просматривалась. Эту возможность великолепно использовал в своём проекте Баженов. Он поставил главное здание дворца на самом краю холма, развернув его фасады к Кремлю, а с противоположной стороны оставил место для организации подъездного двора и расположения многочисленных служб.

Основное внимание зодчий уделил архитектуре самого дворца. Он облёк его в лаконичные и строгие формы. Дворец состоит из трёх поставленных в линию корпусов, соединённых низкими одноэтажными галереями. Основной трёхэтажный объём дворца подчиняет себе небольшие двухэтажные павильоны, образуя симметричную уравновешенную композицию. Центр здания отмечают бельведер (беседка или павильон на здании), венчающий главный корпус, и выступающий четырёхколонный портик (выступающая часть здания в виде навеса, поддержанного колоннами). С ним перекликаются такие же портики боковых павильонов, увенчанные фронтонами. Композиция отличается удивительной ясностью, придавшей этому зданию «вид представительной городской постройки».

      Достойным продолжателем Баженова стал архитектор М.Ф.Казаков (1738-1813). В отличие от своего учителя Казаков создал много построек в Москве. Казаков не учился в академии и не был за границей. Он воспитывался в московской архитектурной школе Ухтомского и впоследствии учился у Баженова, с которым долгое время сотрудничал.

 На примере здания «Правительствующего сената» (1776-1787), выстроенного Казаковым в Московском Кремле, можно изучать стиль общественных построек классицизма конца XVIII века. Здание «Правительствующего сената» должно было стать воплощением мечты о гармоничном и справедливом обществе.

Вкладывая в образ здания столь высокие гражданские идеи, Казаков стремился придать ему цельную и гармоничную композицию. Архитектор создал своеобразный план здания в виде треугольника. Один из углов здания занимает грандиозный круглый зал, увенчанный пологим куполом. Этот зал является основным организующим центром. На него ориентированы сомкнутые в треугольник корпуса и малый купол, расположенный на противоположном конце здания, над его главным входом. В результате была достигнута предельная централизация и собранность всей композиции здания, отвечавших требованиям классицизма. Самым впечатляющим в этом здании является главный «Екатерининский» зал. Он имеет круглую форму в виде ротонды, поднимаясь на всю высоту стен, колонны держат антаблемент (горизонтальная балка), на котором находится гигантский купол. Всё это создаёт ощущение величавого и гармоничного решённого пространства, а обилие декоративных деталей придала залу черты изысканности, благородства и торжественности.

Вторая половина века была благоприятна и для развития скульптуры, достигшей в это время столь же высокого совершенства. Существенно изменился язык скульптуры, он стал простым и ясным. В поисках героического и совершенного скульпторы этого времени часто обращаются к античным образам.

Одним из выдающихся скульпторов классицизма был М.Козловский (1753-1802). Выходец из демократической среды, он получил профессиональное образование в Петербургской академии художеств, затем учился за границей – во Франции и Италии.

Особенно известностью пользуется его памятник полководцу А.В.Суворову, поставленный на Марсовом поле в Петербурге (1801). Полководец дан в образе средневекового рыцаря. Закованный в латы, занеся перед собою меч и прикрываясь щитом, торжественной поступью он устремляется вперёд.

Движение хорошо воспринимается при взгляде на фигуру сбоку. Порыв чувствуется и в том, как повёрнута и гордо вскинута его голова, увенчанная эффектным шлемом, и в развивающихся складках накинутого на плечи плаща. Как мастер классицизма, Козловский, однако, стремится сдержать фигуру от чрезмерных порывов движения, которые могли бы разрушить впечатление величавости.

Среди скульпторов-портретистов второй половины XVIII века особенно прославился Ф.Шубин (1740-1805), вышедший из самых низов народа. Бывший поморский крестьянин-косторез, поступив с помощью Ломоносова в Академию художеств, он учился у французского скульптора Жилле. За свою жизнь Шубин создал огромное количество скульптурных портретов.

Характерным для шубинского искусства является, например, бюст князя А.М.Голицына (1773-1775). Это был знатный вельможа и крупнейший крепостник того времени, необычайно хитрый и умный екатерининский дипломат, покровительствуемый самой императрицей. Именно эта сложность натуры и привлекла скульптора в Голицыне.

Как мастер-реалист, Шубин стремился прежде всего раскрыть характер, выявить сущность этого человека. Поэтому наиболее важным делом для скульптора представлялось лицо знатного вельможи, именно на лице Шубин и сосредоточил основное внимание. Оно поражает зрителя «исключительной живостью и сложным психологизмом. Черты утончённого аристократизма уживаются вместе с самодурством и жестокостью крепостника».

Стремясь выделить лицо, автор лишь намечает остальные детали портрета. Задрапированная в складках одежда не отвлекает внимания, а контрастно оттеняет голову. Обрамляющий шею небрежно застёгнутый воротник его рубашки, парик с бантом лишь подчёркивают его аристократизм.

Выразительность шубинских бюстов объясняется и своеобразной манерой обработки мрамора. Используя возможности самого материала – мрамора, обладающего свойством как бы внутреннего свечения, скульптор добивается богатой «вибрации света на поверхности», что придавало лицам какую-то особую одухотворённость.

В конце XVIII века к большим достижениям пришла и русская живопись. Её возможности раскрылись главным образом в портрете. Художники не были скованы античной сюжетикой, которая была обязательна в больших академических картинах, а имели дело с конкретными образами людей своего времени.

Успеху портретного искусства способствовало то новое понимание личности, которое складывается во второй половине XVIII века. Осознание ценности человеческой личности, открытие его духовного мира высоко подняло значение человека в искусстве и пробудило огромный интерес к портрету. Достижения в портрете этого времени лучше всего демонстрирует творчество таких художников, как Рокотов и Левицкий.

Рокотов (1732-1808) происходил из семьи крестьян. Впоследствии он получил освобождение и учился в Академии художеств. Это был художник, которого тянуло к «тонкому поэтическому миру человеческой души». В своих портретах Рокотов был одним из первых художников, которым удалось раскрыть красоту внутреннего мира человека. Его искусство целиком было посвящено утверждению высоких нравственных качеств личности, что стало особенно цениться в то время. В этом отношении характерен портрет В.Е.Новосильцовой (1780), в котором прежде всего привлекает трактовка образа. Это духовно богатая натура. Стремясь сосредоточить внимание на лице, художник сознательно приглушает все остальные детали.

Лирической трактовке образа соответствовала и своеобразная рокотовская манера живописи. Все очертания фигуры преднамеренно сглажены, мазок лёгкий, прозрачный. Этим достигнута исключительная мягкость моделировки «зыбкость» цветовой поверхности, создающей впечатление непрерывной изменчивости изображения. Рокотовские портреты кажутся воспринимаемыми как бы сквозь тонкую водную пелену. Однако им подчас не хватает конкретности, индивидуальности образа.

В этом отношении значительно дальше идёт Д.Левицкий (1737-1822). Первоначальное художественное образование он получил у своего отца – гравёра. В дальнейшем учился в Петербурге у Антропова, Валериани и других мастеров, посещая классы Академии художеств.

У Левицкого много художественно равноценных вещей, но среди них можно выделить портреты, в которых воплотилась вся сила его таланта как живописца.

В 1778 году (расцвет творчества) художник пишет портрет М.А.Дьяковой. Развернувшись в полуоборот в живом и естественном движении, она слегка склонила к плечу голову и как бы на минуту задумалась. Обаяние образа главным образом в выражении её лица, данного с проникновенностью тонкого психолога. Мечтательный, погружённый в себя взгляд, мягкость локонов, ниспадающих на плечи и лёгкость кружевного платья.

Характеру образа отвечает и сама манера письма. Мазки положены легко и живо. Левицкий пользуется здесь полутонами, широко применяет рефлексы, что придаёт большое живописное достоинство портрету.

Художник написал это портрет, когда Дьякова была совсем молоденькой и влюблённой в архитектора Н.А.Львова, с которым она тайно обвенчалась. Живописец Левицкий и архитектор Львов были связаны многие годы крепкой дружбой.

Искусствоведы отмечают, что именно Левицкий «знаменует собою зрелость русского портретного искусства, итог его развития за сто лет».

Изучая историю искусства XVIII века, необходимо сделать акцент и на некоторые ограниченные стороны искусства этого времени. Выражая своим содержанием в какой-то мере народные чаяния, оно оставалось искусством дворянским, удовлетворявшим лишь потребности своего класса. Прямого отражения жизни самого народа, как это будет, например, в XIX веке, найти пока невозможно. Тематика рассмотренного нами периода искусства XVIII столетия ограничивалась мифологическими сюжетами или изображением представителей господствующего класса.

В.Кириллов, Институт Культуры, 1971 год

На фото представлен портрет В.Растрелли кисти П.Конрада