Элитность начитанности. Рэй Фоли. И ждёт тебя вечный сон (отрывок)


          Миссис Вулф встретила её в музыкальном салоне, где царил концертный рояль. Эта маленькая расплывшаяся женщина питала пристрастие к длинным бархатным платьям, в которых, несмотря на высокие каблуки, казалась ещё толще. Кудрявый рыжий парик плохо сочетался с тройным подбородком, и всё вместе производило бы на редкость комичное впечатление, не будь миссис Вулф лучшим преподавателем музыки в Нью-Йорке. Если ученик удовлетворял её требованиям, его ждала блестящая карьера. Зато в противном случае миссис Вулф без обиняков советовала оставить надежды на успех и избрать другое ремесло. Ошибалась она крайне редко. И хотя миссис Вулф держала учеников в ежовых рукавицах, те её обожали.

- Где вы пропадали, Бриджет? – миссис Вулф взяла девушку за подбородок. – Посмотрите-ка мне в глаза!.. Это ещё что? Зрачки расширены… Да вы, кажется, вздумали глотать наркотики, честное слово! Я этого не потерплю, моя девочка! Ясно?

Бриджет кивнула.

- Чтобы больше этого не повторялось! Вы, наверное, принимали снотворное, чтобы не думать о миссис Конвей? Ведь это вы её нашли… Ужасная потеря для музыкального мира, правда? А вас она особенно ценила… и оплатила ваши уроки до весны. Потом, когда получите наследство, вы сможете снова посещать занятия. Но что с вами? Вы бледны как смерть!

- Я замёрзла и…

- ...и, конечно, простудились! Ну ладно, раз пришли ко мне, значит, вам лучше. Но впредь – чтобы этого не было! Только идиот делает одну и ту же ошибку дважды! А теперь – за работу!

Миссис Вулф уселась за рояль и открыла ноты. Взяв несколько аккордов, она сделала Бриджет знак начинать. Девушка запела, но миссис Вулф тут же замахала руками.

- Довольно! – воскликнула она. – Иначе вы погубите голос!

- Но…

- Никаких «но»! Сядьте и послушайте, только не перебивайте. У вас редкостное сопрано, Бриджет, и вы об этом знаете. Но, чтобы сохранить голос, надо его лелеять. Голос – нежнейший дар и требует особой осторожности. Сейчас из-за этой проклятой простуды вы не способны петь. Я, конечно, понимаю, что, увидев тело Лиз Конвей, вы потеряли голову и выскочили на улицу в пургу, не одевшись как следует. Однако, раз уж вы ничем не могли ей помочь, зачем было рисковать голосом? Вы должны думать только о своих связках! Поэтому я запрещаю вам петь целый месяц. Вам надо погреться на солнышке и набрать не меньше пяти кило. А через месяц вернётесь, и мы посмотрим – в состоянии вы петь или должны навсегда забыть о карьере певицы.

«Погрейтесь на солнышке»… Легко сказать! – думала Бриджет, понуро бредя к пансиону Бакканте. – Я отправила чек в больницу, заплатила врачу, и теперь у меня всего восемьсот шестьдесят четыре доллара. На них придётся жить, пока не выплатят наследство Лиз… А это может продлиться не месяц и не два».

Девушка осторожно ступала по снежной корке, стараясь не поскользнуться и кутаясь в воротник пальто. У неё страшно мёрзли ноги: сапожки протекали и чулки – последняя пара! – быстро промокли.

«Мысль уехать на месяц очень заманчива, но зимний спорт – для избранных, для тех, у кого есть деньги», - думала она.

Бриджет не собиралась ничего покупать, но, увидев магазин, вошла погреться. Оставив кипу нот на прилавке чулочного отдела, она пошла взглянуть, что продают. Минут через десять девушка почувствовала, что снова прогрелась, и вышла на улицу, но не прошла и нескольких шагов, как ей на плечо опустилась рука и суровый женский голос произнёс:

- Следуйте за мной!

- Что вам надо? Кто вы?

- Я из частного сыска магазина. Наблюдаю за жуликами, которые вроде вас, пользуются тем, что продавец отвернулся, и воруют!

Бриджет в полном оцепенении вошла вслед за сыщицей в кабинет, где их ожидал мужчина, явно отставной полицейский. По его знаку женщина выхватила у Бриджет ноты. В самой середине лежали три пары чулок.

- У вас есть чек, мисс?

- Нет, но…

- Вас уже судили за кражи в магазине?

- Я никогда в жизни не прикасалась к чужому!

- Тогда объясните, каким образом эти чулки оказались среди ваших книг?

- Это не книги, а партитуры, - машинально поправила Бриджет и подумала, что, как бы она ни защищалась, никто всё равно не поверит ни единому её слову. – То, что я вам расскажу, покажется очень странным, я знаю, - неуверенно начала она, - но это истинная правда.

- Продолжайте, мисс…

- Эванс, Бриджет Эванс. Со мной происходят совершенно непонятные вещи. Я думаю, меня хотят свести с ума… Вчера мне подсыпали какого-то наркотика, а сегодня, вероятно, тот же человек сунул в партитуры эти чулки.

- С какой стати?

- Потому что я могу опознать убийцу!

- Вы сообщали об этом в полицию?

- Разумеется. Моя история кажется вам неправдоподобной, да? Что ж, позвоните в полицейское управление и попросите сержанта Кармайкла. Скажите, что речь идёт о Бриджет Эванс, которая связана с делом миссис Конвей. Он поймёт.

Мужчина нахмурился, пожал плечами, но номер всё-таки набрал. Не сводя с Бриджет пристального взгляда, он выслушал ответ и повесил трубку.

- Ну, что? – с тревогой спросила девушка.

- Лейтенант Бакстер приедет через несколько минут и просил не отпускать вас.

- Отлично! – Бриджет облегчённо вздохнула. – В вашем кабинете мне, по крайней мере, ничто не грозит.

Лейтенант Бакстер не ожидал увидеть такую красавицу. Хотя болезнь и переживания наложили отпечаток на это очаровательное личико, девушка держалась с достоинством.

Бакстер трижды заставил Бриджет повторить, при каких обстоятельствах ей вчера подсунули наркотик, потом перешёл к магазинной краже и, наконец, снова дотошнейшим образом расспросил об убийстве миссис Конвей.

- Вы заявили, что сможете опознать убийцу. Это так?

- Да, и я очень хочу, чтобы его наказали. Я любила и уважала свою благодетельницу. Вы верите мне, лейтенант?

- Пока затрудняюсь ответить, мисс Эванс. Сейчас очень сложно разобраться, правду ли вы говорите. Но в любом случае мы должны обеспечить вашу безопасность. Надеюсь, вас это не обидит?

- Напротив, от души вам признательна. Мне станет гораздо спокойнее.

- Ваше доверие делает нам честь, мисс Эванс. Ведь вы должны бы возненавидеть полицию, допустившую, чтобы вас сначала отравили, а потом обвинили в краже…

- Это пустяки. И всё-таки мне страшно… Кто пытается свалить на меня то, чего я не делала? Может, это способ опорочить меня в ваших глазах, чтобы, если мне придётся опознать убийцу, мои слова не имели веса? Но, уверяю вас, лейтенант, длинноносый существует! Только непонятно, каким образом ему удаётся до сих пор прятаться?

- Даже у убийц есть друзья, мисс Эванс!

- Значит, это может быть кто угодно…

- Очевидно… разве что…

- Разве что убийца – я сама, не так ли? – взорвалась Бриджет. – Вы на это намекаете, лейтенант?

- Вы приписываете мне уж очень чёрные мысли, мисс Эванс. Однако, надо признать, над вашей головой собрались довольно грозные тучи. Согласитесь, у вас были и причины, и возможность совершить преступление. Кто ещё с такой лёгкостью мог войти в квартиру миссис Конвей и выйти оттуда незамеченным? Конечно, вы можете возразить, что племянницу миссис Конвей тоже ждало большое наследство и она не поторопилась заявить о своих правах… В общем, на этой стадии расследования мы не должны никого обвинять. В тот день любой мог войти в дом незамеченным.

- Спасибо за добрые слова, лейтенант.

- Я сделаю всё необходимое, чтобы замять этот инцидент с кражей. И приставлю к вам телохранителя. Но не могли бы вы на время уехать из Нью-Йорка?

- Я уже получила сегодня такой совет, лейтенант!

***

- Если бы не история со шприцем, вряд ли я бы её отпустил, - объяснял лейтенант Майку по телефону.

- Вы получили результат из лаборатории?

- Да, утром. На шприце никаких отпечатков пальцев. Зато в вине, которое пила мисс Эванс, обнаружена большая доза барбитала. Поздравляю, мистер Грейвз! Для любителя – блестящая работа!

- А что вы думаете о краже?

- По-моему, девушка не при чём.

Майк рассказал о встрече с миссис Хиллард, Джонатаном Дейвисом и Бриггсами.

- Мисс Эванс всю жизнь несправедливо в чём-то обвиняли – сначала отец и миссис Хиллард, потом – миссис Бриггс. По-моему, она честная девушка, лейтенант.

- Осторожно, мистер Грейвз. Мисс Эванс – красавица! Сколько мужчин погорело на эмоциях! Но давайте о деле: врач согласен на отъезд мисс Эванс из Нью-Йорка. Только запомните – эта девушка не свободна, я лишь отпускаю её на длинном поводке. И позаботьтесь, чтобы от вас не сбежала в дороге!

Вернувшись в пансион, Бриджет почувствовала такую усталость, будто с утра прошло по меньшей мере сто лет. Неужели она так ослабела от болезни?.. Девушка вспомнила совет миссис Вулф, невероятное происшествие в магазине и предупреждение лейтенанта Бакстера, что оставаться в Нью-Йорке для неё небезопасно, и поняла, что вряд ли выдержит всё это дальше.

Бриджет открыла дверь. В единственном кресле сидел Майк Грейвз и читал газету.  При виде девушки он встал. И тут Бриджет поняла, что Пег права, - Майк действительно самый обворожительный мужчина, какого она когда-либо видела.

- Что вы делаете в моей комнате?

- Жду вас.

- После вчерашнего вам бы не следовало так поступать. Кроме шуток, Майк, если Ма узнает – поднимет страшный скандал и вышвырнет меня вон… А где взять денег на другое жильё?

Майк помог ей избавиться от мокрого пальто, усадил в кресло и встал на колени, чтобы снять сапожки.

- Расслабьтесь, юная леди. Так… отлично! А теперь расскажите, что вы сегодня делали.

- Ради Бога, перестаньте обращаться со мной, как с пятилетним ребёнком, и скажите, почему вы вчера забрали шприц?

- Во время ужина я внимательно наблюдал за вами, но, несмотря на это, кто-то ухитрился подлить вам в вино снотворного. Поэтому, увидев на тумбочке шприц, я почёл за благо уничтожить улики и подождать, пока всё прояснится. Советую вам запирать дверь от непрошеных гостей!

- А что означает это вмешательство в мою жизнь?

- Моя драгоценная старая матушка уверяет, будто джентльмен неизменно должен приходить на помощь даме, попавшей в беду. Так воспользуемся отсутствием двух ваших сторожевых псов и поговорим серьёзно. Что с вами сегодня стряслось? У вас вид лисицы, за которой гонится свора! Уж не Пег ли вас огорчила?

- Нет, она добрый друг. И так за мной ухаживала…

- А вы ведь едва знакомы… Вообще-то я не склонен доверять добрым самаритянам…

- Пег разделяет ваши чувства и не доверяет вам.

- А вы, Бриджет?

Девушка промолчала.

- Но что всё-таки с вами сегодня случилось? – продолжал настаивать Майк.

- Да всё наперекосяк.

И Бриджет рассказала, как она разочарована тем, что придётся на время прервать занятия, о совете миссис Вулф отдохнуть в тёплых краях и, наконец, о происшествии в магазине.

- К вам кто-нибудь приближался, пока вы стояли у полок?

- Разве заметишь в толчее? Я имела неосторожность положить партитуры на прилавок, и кто угодно мог сунуть туда чулки.

- По крайней мере, мы можем предположить, что это женщина.

- Почему?

- В этот отдел заходят в основном женщины. Вы не заметили какого-нибудь знакомого лица?

- Ни единого. К счастью, лейтенант Бакстер помог мне выпутаться из затруднительного положения. Кстати, он предупредил, что приставит ко мне телохранителя. – Бриджет пристально посмотрела на молодого человека. – Вы, случайно, не полицейский?

- Нет, - ответил, улыбаясь, Майк.

- Тогда зачем вы остановились в нашем жалком пансионе? Почему следите за мной?

- Сначала потому, что меня просила об этом моя драгоценная матушка, а потом – по другой причине. – Майк подождал вопроса, но девушка молчала. – Что вы собираетесь делать, Бриджет?

- Моя преподавательница и лейтенант Бакстер советуют отдохнуть на солнышке, подальше от Нью-Йорка. Легче сказать, чем выполнить… У меня нет на это денег. Когда-нибудь мне отдадут наследство миссис Конвей… если, конечно, сумею убедить полицию, что не я её задушила…

- Вы можете занять денег в надежде на будущее.

- Кто мне поверит?

- Я.

- Нет, Майк, никогда больше не делайте мне подобных предложений!

- Я нисколько не хотел оскорбить вас, Бриджет. И вам всё равно придётся смириться с моим присутствием, потому что я скажу вам, как в Библии: «Куда пойдёшь ты – туда и я». Обещаю следовать за вами… повсюду!

- Но, Майк, вы же не сможете!

- Меня ничто не остановит. Я обещал позаботиться о вашей безопасности и сдержу слово. Поэтому терпеливо смиритесь с неизбежным злом и не пытайтесь сопротивляться. Лучше всего нам поладить и уехать подальше. Приведу вам ещё одно известное высказывание: «Блеяние ягнёнка притягивает тигра». В данном случае беззащитный ягнёночек – это вы.

- А кто… тигр?

- Дорого бы я дал, чтобы это выяснить! Пока же – оставляю вас, Бриджет. Увидимся за ужином. Будьте осторожны и заприте дверь на задвижку.

Майк привлёк к себе девушку и поцеловал в губы. Бриджет молча проводила его взглядом. Закрывая дверь, молодой человек снова повторил совет. Бриджет прошла через всю комнату и послушно выполнила распоряжение. И тут вдруг почувствовала, что вся усталость исчезла как по волшебству.

***

Когда Бриджет поворачивала в замке ключ, собираясь идти ужинать, она услышала голос Пег:

- Теперь я точно могу сказать, что верю Бриджет.

- А почему вы должны были ей не верить? – ответил Майк.

Бриджет подождала, пока они спустятся, и только тогда вышла из комнаты. Когда она села за стол, вокруг воцарилось гнетущее молчание. Казалось, все так поглощены едой, что не могут глаз отвести от тарелок. Пег и Майк смотрели друг на друга, как две собаки, не поделившие кость. Зато Фрэнк при виде Бриджет вскочил с сияющим видом. Девушка улыбнулась ему. Такая любовь её трогала, но она не испытывала к молодому человеку ничего, кроме благодарности.

Ма поставила перед ней полную тарелку, и Пег нарушила общее молчание:

- Как урок, Бриджет? Всё хорошо?

- Миссис Вулф приказала мне не петь целый месяц, иначе голос окончательно сядет. Ещё она хочет, чтобы я погрелась на солнышке… Но если я истрачу остатки денег на путешествие в тёплые края, то на что буду жить, вернувшись под серое небо Нью-Йорка?

Ма Бакканте молча размышляла. Она гордилась своими студентами и верила им. Но как ни огорчительно, а при нынешних ценах нельзя бесплатно поселить Бриджет и ещё кормить её. Пег задумчиво тёрла лоб. Через несколько минут она вдруг встрепенулась.

- Ты, конечно, думаешь об одном из этих шикарных круизов, которые так цветисто расписывают в рекламных проспектах? А знаешь, если ты не побоишься ехать на междугородном автобусе, путешествие обойдётся сравнительно дёшево… и я смогу тебя сопровождать. Мой профессор вернётся не раньше конца месяца – значит, я свободна. После ужина зайди ко мне, потолкуем.

- Вам правда необходимо уехать из Нью-Йорка? – спросил, страшно побледнев, Фрэнк.

- Другого выхода нет.

- Но… моя опера? Вы же обещали спеть главную партию, Бриджет!

- Отдохнуть на солнце -  важнее, когда нужно подлечить голос, - резко ответила Пег.

- Понимаю… но и я могу поехать с вами, Бриджет. Какая разница, где писать музыку? Обещаю не слишком приставать к вам. – Почувствовав на себе насмешливые взгляды сотрапезников, Фрэнк багрово покраснел. – Подумайте о моём предложении, Бриджет. Познакомившись с партитурой, вы увидите, на что я способен! – добавил он, вызывающе глядя на сидящих за столом.

Бриджет и Пег вышли из-за стола вместе. Майк тут же встал. Бриджет заметила, что он смотрит на Пег со странным, не совсем понятным ей выражением. Пег усадила подругу в кресло, а сама устроилась на стуле.

- Что-то ещё случилось?

«Да всё – хуже некуда! – подумала Бриджет. – Я боюсь потерять голос, меня обвиняют в магазинной краже, подозревают, будто я задушила Лиз, - за мной охотится убийца… или кто-то из его доброжелателей, как намекнул лейтенант…»

И она рассказала Пег о происшествии в магазине и разговоре с лейтенантом Бакстером.

- Я по-настоящему боюсь, Пег! Он сказал мне, что даже у убийц есть друзья. И сколько бы я себя ни урезонивала – ничего не могу поделать, страх сильнее меня.

Пег с улыбкой погладила её по щеке:

- Температуры больше нет. Значит, мы можем ехать. Думаю, тебе полезно пожить в Солнечной Долине.

- Солнечная Долина? Я даже не знаю, где это…

- В Аризоне.

- Но это же по меньшей мере в двух с половиной тысячах километров отсюда!

- В автобусе, разумеется, не так удобно, как в самолёте, но, по-моему, ты выдержишь. Собирай вещи, а я займусь переводом наших денег в аккредитивы. Да, не забудь лёгкую одежду, но только не нагружайся чемоданами. Если повезёт, выедем уже завтра. Надо предупредить Ма. Может, она согласится сдать комнаты на время нашего отсутствия?

- А как мы поступим с Фрэнком Саундерсом?

- Пусть едет, раз ему так хочется. В путешествии мужчина всегда пригодится – хотя бы сумки таскать. Но, кроме него, не говори никому.

- Послушай, Пег, мне, наверное, лучше разу предупредить тебя: Майк сказал, что собирается следовать за мной повсюду.

- Интересно, что всё-таки он затеял? Не спорю, Бриджет, ты очень красива, но совсем не его типа, как, впрочем, и я… По-моему, Майк скорее мог бы увлечься какой-нибудь раскрашенной куклой. Он, случаем, не делал тебе пламенных признаний?

Бриджет почувствовала, что краснеет. Чтобы скрыть смущение, она подошла к окну.

- Его привлекают отнюдь не мои чары.

- Ну что ж, в таком случае мы покажем мистеру Майку Грейвзу… Кстати, тебе это имя не кажется знакомым? Я его точно уже слыхала, только никак не могу связать с чем-то определённым, знаю лишь, что это явно не музыка. Так вот, мы покажем ему, что тоже умеем хитрить! Мы спустимся к ленчу и скажем, что пообедаем в обычное время, а на самом деле в три часа уедем. Согласна?

Поскольку Бриджет хранила молчание, Пег продолжала:

- Собери побыстрее вещи, а потом до самого отъезда отдыхай. Тебе полезно побольше спать. – И она задумчиво добавила: - А всё же я не понимаю…

- Что?

- Почему Майк Грейвз забрал шприц?

***

Бриджет стояла первой у загородки длинного, промёрзшего коридора автобусной станции. За ней – Пег и Фрэнк. Как только двери открылись, девушка быстро прыгнула на подножку, а потом людской поток хлынул на штурм сидений. Бриджет выбрала место у стенки, Пег села с ней рядом, а Фрэнк – напротив. Неожиданно из толпы вынырнул Майк и плюхнулся на сиденье позади Бриджет.

Раздался щелчок, двери захлопнулись, и тяжёлая машина повлекла человеческий груз в тёплые края. Бриджет попыталась заговорить с Пег, но та странно замкнулась в себе и казалась погружённой в мрачные раздумья.

Через несколько часов шофёр остановил автобус у придорожного ресторана. Пассажиры устроились в большом зале и завели общий разговор. Какая-то женщина, волновавшаяся за свой багаж, уронила сумочку. Как всегда галантный, Майк помог даме, но тем временем Фрэнк успел занять место рядом с Бриджет.

- Меня крайне удивило появление Грейвза, - процедил он сквозь зубы. – Сколько бы этот тип не изображал притворное изумление, я на эту удочку не ловлюсь!  Если Майк преследует вас без разрешения, Бриджет, я готов сказать ему пару слов!

Девушка не смогла сдержать улыбки. Разве тощему, слабосильному Фрэнку справиться с таким атлетом? Но, взглянув в серьёзное и встревоженное лицо своего воздыхателя, Бриджет поспешила ответить, что ей нечего опасаться и всё в порядке.

- Отлично! Будет приставать – я живо поставлю его на место!

- Спасибо, Фрэнк!

Майк положил руку ей на плечо:

- Как вы себя чувствуете?

- Прекрасно. Страшно хочу есть.

Молодой человек подождал, надеясь, что Фрэнк уступит ему место, но тот спокойно посмотрел меню и подозвал официанта. Разочарованный Майк уселся рядом с нервной дамой. Пег по-прежнему оставалась угрюмой и не обращала внимания на болтовню Бриджет и Фрэнка.

Вскоре водитель подал знак к отправлению. Перезнакомившиеся пассажиры теперь разместились по взаимным симпатиям. Бриджет не поняла, каким маневром Фрэнку удалось сесть рядом с ней, так что Пег оказалась сзади, возле Майка.

Целый час Фрэнк рассказывал о своей опере и уговаривал её спеть главную партию. Время от времени Бриджет поглядывала на задние сиденья. Этому чаровнику Майку явно удалось победить мрачное настроение молодой женщины – она хохотала до слёз.

За окном давно стемнело – пришла ночь. Водитель выключил верхний свет, оставив лишь тусклые боковые лампочки. Разговоры постепенно затихли, спинки кресел откинулись, и путешественники погрузились в сон.

Бриджет всматривалась в темноту широко раскрытыми глазами. Пег тоже никак не могла уснуть.

***

Утром Бриджет с восхищением обнаружила, что картина за окном совершенно изменилась. От снега не осталось и следа. Скалистые склоны гор отливали красным, а на подступах к Финиксу девушка впервые увидела гигантские кактусы, сорокафутовые сагуарос с роскошными белыми цветами – эмблему штата Аризона. Автобус замедлил ход.

- Надень пальто полегче, - посоветовала Пег. – В тени прохладно, но солнце уже печёт.

- А я думала, ты здесь не бывала.

- Зато читала рекламные проспекты.

Тяжёлая машина остановилась, и водитель крикнул:

          - Приехали! Добро пожаловать в Солнечную Долину!

Потом он раздал багаж. Пассажиры обменялись адресами (которые, конечно, на следующей же неделе забудут) и рукопожатиями. В конце концов на площадке остались только Бриджет, Пег, Фрэнк и Майк.

- Я порасспросила людей, и мне рекомендовали тут один мотель. Там берут недорого – восемь долларов за комнату и десять – если мы удовлетворимся одной на двоих, - сказала Пег Бриджет.

- Великолепно!

- Мой бюджет вполне выдержит, - согласился Фрэнк.

- Мой тоже, - улыбнулся Майк. – Из нас получится на редкость дружное семейство.

Он подозвал такси и пригласил всех садиться.

Пег не ошиблась – цены в мотеле и впрямь были невысокими, зато это заметно отражалось на удобствах и кормёжке. Но Бриджет такие пустяки не беспокоили. Главное – благословенное тепло.

Когда все устроились, Майк предложил:

- Давайте пообедаем вместе. – И, не дожидаясь ответа, поспешил добавить: - Я зайду за вами шесть – сначала выпьем по коктейлю. – Бросив насмешливый взгляд на Фрэнка, он подчеркнул: - Моё предложение касается также и вас.

Когда маленькая компания собралась на террасе «Наварры» и на столе появились коктейли, Майк поднял бокал:

- За что пьём?

- За чудесное, ласковое солнце, - сказала Бриджет.

- За будущее, - прошептала Пег.

- За успех! – воскликнул Фрэнк.

- За удачное выполнение миссии! – со смехом проговорил Майк. – Вы, кажется, очень довольны собой, Пег. В чём дело?

- Невероятная везуха! Но всё это слишком здорово, чтобы оказаться правдой. – Она вытащила из сумочки газетную вырезку и пустила по кругу. – Я обнаружила в комнате местную газету и, прочитав это маленькое объявление, решила, что мы с Бриджет не должны упускать такой случай. Но прочтите-ка сначала сами.

«У Летхэмов» - семейный пансион, единственный в округе. Здесь вы найдёте удобные комнаты, изысканную кухню, бассейн с подогревом, экскурсии с опытным гидом. И всё это за скромную плату 75 долларов в неделю».

- Вы правы, всё это выглядит слишком хорошо! – задумчиво проговорил Майк. – Наверняка просто ловушка для дураков!

- Мы можем проверить это, ничем не рискуя, - сказала Бриджет. – За такую цену я могла бы греться на солнце целый месяц и ещё остались бы деньги на возвращение в Нью-Йорк и на то, чтобы как-то перебиться в первое время. Поехали!

- Я еду с тобой! – заявила Пег.

- Может, первым отправлюсь я? – предложил Майк. – При нынешней стоимости жизни меня настораживает, когда хозяин пансиона вдруг делает такие подарки, даже если подобным способом он старается привлечь клиентуру.

- Наши дела вас вовсе не касаются! – возмутилась Пег.

- О, напротив! – Майк очаровательно улыбнулся. – Вам не удастся избавиться от меня!

- Чтобы никому не было обидно, - вмешался Фрэнк, - поедем все вместе. По-моему, гораздо веселее путешествовать скопом. Правда, Бриджет?

- Почему бы и нет? – девушка подумала, что, чем больше народу вокруг неё, тем меньше опасность.

- Ну, раз это общее желание, я тоже согласна, - сдалась Пег.

- Что ж, идите звонить, - проговорил Майк. – Но, знаете, мне это объявление крайне подозрительно. «Приглашал паук муху на обед».

- Раз вам мерещится какая-то ловушка, вы и звоните, - буркнула Пег.

- Прекрасно! Но запомните: вы сами этого хотели!

Майк встал, взял в кассе жетон и забрался в телефонную кабинку. Через пять минут он вернулся.

- Кит Летхэм заедет за нами завтра, в десять утра. Раньше не получится – он должен сначала забрать ещё одного клиента из мотеля «Дезерт Хиллс» в Ван Бароне.

- На вашем месте я бы не стала соваться в этот разбойничий притон, - ехидно заметила Пег.

- Мне понравился голос Кита Летхэма, он говорит как джентльмен. В первом раунде ваша взяла, Пег. Забудем споры.

***

Проснувшись на следующее утро, Бриджет увидела, что Пег уже одета.

- Как на улице?

- Восхитительно! Солнце сияет, все женщины – в летних платьях и сандалиях.

- Вот здорово!

Позавтракав у стойки бара, девушки вернулись в мотель. Их уже с нетерпением ждали. Майк читал газету, а Фрэнк караулил на пороге.

Вошёл мужчина во фланелевых брюках и спортивном блузоне. Его загорелое лицо под копной каштановых волос и открытая улыбка сразу вызывали симпатию.

- Я – Кит Летхэм, - представился он. – Надеюсь, скоро вы станете моими гостями. Я на все руки мастер – ресторатор, гид, шофёр. Сколько вас?

Майк представил своих спутников.

- Отлично. Забираем багаж и…

- Сначала нам хотелось бы взглянуть на пансион.

- Давайте поступим так: если дом вас не устроит, я отвезу вас сюда бесплатно. По-моему, так будет честно.

Кит уложил чемоданы в багажник «кадиллака» последней модели.

- Как я уже говорил, мне нужно было забрать ещё одного постояльца. Его зовут Оливер Путнэм.

На вид Оливеру можно было дать лет двадцать восемь. Иссиня-чёрные волосы подчёркивали мертвенную бледность лица. Казалось, он только что перенёс изнурительную болезнь. Посмотрев на Бриджет, молодой человек улыбнулся:

- Сегодня у меня явно счастливый день. Как вас зовут, мисс?

- Бриджет Эванс.

- Бриджет Эванс?.. Я, кажется, уже где-то слышал ваше имя.

Девушка отвернулась. Даже на таком расстоянии от Нью-Йорка невозможно забыть дело Конвей! Но вскоре Бриджет отвлеклась от мрачных мыслей: широкие улицы Финикса, окаймлённые пальмами, женщины в пёстрых юбках, ранчеро в широкополых шляпах, мексиканцы и индейцы, хиппи, чьи длинные волосы стягивали широкие ленты по моде индейцев прежних времён… Город окутывали солнце и покой.

Кит завернул во двор и включил газ. Как и машина, внушительный дом дышал роскошью. В дверях появилась высокая молодая женщина в джинсах и красном корсаже. Её светлые, как песок, волосы стягивала лента. На мгновение Бриджет показалось, что они уже где-то встречались… Но нет, должно быть, это ложное ощущением.

Джейн провела всех в большую гостиную. Концертный рояль, проигрыватель, на стеллажах – книги в кожаных переплётах. Голубая бархатная обивка диванов и жёлтая – кресел чудесно контрастировали на фоне серого паласа.

- Какая весёлая комната! – воскликнула Бриджет.

- Надеюсь, вам понравится тут отдыхать, - отозвался Кит. – Но пойдёмте, я покажу вам весь дом. Вот маленькая гостиная для тех, кто любит в уединении посмотреть телевизор, - здесь сделана звукоизоляция. Вот столовая и кухня. Спальные комнаты – на другой стороне. Там, конечно, есть кондиционеры, но в такую погоду они не понадобятся – ночи сейчас и так довольно прохладные. Бассейн – за террасой.

- Кит, вероятно уже говорил, что машина – в вашем распоряжении, - сказала Джейн.

- Я даже не забыл упомянуть, что ты лучшая повариха в Финиксе! И все это – лишь за семьдесят пять долларов в неделю! Правда, прокат машины сюда не входит. Так что вы решили?

- Я остаюсь! – заявила Бриджет.

Остальные откликнулись дружным эхом. - Отлично, сказал Джейн. – Выбирайте комнаты, а Кит принесёт багаж. Хотите перед ленчем искупаться в бассейне?

Майк и Оливер Путнэм кивнули. Пег предпочла прогуляться.

- Когда у вас ленч? – спросила она.

- В час. И ещё. В стоимость пансиона аперитивы не входят, так что если вам захочется…

- Пусть каждый назовёт, что он будет пить. Плачу я, - предложил Майк, протягивая Киту стодолларовую бумажку.

Кит удивлённо покачал головой:

- Боже милостивый! Когда я буду её разменивать, меня примут за колдуна из Финикса!

- А кто это?

- Напомните мне, я расскажу вам потом эту историю.

Разобрав вещи, Бриджет вышла на террасу и села на надувной матрас у бассейна. Отдыхать на солнце… Так и советовала миссис Вулф. Девушка расслабилась и стала лениво наблюдать за двумя мужчинами, плававшими в прозрачной воде бассейна.

Майк оказался ещё мускулистее, чем она предполагала. Держался он на воде уверенно, как в своей стихии. Оливер Путнэм рядом с ним выглядел мальчиком. Глядя на его худобу и бледность, Бриджет снова подумала, что он, наверное, только что перенёс какую-то болезнь. Сейчас Оливер лежал на воде, раскинув руки, и умиротворённо смотрел в небо. Его красивое лицо отражало глубокий внутренний покой.

К бассейну подошла Джейн и, взглянув на купающихся, крикнула:

- Оливер! Вам пора бы выйти из воды. Солнце гораздо горячее, чем кажется. Не рискуйте напрасно! – Она уселась рядом с Бриджет. – Не слишком устали от такого долгого путешествия?

 Бриджет повернулась к Джейн, и ей снова показалось, что они где-то виделись. Неприятное, почти болезненное впечатление.

- О нет, всё в порядке. Вы с мужем так приветливы! И как вы согласились пустить чужаков в такой чудесный дом, миссис Летхэм?

- Однажды мы вдруг заметили, что наши расходы превышают доходы.

- Но ваши цены…

- Вам просто повезло, поскольку это наша первая попытка. Мы решили начать с малого, а потом, если сумеем создать себе хорошую репутацию, повысим цены… А теперь прошу прощения – пора возвращаться к плите.

Не успела Джейн уйти, как её стул занял Фрэнк. – Вас почти невозможно застать в одиночестве, Бриджет. Грех упускать такой случай, - проговорил он, глядя, как Майк и Оливер резвятся в воде.

- Почему бы и вам не искупаться, Фрэнк?

- Предпочитаю побыть с вами.

Оливер вылез из воды и пошёл к себе в комнату. Майк подплыл к краю бассейна и сел, свесив длинные ноги в воду. Он явно решил нарушить уединение Бриджет и Фрэнка.

- Куда вы подевали своего верного стража, Бриджет?

- Пег захотелось погулять. Она сказала, что от долгого сидения в машине у неё страшно затекли ноги.

- Удивительно, как это Пег решилась оставить вас одну… маленького ягнёночка среди стаи голодных волков!

- Не смейте издеваться над Пег, Майк, она чудная девушка!

- Ради вас, Бриджет, я готов заключить с ней перемирие.

Оливер вышел в светлых брюках, яркой рубашке и присоединился к компании. Бриджет подумала, что каждый из окружавшей её троицы был по-своему привлекателен: Оливер – правильностью черт греческого божества, Майк – природным обаянием, а Фрэнк – застенчивой улыбкой.

Оливер пододвинул стул и уселся, вытянув ноги.

- Всё думаю, как чудесно, что я теперь смогу купаться хоть каждый день.

- Вы болели? – поинтересовалась Бриджет.

- Нет, пришлось заканчивать одну совершенно выматывающую работу. Зато теперь можно отдохнуть на всю катушку. Когда Кит подъехал за мной в новом «кадиллаке», у меня глаза на лоб полезли. А потом появились ещё и вы, юная и прекрасная! Надеюсь, вы не замужем?

- Нет.

- Хорошее начало каникул!

- Вы, значит, тоже решили выставить свою кандидатуру и вступит в борьбу с прочими претендентами? – расхохотался Майк.

- Ещё бы! Я не из тех, кто уступает! Насколько я понимаю, мы все трое в равном положении. Единственная давняя знакомая Бриджет – рыжеволосая молодая женщина…

- Вовсе нет, - ответила, появляясь на террасе, Пег. – Мы познакомились всего пару недель назад. Но то, что произошло за это время, связало нас крепче многолетней дружбы. И когда Бриджет пришлось срочно уехать из Нью-Йорка, я сочла своим долгом сопровождать её.

- А из-за чего такая спешка? – удивлённо спросил Оливер.

- Бриджет вам ещё не рассказала? Она замешана в убийстве и вынуждена скрываться от мести преступника.

Кит поставил на длинный стол террасы тяжёлый поднос с бутылками, бокалами, шейкером и ведёрком со льдом. После слов Пег все застыли. Почувствовав, что всеобщее молчание начинает действовать на нервы, Джейн нарушила тишину.

- Давайте превратим этот стол в стойку бара. Вы не согласитесь взять на себя обязанности бармена, Майк?

- Охотно.

И Грейвз принялся раскладывать пластиковые салфетки. Положив салфетку перед Бриджет, он нечаянно смахнул её рукавом. Оливер немедленно поднял кружочек, и Майк, улыбаясь, заменил его другим.

- Коктейль делать всем? – осведомился он.

- Кроме меня, - покачала головой Джейн. – Кухарки не пьют.

- Придётся разок нарушить правила, - новоиспечённый бармен сунул ей в руку ледяной бокал.

- Я очень рад вашему приезду, Бриджет, - проговорил Кит, - уверен, что и моя жена – тоже. Не каждый день удаётся принимать особу, скрывающуюся от убийцы!

- Можете поверить, это не весело, - нахмурилась девушка.

- Пока вы терпите моё присутствие, Бриджет, никто не посмеет поднять на вас руку, - шепнул ей Фрэнк.

- Значит, вы та самая девушка, о которой я слышал по радио? – вмешался Оливер. – Счастлив ещё раз познакомиться.

- У нас вы найдёте надёжное убежище от этого ужасного мужчины с длинным носом, - проговорила Джейн. – Городок наш очень спокойный, жители законопослушны и…

- Не все, - возразил Кит. – Ты забыла о колдуне из Финикса. Преступление принесло ему немалые деньги!

- Так что же это за колдун? – спросил Майк. – Вы уже не первый раз о нём упоминаете.

- О, это долгая история! Однажды какой-то ловкач из Чикаго поселился в наших местах. Его привлекли рассказы золотоискателей. Представьте себе, где-то тут, в пустыне, прячется сказочно богатая золотая жила.

- В первый раз слышу, - заметил Майк.

- Жажда золота стоила жизни многим крепким мужчинам, имевшим неосторожность в одиночку двинуться в пески. Но вернёмся к нашему колдуну. Недалеко от Финикса он обнаружил оазис. Там жили десятка два людей. Парень решил во что бы то ни стало прибрать этот оазис к рукам, и в конце концов жителям пришлось за бесценок отдать землю и разбрестись куда глаза глядят.

Ещё никто в Финиксе не вызывал такой ненависти! Люди не могли вынести его барских замашек и объявили врагом общества номер один. Кое-кто, желая блеснуть осведомлённостью, пустил слух, будто он прячет в пустыне плоды своих грязных сделок. Другие утверждали, что парень обнаружил знаменитую золотую жилу и ездит в Чикаго менять самородки на стодолларовые купюры. Короче, в один прекрасный вечер наш жулик вернулся из поездки. Его арестовали, судили и приговорили к пяти годам. Узнав об этом, многие страшно обрадовались. Но всё же, несмотря на дурную молву, у колдуна были и защитники.

Кит рассмеялся, и Майк воспользовался паузой, чтобы снова наполнить бокалы. Пег удержала его руку:

- Нет, спасибо. Продолжая в том же духе, мы скоро свалимся под стол.

- Ладно. У всех полные бокалы? Отлично. Продолжайте, Кит.

- Итак, наш пройдоха оказался в камере вместе с двумя другими заключёнными. Один из них уже досиживал срок, и колдун поручил ему перепрятать деньги, чтобы, выйдя на свободу, снова завладеть сокровищами. Однако колдун зря доверился приятелю: тот прикарманил деньги и исчез. Чего только не писали журналисты об этой истории. Они-то и назвали нашего мошенника колдуном из Финикса. Кличка произвела фурор! Позже предприимчивый сокамерник совершил новый проступок, попался и получил год тюрьмы, но так и не выдал, куда спрятал сокровища колдуна. По слухам, деньги закопаны где-то в песках, неподалёку от Финикса. Поэтому не проходит недели, чтобы на поиски клада не отправилась какая-нибудь компания.

- Занятная история, - проговорил Майк.

Кит поставил бокал, встал и, подражая хорошо вышколенному метрдотелю, торжественно объявил:

- Ленч подан!

После ленча обе молодые женщины уединились в комнате Пег. Глядя, как подруга расчёсывает рыжую гриву, Бриджет спросила:

- Зачем тебе вздумалось рассказывать едва знакомым людям, что мне пришлось бежать из Нью-Йорка от убийцы?

- Хотелось поглядеть на реакцию Майка.

- За что ты его так ненавидишь, Пег?

- Это не ненависть, а, скажем, недоверие. Большая разница! Видишь ли, милочка, Майк появился в пансионе Ма Бакканте сразу после объявления по радио. Он был в столовой, когда в твоё «кьянти» подмешали снотворное. А потом забрал шприц… Не исключено, что он и подлил в бокал отравы…

- Зачем?

- Чтобы внушить всем, будто ты закоренелая наркоманка. Он же мог сунуть чулки в твои партитуры, чтобы ославить как воровку… А теперь поехал вместе с нами в Аризону и…

- То, в чём ты обвиняешь Майка, может относиться и к тебе, Пег. Прости, что я говорю так резко.

- Но в конце концов, Бриджет, назови мне хоть одну причину, которая могла бы заставить меня вредить тебе…

- Представим себе, что ты подруга убийцы. В таком случае ты сделала бы даже невозможное, лишь бы меня опорочить, и никто не поверил бы моим словам. Майк думает…

- О, разумеется, то, что думает Майк, свято, как Евангелие!

- Ох, замолчи, Пег. Я уже вообще не знаю, кому верить…

***

Майк позвонил из автомата лейтенанту Бакстеру.

- Не нравится мне всё это, лейтенант! Дошло до того, что я стал подозревать всех и каждого. А потом сегодня отправил вам самолётом четыре пластиковые салфетки с отпечатками пальцев. На каждой помечено имя. Кажется, мы попали в западню.

- И чего вы хотите от нас, мистер Грейвз?

- Загляните в прошлое тех, чьи имена указаны на салфетках. По отпечаткам вы узнаете, не имел ли кто-то из них уже дело с полицией.

- Это всё?

- Вы не нашли, где прячется Снодграсс-младший? А как племянница миссис Конвей? Не появлялась?

- К сожалению, пока – полная тишина.

- Странно, что эта девушка до сих пор не дала о себе знать. Вы уверены, что среди бумаг миссис Конвей не было её писем?

- Миссис Конвей писем не получала, а вся деловая переписка велась через адвоката.

- По-моему, единственный способ отыскать папашу Снодграсса – обшарить все сапожные мастерские.

- Об этом стоит подумать. Ещё раз прошу: не спускайте глаз с мисс Эванс.

***

Утром все поехали осматривать ботанический сад Финикса.

- Не очень-то мне по душе такие прогулки, - признался Бриджет Фрэнк.

Они шли рядом по узкой тропинке – третьему тут места бы не нашлось. Развешанные повсюду таблички предупреждали об опасности. В Аризоне кишат ядовитые змеи, ящерицы и тарантулы, а когда оказываешься в местах обитания этих ползучих тварей – с дорожки лучше не сходить.

- Зачем Пег понадобилось так мелодраматично объяснять причины вашего бегства из Нью-Йорка? – шепнул Фрэнк, убедившись, что никто, кроме Бриджет, его не слышит.

- Видно, хотела произвести впечатление, - ответила девушка.

Сзади шли Пег и Оливер, а Майк и Кит замыкали шествие. Бриджет слышала, что Грейвз распространяется о том, каким чудом Пег нашла объявление.

«Приглашал паук муху на обед» - почему Майк вспомнил эту пословицу? Что ей может грозить в роскошном доме, у гостеприимных хозяев?

Фрэнк взял девушку за руку:

- Майк и Оливер наперебой осаждают вас, и мне не удаётся всё время изобретать благовидные предлоги, чтобы избавиться от них.

Дальнейшее показало, что он как в воду глядел. Когда все остановились возле таблички с названием редкой разновидности кактуса, Оливер проскользнул к Бриджет и увлёк её вперёд.

- Эти господа так пекутся о вас, что и близко не подойдёшь. А мне бы очень хотелось поближе познакомиться! Как бы нам от них сбежать? Может, сходим в кино? – Увидев, что девушка колеблется, Оливер поспешил её успокоить: - Со мной вам ничто не грозит.

Но Майк, как и положено бдительному стражу, всё слышал.

- Прекрасная мысль – вмешался он. – Почему бы и не пойти всем?

На том и порешили. Оставив Летхэмов мыть после обеда посуду, пятеро спутников отправились в кино.

- На конкурсе нахалов Майк непременно занял бы первое место! – шепнул Оливер на ухо Бриджет. Но, странно, его это, казалось, скорее забавляет, чем сердит. – Предусмотрительный малый… Да только мы его всё-таки перехитрим!

Пока служительница освещала фонариком свободные места, Оливер потихоньку отвёл Бриджет назад. Когда Пег усаживалась между Майком и Фрэнком, свет погас и фильм начался. Оливер воспользовался случаем и увёл девушку из зала.

- Но… это что, похищение?

- Да, моя крошка, я вас похищаю и веду танцевать – я ещё днём приметил один симпатичный дансинг.

- Пешком идти слишком долго, а такси сейчас не поймаешь.

- Вы меня недооцениваете, дорогая. – Молодой человек с победоносным видом указал на стоящую возле входа машину, ту самую, на которой они приехали. – Я попросил шофёра подождать.

Перевод Марии Мальковой

Фото - Галины Бусаровой