Очерки по древнеегипетской медицине. Хирургия (в сокращении)


         Сделать выводы o развитии в Древнем Египте хирургии - отрасли медицины, в которой лечение заболеваний производится c помощью оперативного вмешательства, можно на основании: находок в гробницах хирургического инструментария: скальпелей, ножей, игл, приспособлений для прижигания и для ингаляции; обнаружения на древних мумиях различных лубков (деревянных, из теста и пропитанных смолами льняных бинтов), применяемых для лечения переломов костей; анализа изображений на стенах гробниц и храмов различных хирургических операций.

Свидетельства такого рода дают основание для вывода, что древнеегипетские врачеватели были знакомы с хирургическими приёмами лечения пациентов и, вероятно, отваживались на довольно сложные оперативные вмешательства.

Вместе с тем не подлежит сомнению, наиболее полное заключение можно сделать на основании письменных источников, в которых указаны приемы и рекомендации древних врачей в связи с различными травмами. Целью данной работы является попытка представить уровень развития важнейшей отрасли медицины при возникновении древнеегипетской цивилизации в начале III тысячелетия до нашей эры, т.е. в эпоху Древнего царства. В связи с отсутствием медицинских документов эпохи Древнего царства какие-либо выводы об уровне развития хирургии можно сделать только на основании изучения медицинских папирусов Среднего царства, которые, как достоверно установлено, являются копиями более древних письменных документов. К ним относятся папирус Эдвина Смита, а также отдельные разделы папирусов Эберса и Херст. Свидетельствами четкой систематизации хирургических познаний египтян могли бы явиться не сохранившиеся до наших дней «Трактат о том, что касается ран» и «Трактат для бальзамировщика», на которые ссылается автор папируса Эдвина Смита.

При описании последнего случая текст прерывается буквально на полуслове, хотя не заполненное текстом пространство вполне достаточно для нескольких строк. Можно полагать, что до наших дней сохранился только фрагмент некогда существовавшего полного документа, по всей видимости, включающего и описания травм живота, тазобедренного сустава, ног и ступней.

Принципиально схема изложения представлена так: в самом начале – название травмы, в приведённом случае – это «наставление относительно раны ноздри». Затем следует описание болезни, всегда начинающееся словами: «если ты обследуешь человека», который страдает той или иной болезнью. Затем – диагноз, начинающийся словами: «тебе следует сказать…», что у пациента та или иная болезнь, при этом повторяются слова, зафиксированные в названии. Заканчивается диагноз одной из трёх прогностических фраз: - «эту болезнь я вылечу», - «с этой болезнью я буду бороться», - «эта болезнь не излечима». Другими словами, прогноз врача может быть благоприятный, неопределённый и безнадёжный. Каждый случай, за исключением безнадёжных, сопровождается изложением приёмов лечения: «тебе следует сделать то-то и то-то». Почти все случаи заканчиваются разъяснением специфических впервые употребляемых фраз, всего в папирусе насчитывается 69 разъяснений.

Помимо систематизированного описания каждого конкретного хирургического случая внутри каждой группы травм существует определённая последовательность: начиная с менее сложного случая, составитель переходит ко всё более сложным травмам.

Итак, можно обоснованно полагать, что папирус Эдвина Смита или более полный древний оригинал, с которого он скопирован, представлял собой своеобразный медицинский учебник, созданный ранее XVII века до нашей эры, в котором по чётко продуманной схеме были сгруппированы хирургические случаи с описанием, диагнозом и лечением. Наиболее убедительным аргументом, свидетельствующим о древности подлинника, с которого папирус Эдвина Смита был скопирован, является лингвистический аспект. Так, в папирусе иногда встречаются слова и фразы, которые стали архаическими ко времени его создания. Например, что могла означать рекомендация больному, изложенная при описании Случая 3: «уложи больного в удобное для него положение». Казалось бы эта фраза не нуждается в комментариях и разъяснениях, однако, автор копии, знакомый с архаичным значением слов, поясняет, что фраза означает, что больной должен придерживаться привычной для него диеты, и ему не следует назначать никаких лекарств.

На основании случаев, перечисленных в папирусе, можно сделать заключение о том, при каких обстоятельствах возникла та или иная травма. Так, в Случае 33 описано «падение пациента вниз головой, приведшее к вдавливанию одного шейного позвонка в другой». Этот конкретный случай мог произойти при падении человека со строительных лесов, возводимых при строительстве египетских монументальных сооружений. Другие травмы могли быть получены во время военных сражений при ударах булавой, дубинкой или копьём.

Теперь рассмотрим сведения, изложенные в папирусе относительно действий врача при обследовании пациента. В папирусе такие указания ограничиваются, в основном, касанием рукой раны и пальпирование её. Вместе с тем в шести случаях с зияющими ранами указывается, что концы раны должны быть соединены вместе. Вполне возможно, что в этих случаях имеется в виду операция по сшиванию концов раны.

Помимо пальпирования в папирусе сказано, что врач должен при осмотре пациента отмечать такие моменты, как может ли пациент поднять голову, может ли он двигать голову из стороны в сторону и т.д. В одном из случаев (Случай 7) обращено внимание врача, что у пациента должно быть слабое сердцебиение. В дословном переводе такое состояние египтяне определяли так: «его сердце слишком устало, чтобы говорить».

Теперь рассмотрим рекомендации относительно лечения. Прежде всего это перевязки. При этом в 22 случаях рекомендованы перевязки со свежим мясом. По современным представлениям, кусок свежего мяса, прикладываемый к ране в первый день очень благоразумное лечение потому, что мясо выполняет роль своеобразного смягчающего средства (подушки) для остановки кровотечения путём давления. Помимо этого, свежее мясо обладает ещё и кровоостанавливающими свойствами. Повязка со свежим мясом снимается после первого дня, а затем следует лечение жирами и мёдом с добавлением в некоторых случаях третьего компонента (корпия), имеющего растительную природу, но неопределённого до настоящего времени. Из названных средств жир увлажняет рану и обеспечивает её защиту от внешней инфекции, а мёд содействует удалению воды и действует как антисептик. Выполняет ли растительный компонент функцию ускорения заживления раны остаётся на уровне догадки.

В 10 случаях при лечении ран применяется минерал «имереу», используемый вместе со свежим мясом. В одном случае при перевязке со свежим мясом рекомендована мазь, в состав которой входит мёд.

Проанализировав все случаи, упомянутые в папирусе Эдвина Смита, следует отметить, что ни в одном из них не упоминаются хирургические операции с ножом. Создаётся даже впечатление, что древние хирурги не пользовались ножом! Здесь уместно сказать несколько слов о проводимых в Древнем Египте операциях обрезания крайней плоти. Судя по рисункам, сохранившимся в гробницах, эту операцию делали специально подготовленные жрецы храмов. При этой операции даже во времена существования ножей из меди, бронзы и метеоритного железа жрецы использовали ножи со вставной режущей частью из кремния, что свидетельствует о строгой ритуальной обрядности процедуры.

Следует отметить, что среди 48 случаев с трезвыми диагнозами и чёткими рекомендациями по лечению, имеется один отличный от остальных случай. Это Случай 9. «Наставление относительно раны лба, размозжившей часть черепа…» (Обратите внимание, что в данном случае имеет место серьёзное повреждение черепа). Но далее не следует диагноз, нет намёка на прогностические указания, что было характерно для остальных случаев, а сразу следует предписание по лечению. «Тебе следует взять скорлупу яйца страуса, растереть её в порошок, смешать с жиром и эту смесь пометить в центр раны. После этого возьми ещё одно яйцо страуса, разотри скорлупу в порошок и используй для высушивания раны.

         Тебе следует применять его, как это делают врачи. На третий день тебе следует снять повязку и ты обнаружишь, что рана затянулась и её цвет напоминает цвет скорлупы страусиного яйца». Затем следует удивительное! «Вот какие заклинания тебе надо произносить при этом исцелении: «Изыди враг, который в ране. Эта крепость падёт, нет врагов изнутри. Я под защитой Исиды, мой спаситель – сын Осириса». После этого тебе следует охладить рану с помощью компресса. Финики, жир и мёд остудить и применять.

Приведённый случай не относится к числу исключительных, его ненамного труднее вылечить, чем другие, приведённые в папирусе. Как же так могло случиться, что в папирус был включён случай с явными элементами магии и колдовства!

Примечательна одна деталь. С названием травмы можно согласиться, но при сравнении с немногословным анализом выявляется интересный нюанс. Вместо слов «перелом черепа» использованы слова «перелом головы». Из других древнеегипетских текстов известно, что слово «голова» вместо «череп» стало появляться в период между Древним и Средним царствами. Подобная ситуация много веков спустя произошла с латинским словом «теста» (от него французское «тет») и более древним словом «капут».

Исходя из этого, можно полагать, что текст Случая 9 составлен позже. Получается такая ситуация. Основная часть текста папируса была составлена в древние времена, возможно, во времена строителей первых пирамид, т.е. в начале III тысячелетия до нашей эры, а текст Случая 9, есть учесть лингвистические аспекты, составлен в те времена, когда дошедший до нас папирус переписывался с древнего оригинала. Из этого следует, что с течением времени познания египтян в области хирургии не расширялись, а в эту практическую область знаний стали проникать элементы магии и колдовства. Возможно, по этой причине египетский врач, некогда владевший папирусом, который мы называем папирусом Эдвина Смита, на оборотной стороне начал записывать тексты заклинаний, наряду с рациональными рецептами лечения женских болезней и составами косметической мази.

Подводя итог, можно отметить следующее. При возникновении древнеегипетской цивилизации в начале III тысячелетия до нашей эры хирургия, как и другие отрасти человеческих знаний (астрономия, математика, архитектура, строительство), находились на достаточно высоком уровне, затем после нашествия чужеземцев, особенно гиксосов во втором переходном периоде, продолжавшимся с XVIII по XVI век до нашей эры происходит заметное снижение уровня знаний и усиление религиозных и магических концепций лечения болезней человека. Вполне возможное объяснение этому таково. Складывавшаяся на протяжении тысячелетий структура египетского общества рухнула, страну захватили чужестранцы, находившиеся на более низкой ступени развития, и нацию обуяло чувство неуверенности и беспокойства. Египтяне потеряли уверенность в свои силы и действенность своих прежних достижений, свои надежды они стали возлагать на то, что выше человеческого познания. Они стали набожными и все свои горести и несчастья увязывали с волей богов, которые покинули их в связи с недостаточно ревностным почитанием. В их представлениях болезни были ниспосланы богами и демонами и только с их помощью можно и излечиться. Когда после двух веков угнетения, фараоны Нового царства восстановили сильное и независимое государство, вера в богов оказалась достаточно сильна, чтобы противостоять трезвому научному подходу и медицина стала представлять собой некий конгломерат рационального подхода с приёмами магико-религиозного характера.

Вместе с тем рациональный подход медицины Древнего Египта оказал влияние на последующее развитие медицины.

С особой жадностью прильнули к источникам древнеегипетской мудрости греки, эти великие компиляторы прошлого. Всё наиболее ценное со всех концов света эллины страстно собирали, усваивали, развивали, приспосабливали к условиям и требованиям своей жизни. Именно от них достижения медицины Древнего Египта проникли и в медицину нашего времени.

В Древней Греции, достигшей в середине I тысячелетия до нашей эры высокого уровня экономического развития, практические потребности вызвали к жизни попытки научного обоснования явлений природы. Наступила эпоха могучего развития древнегреческой философии. Тогда же возникают и попытки свести имевшиеся в распоряжении эллинов медицинские знания в некую общую систему и дать им естественнонаучное обоснование. Разрешение этой задачи было осуществлено Гиппократом.

С целью выявления влияния медицины Древнего Египта на взгляды греческих врачей и, в частности, Гиппократа представляется целесообразным провести сравнение двух документальных свидетельств: хирургического папируса Эдвина Смита (дата написания XVII век до нашей эры) и книги «О ранах головы», которая достаточно вескими основаниями приписывается Гиппократу, который жил в период ок. 460г. до 370г. до нашей эры, т.е. более, чем на тысячу лет позже. Прежде чем проводить сравнение отметим следующее. Врачевание в Древней Греции долгое время оставалось семейной традицией и только к началу классического периода (V-VI века до нашей эры) рамки семейных школ расширились: в них стали принимать учеников – не членов данного рода. Так сложились врачебные школы: родосская, киренская, кротонская, книдская, сицилийская и косская. И этих школ славу древнегреческой медицины составили книдская и косская.

Книдская школа продолжила традицию египетских врачей и выделила комплексы болезненных симптомов и описала их как отдельные болезни. По свидетельству Гелена, в книдской школе различали 7 видов заболеваний желчи, 3 – чахотки, 4 – болезни почек и т.д. Одним словом, они разработали частную патологию и терапию в связи с врачебной диагностикой. Этой школе принадлежит заслуга отчётливой формулировки гуморальной патологии в виде учения о четырёх основных жидкостях организма (кровь, слизь, чёрная и жёлтая желчь).

Косская школа заложила основы клинической медицины, в центре которой находилось внимательное и бережное отношение к больному. История косской школы неразрывно связана с именем «отца медицины» Гиппократом, ему приписывается основное направление школы, так как о деятельности его предков врачей мы не имеем достоверных сведений, а его многочисленные потомки, по-видимому, только шли по его следам. Гиппократ прежде всего выступает как критик книдской школы, её стремления дробить болезни и ставить точные диагнозы. Для него важно не название болезни, а общее состояние больного, которое должно быть обследовано во всех деталях и на основании этого должен быть поставлен диагноз.

Что касается терапии, диеты и вообще режима, то они, по Гиппократу, должны иметь строго индивидуальный характер. Авторитет Гиппократа уже в древности был очень высок. Уже во времена Аристотеля он назывался «великим», для Галена он был «божественным». Неизвестный благочестивый византийский монах-историограф выразил своё восхищение перед мудростью Гиппократа словами: «Что сказал Гиппократ, то сказал бог». А много веков спустя после византийца знаменитый в своё время врач Дубль заявил в Парижской академии медицины, что «Гиппократ, один, без предшественников, ничего не заимствуя от предыдущих веков, как ничего не произведших, открывает дорогу к истинной медицине.

Несмотря на то, что современные историки медицины называют Гиппократа «отцом медицины», сам он намного скромнее оценивал свой личный вклад в развитие медицинской науки. Гиппократ утверждал, что «в медицине уже с давнего времени всё имеется в наличности: в ней найдены и начало, и метод, при посредстве которых в продолжение долгого промежутка многое и прекрасное открыто, и остальное вслед за этим будет открыто, если кто-нибудь, будучи основательно подготовленным и зная уже открытое, устремится, исходя из этого, к исследованию».

Юрий Марченко

Редакция газеты «Мир и Личность» выражает

искреннюю признательность Юрию Марченко

за возможность ознакомить

наших читателей с данными материалами