Социально-экономические и политические предпосылки

мировой войны 1914-1918 годов


          Как известно, изучению истории по оригинальным материалам и документам прошлых лет отдают предпочтение не только специалисты, но, как правило, многие любители, интересующиеся этой наукой. Поэтому предлагаем читателям ознакомиться с отдельными главами сборника «История ВКП(б)», выпущенного «Государственным издательством» малым тиражом в 1929 году, являющимся в настоящее время библиографической редкостью.

О мировой войне накопилась уже громадная литература на всех языках. Десятки томов дипломатических документов и многочисленные исследования позволяют выяснить, как подготовлялся мировой пожар, какие движущие силы определяли политику империалистических стран. Покрывало с тайников мировой политики снято, хотя архивы целого ряда стран ещё не открыты, в первую очередь опубликованием тайных договоров царского правительства, затем дальнейшей публикацией документов по внешней политике России и Германии. Многочисленные мемуары лиц, которые «делали политику», рисуют иногда такие подробности и детали, о которых нельзя узнать из дипломатических документов. Теперь уже можно почти шаг за шагом проследить, как развёртывалась мировая катастрофа, какую роль играли отдельные персонажи и целые правительства. Но чем яснее становится картина, тем более падает буржуазная теория о «виновниках» войны, стремившаяся «ответственность» за войну сложить на те лица и правительства, которые «начали войну», т.е. первые начали стрелять.

Для пролетариата такая постановка вопроса никогда не являлась удовлетворительной: Англия или Германия окончательно спровоцировали войну, это ничуть не изменяло её империалистического характера. «И поэтому понятно, что вопрос о том, который из этих двух хищников первый вытащил нож, не имеет никакого для нас значения», писал Ленин. Отношение пролетариата к войне определяется не тем, какая страна первая начала палить из пушек. На этом спекулирует только буржуазия. Ленин: «С точки зрения марксизма, т.е. современного научного социализма – основной вопрос… при обсуждении состоит в том, из-за чего эта война ведётся; какими классами она подготовлялась и направлялась. Отношение пролетариата и революционных марксистов к мировой войне определялось анализом характера этой войны как войны империалистической, захватнической, затеянной буржуазией для укрепления своего классового господства над порабощёнными народами всего мира. Совершенно другую позицию занимала буржуазия. Во всех воевавших странах она старалась изобразить дело таким образом, что на неё «напали», что противоположная сторона является нападающей. И русская, и немецкая буржуазия, в одинаковой мере выступая в роли «обиженной» стороны, сознательно старалась поднять шовинистические настроения внутри страны, сплотить все силы нации около правительства. Немецкой буржуазии удалось установить единый блок с социал-демократией для борьбы с царизмом. Французские социалисты помогали «своей» буржуазии против «зачинщиков» - немцев. Для того, чтобы миллионы людей держать в окопах, буржуазия сваливала «вину» на своего противника, иначе солдаты не захотели бы сражаться. Но вот война кончилась, и Версальский мир дал буржуазии ответ о «виновниках» войны, на которых возложены все «потери и убытки». Германия признана нарушительницей мира и должна нести тяжёлое бремя репарации. Можно без сомнения сказать, что если бы победила другая коалиция держав, тогда «вину» перед историей и ответственность за войну возложили бы на страны Антанты. Такова логика борьбы между капиталистами: вся ответственность перекладывается на более слабого, поверженного в прах противника. Сила решает, кто виноват, кто прав.

Совершенно иначе подходят к вопросу о причинах войны марксисты. Их, марксистов, больше всего интересует вопрос о противоречиях экономического и политического порядка, которые подготовили взрыв мирового пожара. Непосредственный предлог всегда найдётся, если созрели объективные условия. Не дипломатический обмен нотами после убийства австрийского наследника престола даёт ответ на вопрос, как подготовлялась мировая война, а изучение за длительный период времени экономического развития Европы и мировой политики, противоречий между капиталистическими странами. Ленин показывает образец чрезвычайно серьёзного и действительно научного отношения к изучению причин мировой империалистической войны, к изучению экономических и политических процессов новейшей истории, которые сделали неизбежной эту войну. «Мы говорим, - пишет Ленин, - если вы не изучили политику обеих групп воюющих держав в течение десятилетий, - чтобы не было случайностей, чтобы не выхватывали отдельных примеров, - если вы не показали связь этой войны и предшествующей политики, - вы ничего в этой войне не поняли». Революционные марксисты, - и Ленин в особенности, - сделали больше других для научного объяснения характера империалистической войны. Если специалисты – историки занялись объяснением войны главным образом после того, как она разразилась, и в особенности после её окончания, Ленин и революционное крыло социал-демократии предупреждали мир о грядущей катастрофе задолго до того, как она разразилась.

Мировая война подготовлена всем ходом развития капитализма, она есть «неизбежная ступень капитализма, столь же законная форма капиталистической жизни, как и мир». Империализм невозможен без войн, без конфликтов, без громадного роста вооружений и ожесточённой борьбы между отдельными государствами и их союзами за передел мира, за мировое господство. Вся «внеэкономическая надстройка, вырастающая на основе финансового капитала, его политика, его идеология усиливают стремление к колониальным завоеваниям», пишет Ленин. Бешеная волна вооружений и перевооружений армии и флота, громадный рост военных бюджетов важнейших европейских стран усиливали их империалистические тенденции и аппетиты. Задолго до выстрела в Сараеве война буквально висела в воздухе, идея её пропагандировалась в публицистике всех стран.

Империалистический характер грядущей войны был ясен большевикам (да и не только большевикам!) задолго до её начала. На международных конгрессах II Интернационала не один раз стоял вопрос об отношении пролетариата к грядущей войне, которая оценивалась как война империалистическая; лишь после измены социал-демократии потребовалась ревизия этого положения.

Странно теперь читать старческие рассуждения Каутского, старающегося доказать неправильность тезиса, до войны признававшегося всеми социал-демократами, что война подготовлена противоречиями империалистической эпохи. «Но это ни в коем случае не марксизм, когда указанием на безличную вину капитализма хотят отвлечь внимание от розыска виновных лиц» (К.Каутский, «Как возникла мировая война). Дело в лицах, провозглашает Каутский, в не в экономической системе. В конце концов Каутский находит «виновника» в лице Вильгельма II, проживающего преблагополучно в Голландии. Конечно Вильгельм виноват, но для этого простого вывода не нужно было Каутскому копаться в архиве министерства иностранных дел и дожидаться того времени, когда немецкая революция свергла Вильгельма с престола. Однако, выдавая с головой Вильгельма, Каутский защищает империализм и империалистическую буржуазию и её политику.

         По мнению сего учёного мужа, империализм сам по себе не порождает захватнической политики, которая приводит к войнам. Политика может быть мирная и захватническая, в зависимости от лиц, которые её делают. Он ссылается при этом на англичан и американцев, которые, несмотря на империализм, не всегда вели агрессивную политику. «Поэтому неверно, - пишет Каутский, - что финансовый капитал неизбежно приносит с собой воинственные прихоти и опасности войны».

Естественно, раз Каутский отрывает войну от её экономического базиса, ему остаётся заниматься, с точки зрения политики и истории, - пустяками, изысканием «виновных лиц».

Позиция Каутского по вопросу о войне чрезвычайно интересная. Несмотря на марксистскую фразеологию, которой он прикрывает свои рассуждения, оппортунизм его основных положений со всей ясностью выступает из-под словесных риз. Глубоко неверно его основное положение, что империализм как хозяйственная система с неизбежностью не порождает войн. Капитализм, по мнению Каутского, - это «абстракция», на безличную вину которой нельзя ссылаться, ибо этим отвлекается «внимание от розыска виновных лиц». Увлекшись изысканием конкретных носителей зла, Каутский переступает всякие границы марксистского анализа. Обвиняя Вильгельма и вообще немецкий милитаризм, он договаривается до оправдания политики Англии, Америки и России, главных застрельщиков мировой войны. Оправдание политики главнейших участников Антанты он обосновывает тем, что они «не знали вплоть до мировой войны никакого милитаризма». Правда, в России милитаризм был, но после разгрома царского правительства во время русско-японской войны он был ещё слаб. Вообще англичане и американцы вели «разумную» политику. «Они не были игроками ва-банк, а солидными капиталистами», поэтому и не вели дело к войне, «когда она их могла разорить». Зато против германского правительства Каутский направляет свои стрелы. «Виновником» войны им безапелляционно признаётся одна Германия, которая «провоцировала её соседей» на войну. Оставляя в стороне самые «результаты исследования», уместно обратить внимание на самый методологический подход автора к рассмотрению политики с точки зрения психологии тех, кто «её делает». Конечно и выводы автора абсолютно далеки от какой-либо объективности. Выбросить из поля зрения политику России и Англии, отказаться от анализа экономических факторов, которые её определяют, это значит ничего не понять в той грандиозной подготовке к войне, которая продолжалась в течение десятилетий.

Большевистская постановка вопроса о причинах мировой войны, как небо от земли, отличается от каутскианской. В первые месяцы войны Ленин писал:

«Рост вооружений, крайнее обострение борьбы за рынки в эпоху новейшей, империалистической, стадии развития капитализма передовых стран, династические интересы наиболее отсталых восточно-европейских монархий неизбежно должны были привести и привели к этой войне. Захват земель и покорение чужих наций, разорение конкурирующей нации, грабёж её богатств, отвлечение внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов России, Германии, Англии и других стран, разъединение и националистическое одурачение рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революционного движения пролетариата, - таково единственное действительное содержание, значение и смысл современной войны».

Эта краткая характеристика Ленина полностью охватывает всю совокупность причин, вызвавших войну, и раскрывает её содержание. Говоря о войне как империалистической, Ленин не забывает одновременно про страны, в которых империалистическая буржуазия была ещё слаба, не определяла ещё всей политики правительства. К таким странам в первую очередь относилась Россия, где «преобладает военный и феодальный империализм». Про такие страны Ленин говорит, что там «династические интересы», т.е. интересы крепостников-помещиков, подталкивали правительство на войну.

В основном мировая война порождена противоречиями империалистического капитализма. Западноевропейский империализм созрел и оформился в определённую систему уже к началу ХХ века. Это созревание началось с 80-х годов XIX столетия. Конечно, в отдельных отсталых странах, как Россия, формирование монополистического капитализма совершалось значительно позднее, в ХХ столетии, непосредственно перед мировой войной. Про Россию Ленин говорил, что там колоссальную роль играли интересы крепостников-помещиков, в руках которых находился весь аппарат власти. Если от экономики перейти к политике, то ясно, что основу политических комбинаций стран надо искать ещё в XIX столетии. Нам представляется глубоко правильным замечание Покровского в предисловии к сборнику «Империалистическая война». Он пишет: «Две трети той комбинации держав, которая стала против Германии и Австрии в 1914-1918 годах, было уже готово к 1904 году». Потребовалось ещё десятилетие для того, чтобы коалиции окончательно оформились, противоречия обострились до необходимости вооружённой схватки. Глубоко неверен выпад Каутского против большевиков, будто они вместо конкретного исторического анализа причин войны и персональных её виновников отделываются ссылками на безличную вину капитализма. Начиная с манифеста ЦК Российской социал-демократии от 1 ноября 1914 года и кончая последующими статьями Ленина большевики везде давали глубоко конкретный анализ. Противоречия новейшего капитализма определённым образом увязываются ими с политикой определённых государств.

В манифесте указываются главные фигуры обеих воевавших коалиций и следовательно главные виновники: Англия – во главе Антанты – и Германия, возглавлявшая тройственный союз. Кроме того, важное значение имели противоречия между Францией и Германией, с одной стороны, Россией и Германией, Турцией и Австрией – с другой.

В статье «О сепаратном мире», написанной в конце 1916 года, Ленин говорит не только безлично об империалистических противоречиях новейшей эпохи капитализма, вызвавших войну, но и указывает главнейших «виновников» войны:

«Война порождена империалистскими отношениями между великими державами, т.е. борьбой за раздел добычи, за то, кому скушать такие-то колонии и мелкие государства, причём на первом месте стоят в этой войне два столкновения. Первое – между Англией и Германией. Второе – между Германией и Россией. Эти три великие державы, эти три великие разбойника на большой дороге являются главными величинами в настоящей войне, остальные – несамостоятельные союзники.

Оба столкновения подготовлялись всей политикой этих держав за несколько десятилетий, предшествовавших войне».

Может быть Лениным несколько преуменьшена самостоятельная роль Франции, но основные линии экономических и политических противоречий им очерчены сжато и исчерпывающе полно. Как любил выражаться Зиновьев, к ленинскому анализу нельзя ничего ни прибавить, ни убавить.

Материалы ВКП(б), государственное издание, 1929 год