Сегодня в ателье «заехал и прописался» дворец американского миллионера


Для киноаппарата весь мир – сцена. На трёх ножках своего штатива он бродит по вселенной, здесь и там втыкая в жизнь гранёные стёкла своего глаза – объектива и вращением ручки втягивая на плёнку «картины из жизни». Поверхности земного шара мало для киноаппарата. Он опускается на дно морское и снимает подводную жизнь рыб и водорослей. Он поднимается в облака на аэропланах.

Весь мир доступен киноаппарату, но он спотыкается о порог каждого дома. Он может бродить по всем улицам и дорогам, но ему нет доступа внутрь помещений. Жизнь комнат очерчена для киноаппарата заповедным кругом. Его подслеповатый глаз ничего не видит ни внутри дворцов, ни внутри хижин. Устройство объектива аппарата и химический состав плёнки таковы, что снимки могут получаться только при ярком освещении. Комнатный свет недостаточно силён для того, чтобы при нём можно было производить съёмку.

Жизнь человека не ограничивается только улицей, большая часть жизнь проходит не под небом, а под потолком. Для того, чтобы киноаппарат мог совершать съёмки инсценировок жизненных явлений, происходящих в комнатах, необходимо эти комнаты искусственно воспроизводить на кинофабриках. Главный зал кинофабрики – ателье – служит местом для постройки разнообразных комнат, открывающих киноаппарату все тайны «домашних очагов».

Ателье – это дом бродяги киноаппарата. Здесь он может брать в упор, «на мушку» двухстенные комнаты, залитые светом своего собственного солнца.

Киноателье – это своеобразная «гостиница для проезжающих», где «посуточно» останавливаются не квартиранты, а квартиры, не жильцы, а комнаты. Сегодня в ателье «заехал и прописался» дворец американского миллионера, на завтра плотники уже «выписали» его и вселили на его место трактир. Киноателье – это дом для всех домов и изо дня в день живёт жизнью комнат всего мира.  

Размеры киноателье должны быть весьма внушительными для того, чтобы вместить целые анфилады комнат.

По углам ателье громоздятся приставленные один к другому «щитки» - деревянные рамы, обитые фанерой. Размеры разные – от четверти метра до двух в ширину. Высота – четыре метра. Тут же в ателье и на складах фабрики хранятся заранее заготовленные двери, окна, колонны, арки, решётки, карнизы, пилястры, камины, печки и т. п. разных размеров и стилей.

Отдельные составные части декораций называются «фундусом». Под это понятие можно подвести «щитки» и пр. Раз сделанный фундус входит в состав разных декораций по нескольку раз. Меняются комбинации – сам фундус остаётся неизменным. Большая экономия на материале.

Система фундусов наличием запаса готовых частей несколько связывает фантазию художника. Мечтал-де такую-этакую арку закатить, а из фундуса её не сделаешь. Фундусовые декорации страдают некоторым однообразием. Но, с одной стороны – разнообразное освещение операторов даже одной и той же декорации может дать мало похожие друг на друга комбинации; с другой стороны, - если даже лучшие поэты имеют своего рода «фундусы» рифм и образов, которые они суют в почти каждое стихотворение, - то почему бы и кинохудожникам не иметь в своих декорациях повторяющихся элементов?

 Построенные из щитков декорации, хотя и не дают настоящей фактуры, тем не менее имеют достаточно солидный и естественный вид.

Смотря по заданию, щитки оклеиваются обоями или красятся клеевой краской. Для создания эффекта каменных стен применяется способ, так называемой, «нашлёпки», - щитки намазываются особо приготовленной глиной, дающей шершавую поверхность.

Пол ателье имеет, наподобие театральной сцены, несколько люков. Они изредка применяются при постройке декораций (лестницы и подвалы и т. п.). В некоторых случаях декорации устанавливаются над уровнем пола: на особые станки настилаются доски, и на них уже воздвигается декорация.

Иногда ателье превращается в улицу, правда, имеющую только одну сторону. Несколько фасадов домов, тротуар. Пол устилается особыми плитами, сделанными под асфальт, или посыпается песком. Вдоль тротуара «сажают» настоящие деревья, листва и ветви которых колышутся под «порывами ветра» от сильных электрических вентиляторов. В ателье въезжают автомобили, извозчики. Создаётся полная иллюзия уличного движения, контролируемого бравым милиционером, городовым или полисменом, смотря по тому, к какому историческому периоду и к какой из стран мира принадлежит «заехавшая» в гостиницу ателье улица.

Своеобразная точка зрения объектива киноаппарата, несколько искажающая перспективу, принимается художниками во внимание при сооружении декораций. Эта «точка зрения» позволяет строить декорации не сплошными стенами, а на принципе перекрывающих друг друга плоскостей.

Стена не идёт «одним куском», а имеет два-три промежутка, нужные для установки осветительной аппаратуры. При правильной постройке таких декораций и выборе надлежащей точки съёмки, - промежутки (иногда чем-нибудь замаскированные) в поле зрения объектива сливаются в одну плоскость.

Декоративная часть кинематографии имеет ещё очень много от театра. Нередко декорации строятся, как на сцене, трёхстенной коробкой, и оператор не имеет возможности их эффектно осветить. При правильном кинематографическом подходе художника – эскиз декорации предварительно согласуется не только с режиссёром, но и с оператором. Точки съёмок и места для установки света намечаются заранее. Плохо освещённая декорация гибнет. Есть случаи, когда построенные «коробкой» декорации чаровали глаз переливами красок и специально сделанных блёсток, а на экране, благодаря неудачному освещению, совершенно не были видны: чернота – и только.

Окраска декораций делается в натуральные цвета. Кино не терпит пестроты. Для придания глубины большим декорациям, ближе к аппарату они покрываются более светлым тоном, дальше – более тёмным.

Декорации строятся по эскизам и чертежам художников, в большинстве случаев, перешедши в кино из театра. По копии сценария художник составляет проект декорации. Режиссёр высказывает свои соображения и даёт указания мизансцен. Эскиз, в некоторых случаях, переделывается по нескольку раз. Иногда делается макет (особо сложных и многоплоскостных декораций). По эскизу и чертежам декорации строятся под наблюдением художника и специалиста киноархитектора.

Декорации обыкновенных комнат (столовые, гостиные и пр.) строятся в 2-3 дня. Постройка сложных декораций («улицы», большие залы, пароходные топки, «подземелья») требует гораздо большего срока.

Кинематографические плотники заражены свойственной кино «динамикой». Они работаю быстро и уверенно.

Мелом сделана разметка на щербатом полу ателье.

- Здесь закатим колонну, там дверь, а сюда надо поставить арку.

- Есть!

С молотками в руках плотники, под неотступным руководством архитектора, быстро возводят стены, приставляя щиток к щитку и укрепляя их сзади особыми распорками. Распорки или прибиваются гвоздями, или привинчиваются особыми шурупами, имеющими вид пробочников.

Работа в киноателье никогда не идёт «с прохладцей». Спешка. Гонка. Нужно поскорее построить и заснять декорацию, за ней в очередь стоит целый ряд других.

Стены готовы. Покрашены, позолочены. Зал барского особняка. Резные колонны, арки. Плотники настилают «паркет». Паркет этот сделан из листов фанеры, раскрашенных «под орех». Лист к листу – паркет готов. Архитектор вместе с плотниками уходит строить новую декорацию или ломать уже заснятую. Их место занимают мебельщики, реквизиторы и бутафоры.

«Барский особняк» нужно соответствующим образом обставить. На мебельных складах фабрики стоят гарнитуры мебели, вывезенные из бывших царских дворцов. Кинофабрика может воссоздать Потёмкинскую роскошь и Екатерининское великолепие. Мебельщики осторожно устанавливают шёлковую мебель причудливейших фасонов. Столы с перламутровой инкрустацией, диванчики и козетки на изогнутых ножках, хрустальные вазы, каминные часы. Портреты «предков» в багетных рамах, зеркала и старинные портьеры.

Реквизитор устанавливает на полках и столиках ценные безделушки…

Художник под руку подводит режиссёра к обставленной декорации…

На другой стороне ателье плотники разбирают декорацию. В «гостинице для проезжающих» недолги стоянки комнат. День, два – стены комнаты перешли на плёнку и больше не нужны. Декорация стоит ещё пару часов после съёмки – до тех пор, пока не проявят негатив. Всё благополучно – и декорация прекращает своё кратковременное существование.

По только что отстроенной декорации «барского особняка» одиноко бродит человек. Ведёт себя очень странно: то присядет в кресло, встанет, изогнётся в реверансе, приподнимая руками воображаемые юбки, то вдруг начнёт спорить с кем-то невидимым и с размаха ударять кулаком в воздух.

Сумасшедший? Почему его не выведут?

Нет, это не беглец из сумасшедшего дома. Это всего только кинорежиссёр, проверяющий сам для себя мизансцены и привыкающий к декорации, которую через час ему нужно будет «обыгрывать».

Лео Мур 

Фото - Галины Бусаровой