Шедевр Оливера Голдсмита «Ночь ошибок» (отрывок)


Молодой застенчивый сэр Марло и его друг Хэстингс принимают дом старого друга отца Марло – Хардкасла – за гостиницу, а самого хозяина дома – за трактирщика.

Хардкасл. Джентльмены, ещё раз сердечно приветствуя вас. Кто из вас мистер Марло? Добро пожаловать, сэр. Как видите, принимать друзей, стоя у камина, не в моём обычае. Я люблю радушно встречать их на старинный манер у ворот. Я люблю сам проверять, позаботились ли об их лошадях и поклаже.

Марло (в сторону). Он уже узнал от слуг наши имена. (Хардкаслу.) Мы ценим вашу внимательность и гостеприимство, сэр. (Хэстингсу.) Я думаю, Джордж, что нам не мешало бы утром сменить наше дорожное платье. Мне уже становится дьявольски стыдно за свою одежду.

Хардкасл. Прошу вас, мистер Марло, не церемониться в этом доме.

Хэстингс. Пожалуй, ты прав, Чарлз; первый решительный натиск – и сражение наполовину выиграно! Я намерен открыть военные действия в белом с золотом.

Хардкасл. Мистер Марло… мистер Хэстингс… джентльмены, прошу вас не стеснять себя ничем. Это, так сказать, Зал свободы, джентльмены. Можете делать здесь всё, что вам будет угодно.

Марло. И тем не менее, Джордж, если мы начнём кампанию слишком рьяно, нам может не хватить амуниции до её окончания. Я намерен приберечь золотое шитьё, чтобы обеспечить отступление.

Хардкасл. Ваши слова об отступлении, мистер Марло, напомнили мне о случае с герцогом Мальборо, когда он осадил крепость Денэн. Он начал с того, что предложил гарнизону…

Марло. Как ты полагаешь, золотистый жилет подойдёт к гладкому коричневому камзолу?

Хардкасл. Он начал с того, что предложил гарнизону – а там было тысяч пять человек…

Марло. Девушки любят всё нарядное.

Хардкасл. Тысяч пять человек, изрядно снабжённых провиантом, оружием и прочим военным снаряжением. Ну-с, - говорит герцог Мальборо Джорджу Бруксу, стоящему рядом с ним, - вы, вероятно, слыхали о Джордже Бруксе, - я готов побиться об заклад на своё герцогство, что возьму эту крепость, не пролив и капли крови. И вот…

Марло. А что если вы дадите нам тем временем по стакану пунша, друг мой? Это поможет нам энергичнее провести осаду.

Хардкасл. Пунша, сэр? (В сторону.) Впервые встречаюсь с таким удивительным проявлением скромности!

Марло. Да, сэр, пунша. Стакан горячего пунша, после нашего путешествия, весьма подбодрит нас. Ведь это Зал свободы, как вы сами сказали.

Хардкасл. Могу предложить вам кэп, сэр.

Марло (в сторону). Этот человек в своём Зале свободы намерен давать нам только то, что угодно ему самому.

Хардкасл (наливает кэп). Надеюсь, он придётся вам по вкусу. Я сам, собственноручно, приготовил его и полагаю, что вы признаете его состав сносным. Не откажите в любезности чокнуться со мной, сэр. Пью за более близкое знакомство, мистер Марло! (Пьёт.)

Марло (в сторону). Какова, однако ж, бесцеремонность! Но всё же этот чудак забавен, доставим ему немного удовольствия. (Хардкаслу.) Ваш слуга, сэр! (Пьёт.)

Хэстингс (в сторону). Видимо, этот человек хочет навязать нам своё общество и, ещё не научившись быть джентльменом, забывает, что он содержатель гостиницы.

Марло. Судя по вашему превосходному кэпу, старина, дела ваши в этой местности не столь плохи. Бывают, вероятно, горячие денёчки, особливо во время выборов, а?

Хардкасл. Нет, сэр, я уже давно отказался от этого занятия. С тех пор, как наши знатные особы нашли способ избирать друг друга, нам, «торговцам элем», делать тут нечего.

Хэстингс. Стало быть, у вас нет склонности к политике, как я вижу?

Хардкасл. Ни малейшей. Было, правда, время, когда меня тревожили ошибки правительства, но заметив, что сам я день ото дня становлюсь всё раздражительнее, а правительство не становится лучше, я предоставил ему исправляться самому. С тех пор мне решительно всё равно, кого изберут в парламент. Ваш покорнейший слуга, сэр!

Хэстингс. Что ж, ежели вам приходится есть наверху, пить внизу, принимать друзей в доме и развлекать их вне дома, вы, видимо, ведёте отменно приятную деятельную жизнь.

Хардкасл. Да, хлопот у меня, несомненно, много. Половина разногласий в приходе улаживается в этой самой гостиной.

Марло (выпив свой бокал). И в вашем кэпе, мой старый джентльмен, у вас заключены более убедительные доводы, чем все те, что приводятся в Вестминстер-Холле.

Хардкасл. Да, мой юный джентльмен, довод сильный, но прибавьте к нему ещё и немного философии.

 

Марло (в сторону). Впервые в жизни слышу о философии трактирщика!

Хэстингс. И вы, как опытный полководец, атакуете их со всех сторон. Если вы почитаете их ум податливым, вы атакуете его своей философией, а если вы находите, что ум у них отсутствует, вы атакуете их вот этим. Ваш здоровье, друг философ!

Хардкасл. Отлично, превосходно, благодарю вас! Ха-ха-ха! Возведя меня в полководцы, вы напомнили мне о принце Евгении, когда он сражался с турками под Белградом. Послушайте только…

Марло. Вместо битвы под Белградом, я полагаю, самое время потолковать об ужине. Что ваша философия приготовила сегодня на ужин?

Хардкасл. На ужин, сэр? (В сторону.) Обращались ли когда-либо к человеку с подобным вопросом в его собственном доме?

Марло. Да, сэр, на ужин, сэр. У меня начинает разыгрываться аппетит. Сегодня я обещаю вам опустошить вашу кладовую.

Хардкасл. Такого бесстыдника я ещё в жизни не видывал. (К Марло.) Что касается ужина, сэр, толком не могу вам ничего сказать. Моя Дороти и кухарка решают это сами. Тут я им предоставляю полную свободу.

Марло. В самом деле?

Хардкасл. Да, полную свободу. Кстати, они, кажется, сейчас совещаются в кухне по поводу ужина.

Марло. Тогда я попрошу их дозволить мне участвовать в тайном совете. Такова моя привычка. Когда я путешествую, то всегда предпочитаю сам составлять карту своего ужина. Распорядитесь позвать кухарку. Надеюсь, вы не обидитесь, сэр?

Хардкасл. О нет, сэр, ничуть; не знаю только, как это сделать – наша кухарка Бриджет не очень-то общительна в подобных случаях…

Хэстингс. Посмотрим тогда перечень содержимого вашей кладовой. Прошу об этом, как об одолжении. Я всегда приноравливаю свой аппетит к карте.

Марло (Хардкаслю, который смотрит на них с удивлением). Он совершенно прав, сэр; это и в моих правилах.

Хардкасл. Вы вправе распоряжаться здесь, сэр. Эй, Роджер, принеси нам карту сегодняшнего ужина; она уже написана, я полагаю. – Ваше обыкновение, мистер Хэстингс, напоминает мне о моём дядюшке, полковнике Уоллопе. Он, бывало, говорил, что никто не может быть спокоен за свой ужин, покуда не съест его.

Хэстингс (в сторону). Всё на благородный лад! Его дядюшка – полковник! Скоро мы услышим о том, что его матушка была мировым судьёй! – Но давайте-ка почитаем карту.

Марло (разглядывая меню). Что тут есть? На первую перемену; на вторую перемену; на десерт. Чёрт возьми, сэр, вы полагаете, мы прихватили с собой всю лондонскую гильдию плотников или всех бедфордских выборщиков, чтобы съесть подобный ужин? Два или три лёгких блюда, чисто и аппетитно приготовленных, - и достаточно. 

Хэстингс. Но ты всё же прочти.

Марло (читает). Первая перемена начинается с поросёнка под сливовым соусом.

Хэстингс. К чёрту вашего поросёнка, я вам говорю!

Марло. А я говорю – к чёрту ваш сливовый соус!

Хардкасл. Однако же, джентльмены, для людей проголодавшихся поросёнок под сливовым соусом – превосходная еда.

Марло. А под конец – язык…

Хэстингс. Выбросьте-ка ваш язык…

Хардкасл (в сторону). Я и вправду теряюсь от их нахальства. (К Марло и Хэстингсу.) Джентльмены, вы мои гости, вносите все угодные вам изменения. Есть ещё что-либо, что вы желаете бы отбросить или заменить, джентльмены?

Марло. А кроме того: паштет, рагу, сосиски, слоёный пирог с мясом, бланманже и взбитые сливки.

Хэстингс. Будь проклята ваша тонкая кухня. Я так же растеряюсь за вашим столом, как на обеде у французского посла, где подают жареных крокерблю. Я – за простые блюда.

Хардкасл. Очень сожалею, джентльмены, что у меня нет ничего, что пришлось бы вам по вкусу, но если вы питаете к чему-либо особую склонность…

Марло. Право, сэр, ваша карта столь изысканна, что любая часть её не уступит другой. Пришлите нам то, что сами пожелаете. На этом с ужином покончим. А теперь надо пойти проследить, чтобы наши постели были проветрены и согреты.

Хардкасл. Прошу вас, предоставьте всё это мне. Вам не надобно хлопотать ни о чём.

Марло. Предоставить это вам! Уж вы извините меня, сэр, но я всегда сам забочусь об этом.

Хардкасл. А я настаиваю, сэр, чтобы вы были покойны в этом отношении.

Марло. Я так решил, и так оно и будет. (В сторону.) Вот уж докучливый человек – никогда подобного не встречал.

Хардкасл. И всё же, сэр, я намерен хотя бы сопутствовать вам. (В сторону.) Может быть, это и есть нынешняя скромность, но я не видал ничего более похожего на прежнее нахальство. 

Фото - Галины Бусаровой