Возрождение. Центр художественной жизни эпохи


Нередко высказывались предположения, что художественная культура почти совершенно исчезла в Италии в течении предшествовавшего XIII веку периода Средних веков. Но многочисленные памятники заставляют отвергнуть это заблуждение. В различные местностях Италии иногда даже обнаруживались попытки к возрождению, как на севере в ломбардской архитектуре, в норманнскую эпоху – в Сицилии, на юге – под влиянием большого монастыря Монте-Кассино и позже – при Фридрихе II, в Риме – среди мастеров, известных под именем Космати. Но как бы не был велик интерес этих попыток, подлинное итальянское возрождение, в том его виде, в каком оно развивалось до XVI в., началось лишь в XIII в. Скульптура была ещё неуклюжа и плоска в Италии в то время, как во Франции, в XII и начале XIII вв. она создавала уже образцовые произведения.

На севере и особенно в центре Италии сформировались республики, славившиеся промышленностью и торговлей, в которых кипела политическая жизнь. В XII и XIII вв. Пиза, Генуя и особенно Венеция стояли во главе христианской торговли с Востоком, Милан господствовал в Ломбардии, демократическая по преимуществу Флоренция распространяла повсюду свои сукна и шёлковые материи. Увеличение богатства среди образованного населения должно было привести и к успехам в области искусств. Пиза была, например, одним из первых центров тосканского искусства. После победы над сицилийцами, пизанцы начали постройку своего собора (1063 г.), сохраняющегося как один из первых памятников самобытной итальянской архитектуры, в котором заметно уже употребление разноцветного мрамора, являющееся характерным признаком тосканской архитектуры. Рядом с собором скоро был сооружён баптистерий, творение Диотисальва (1153 г.), потом кампанилья или колокольня, «Падающая башня», над которую первоначально трудились Вильгельм Инспрук и Боннан, а затем Кампо Санто. Все эти здания, взятые вместе, составляют одно дивное произведение искусства. Во Флоренции о Возрождении возвестила воздвигнутая на господствующем над городом холме красивая церковь Сан-Миньято (XII в.). Знаменитый баптистерий, служивший ранее собором, является, быть может, античным сооружением, лишь переделанным и приспособленным для христианского обряда. Местный, городской патриотизм был очень сильным в эту эпоху: каждый город хотел иметь красивые здания, богатые горожане соревновались друг с другом, и во многих городах образовались самобытные художественные школы. Позднее, государственные люди, как Медичи во Флоренции, Висконти и Сфорца в Милане и др., стремившиеся основать своё могущество на обломках древних учреждений, - также хранили эти традиции: искусство беспрерывно развивалось среди политических переворотов.

Могущественное влияние на возрождение искусства оказали также литература и верования. Итальянское искусство испытало сильнейшее влияние Данте и св. Франциска Ассизского, обаяние которого было так велико и распространено в Италии этой эпохи. Сам Данте, покинувший язык прошлого – латынь в своей «Божественной комедии» и заменивший его местным наречием, подавал художникам пример освобождения от традиций, в то время, как его мистические концепции и полные жизни описания овладевали воображением художников и вдохновляли их. Святой Франциск проповедовал слово Божие даже ласточкам и волку в Губбио, в полном огненной поэзии песнопении он взывал ко всем творениям, называл звёзды, ветер и птиц своими братьями и сёстрами, и тем освящал любовь к природе. И в искусство проникло новое веяние: великий новатор живописи Джотто был другом Данте и в то же время прославлял св. Франциска в своих произведениях. Почти у всех художников этого времени замечается это своеобразное двойное влияние – святого и поэта. Если ко всему этому присоединить ещё изучение антиков, особенно обнаружившиеся в XV в. – получим все главнейшие элементы итальянского возрождения: стремление к жизненности, наблюдение природы и влияние прошлого.

В XIII и начале XIV в. три человека олицетворяли итальянское искусство в трёх главных его отраслях: Николо Пизано, Джотто и Арнольфо дель Камбио.

Николо Пизано родился между 1205 и 1207 г. Происходил ли он из Тосканы или из южной Италии – об этом спорят ещё до сих пор, хотя некоторые черты его произведений сильно напоминают искусство южной Италии времён Фредерика II. Большие работы, свидетельствующие о новой эволюции в скульптуре, созданы им уже в зрелые годы, это кафедра баптистерия (1260) и кафедра Сиенского собора (1266-1268), исполненная в сотрудничестве с его сыном Джованни. Стиль этих барельефов напоминает античный, хотя они воспроизводят те же религиозные сюжеты, которые изображались в Средние века, и Николо Пизано стоит в связи с готическим искусством и даже до известной степени с французскою скульптурой XIII в. Можно думать, что сохранившиеся на Кампо-Санто в Пизе римские саркофаги настолько поразили художника, что он даже заимствовал с них некоторые фигуры, когда работал над кафедрой баптистерия. Хотя Николо Пизано и выработал свой стиль, но его фигуры ещё тяжеловесны, а композиции нередко неуклюжи. Его сын Джованни (1240-1320), бывший строителем пизанского Кампо Санто (1278-1283), уже больше вдохновлялся природой; его произведения – кафедры в Пизанском соборе (1302-1311) и в церкви св. Андрея в Пистойе – полны жизни и энергии, доходящей подчас до какого-то неистовства. Андреа Пизано (1270-1348), автор одной из дверей баптистерия, фигуры которой так грациозны и изящны, был основателем целой школы флорентийской скульптуры.

Её влияние чувствовалось даже в великолепных барельефах собора в Орвието, особенно в исполненных на сюжеты из книги Бытия.

До XIII в. итальянская живопись находилась, главным образом, под глубоким влиянием византийского искусства. Конечно, местами встречались художники, пытавшиеся быть самобытными, обнаруживались даже некоторые следы местных школ, но только с появлением Джотто (1267-1337) итальянская живопись окончательно приобрела совершенно новый характер. Его учитель Чимабуэ пытался уже в некоторых своих произведениях освободиться от византийской традиции, но Джотто не остановился и пред более смелым требованием. Во времена своей славы он много путешествовал, как Николо Пизано и большинство итальянских художников, потому что их призывали из города в город. Он последовательно жил в Падуе, Ассизи, Риме, Неаполе и др. Его деятельность не ограничивалась только живописью: в 1334 г. Флоренция вверила ему руководство работами по сооружению собора и в то же время он давал образцы для красивых барельефов кампанильи, которые исполнял Николо Пизано. Некоторые из этих больших произведений ещё существуют. В церкви св. Франциска в Ассизи Джотто изобразил главнейшие эпизоды из жизни св. Франциска, аллегорические композиции, прославляющие добродетели, сцены из Нового Завета. В капелле Санта Мария делль Арена в Падуе он написал сцены из жизни Христа и Богоматери. Церковь Санта Кроче во Флоренции он украсил сценами из жизни Иоанна Евангелиста и Иоанна Крестителя. Ещё более самобытный, чем Николо Пизано, он работает не под античным влиянием, а на основании наблюдения природы; он сохраняет религиозное вдохновение прошлого, но выражает его в новых формах. Его фигуры полны прелести самой жизни и правдивости выражений; по позам и жестам они принадлежат той среде, в которой жил сам художник; композиции Джотто часто исполнены драматической силы. Все подражавшие Джотто повторяли, что истинным началом искусства являются «триумфальные врата изучения природы», как сказал один из них, Ченнино Ченнини, в своей «Книге искусства».

Влияние Джотто было громадно. Его испытало большинство прославленных живописцев центральной Италии XIV века: Таддео Гадди, Джоттино, Спинелло Аретино и др. Даже скульпторы следовали за ним: один из величайших мастеров Флоренции в эту эпоху – Орканья, бывший одновременно живописцем и скульптором, весь проникнут духом Джотто. Об этом свидетельствует исполненная им дарохранительница в Д’ор Сан Микело, являющаяся истинным шедевром. Единственный упрёк, с которым можно обратиться ко всем этим последователям Джотто – это их чрезмерная верность учителю: до самой середины XV века флорентийская школа носила чересчур однообразный характер.

В Сиене, долго соперничавшей с Флоренцией, развилась своя школа живописи, которую в начале XIV в. представлял Дуччио, ещё связанный традициями византийских мастеров. Последовавший за ним Симоне ди Мартино был поставлен Петраркой в один ряд с Джотто. Его произведения замечательны по нежности впечатления. Другой сиенец Амброджио Лоренцетти украсил фресками муниципальный дворец в Сиене. Впоследствии сиенская школа утратила, однако, жизненность.

В архитектуре, хотя и не замечалось столь глубокого преобразования, как в живописи или скульптуре, однако, XIII в. и здесь был эпохою возрождения. В Тоскане образовалась школа, придавшая церквам этой страны крайне своеобразный вид новыми пропорциями частей здания, тонкостью деталей, облицовкой белым и чёрным мрамором. Употребляя повсюду стрельчатое скрещение сводов, флорентийские архитекторы делали стены толще и избегали устройства подпорных арок. За то, над пересечением корабля и трансепта они воздвигали обширные купола. Из строителей этой эпохи наиболее известен был Арнольфо дель Камбио, построивший церковь Санта Кроче, начавший в 1296 г. собор во Флоренции и церковь Санта Мария дель Фиоре, сооружение которой длилось до 1357 г. Из всех его произведений, быть может, самым грандиозным, как по виду, так и по вызываемым им воспоминаниям, является дворец Синьории во Флоренции… Правительству этого мятежного города необходимо было создать для себя убежище на случай бунта и архитектор хотел, чтобы коммунальный дворец уже самою толщиною своих стен внушал уважение и боязнь, но это преобладающее впечатление должно было смягчаться изяществом. Окна со стройными колонками, ряд маленьких аркад, в которых сверкают гербы Флоренции и высокая башня (кампанилья), возвышающаяся над зданием, разнообразят его внушительный характер. Находящаяся рядом «Лоджия деи Ланци», начатая в 1376 г. является творением Франческо Таленти и Бенчи ди Чионе. Неподалёку находится относящийся к XIII и XIV вв. дворец подесты (градоначальника) «Барджелло» с его очаровательною и живописною лестницею внутреннего двора. Сиена, так же как Флоренция и Пиза, принадлежит к числу городов, дающих представление о богатстве построек этой эпохи (собор, общественный дворец XIII в.).

Такова в сжатом виде картина возникновения итальянского возрождения. Талантливых мастеров и красивые памятники можно найти по всей Италии, но Флоренция, которой мы уделили особое внимание, являлась преимущественным центром художественной жизни эпохи.

К. Байэ