Фландрия. Германия. Франция. XV, XVI века. Часть 5


Индивидуальность французского духа с блеском проявилась в архитектуре. Особенно интересны с этой точки зрения замки. К концу XIV в. замки были массивными и мрачными, но мало-помалу они стали приобретать более приятный вид. В XVI в. замок совершенно изменяется: стены пробиваются обширными окнами, всюду проникает свет и воздух, устраиваются беседки, сады, цветники, фонтаны. И снаружи, и внутри развёртываются богатые и капризные орнаменты, в которых сливаются готические, античные и итальянские мотивы. Из красивейших замков этой эпохи Карлом VIII были начаты Амбуаз и Блуа, частью перестроенный при Людовике XII. При Франциске I был построен замок Шамбор, быть может, самая удивительная из построек этого рода. Архитекторами являлись французы: Сурдо, Пьер Непвэ, Коко. В Фонтенбло, где в особенности работал Жилль ле Бретон, заведовавший работами с 1528 по 1552 г., очень заметно итальянское влияние. Во второй половине XVI в. под покровительством Генриха II и Катерины Медичи были воздвигнуты большие памятники, создатели которых и являются наиболее известными представителями французской архитектуры этого века.

Филибер де л’Орм (1517-1570) ещё в молодости посетил Рим и произвёл обмер античных зданий, как он сам говорит об этом. Его сочинения показывают, с какою заботливостью он изучал конструкцию зданий и соединял старинные традиции французских мастеров с знанием античных орденов. Те же заботы встречаются и в его произведениях, наиболее важными из которых являются замок Анэ и отчасти Тюильри. Во всех деталях встречается этот двойственный характер – подражания и оригинальности. В особенности заботился Филибер о том, чтобы сооружения были устроены разумно и отвечали своему предназначению, рассуждая, что «лучше не уметь делать орнаменты, и вообще украшать стены или ещё чего-нибудь, но хорошо понимать то, что необходимо для здоровья и сохранения жизни и имущества». После него над окончанием Тюильри работал Жан Бюллан, строивший также и замок Экуен. Пьер Леско (1510-1578) построил новый Лувр.

Религиозная архитектура до половины XVI в. почти повсюду оставалась готическою, заимствуя лишь местами некоторые античные детали, но впоследствии переход более заметен, и к концу века происходит окончательный перелом.

В скульптуре XVI в. итальянское влияние проявилось довольно рано. Многие находящиеся во Франции работы были исполнены итальянскими мастерами, а в Туре образовалась даже настоящая итальянская колония.

Однако, существовала и школа национальной французской скульптуры; даже среди мастеров, поддавшихся обаянию итальянского искусства, многие оставались самобытными. Таков был Жан Гужон (?-1568), лучшими произведениями которого являются «Диана» в замке Анэ, «Нимфы» фонтана Невинности в Лувре и др. Он обладал изящною и тонкою манерой, прежде всего заботился о формах и стройной грации фигур, о правильности размеров. Среди его современников, работавших при дворе, выделяются Пьер Бонтан и Жермен Пилон, знаменитейшим произведением которого является группа «Трёх Граций» в Лувре. Его стиль напоминает Жана Гужона, хотя в некоторых фигурах заметна бо́льшая сила. Процветали также и некоторые провинциальные школы.

Из всех искусств живопись была во Франции наименее самобытною. При дворе Франциска I и его преемников в особенном почёте были портретисты Жан Клуэ (?-1541) и его сын Франциск (?-1572). Отец Жана Клуэ был фламандским живописцем, поселившимся во Франции, и его преемники оставались верными традициям своей школы. Их портреты вообще замечательны по суховатой ясности рисунка, верности мелочей и основательности колорита. Сильно отличался от них Жан Куэн (?-1583), в произведениях которого уже сильнее чувствовалось итальянское влияние.

Зато блестяще развивается художественная промышленность. От перегородчатых и выемчатых эмалей Средних веков лиможские мастера переходят к эмалям расписным – настоящим картинам, на которых металлический фон сплошь покрыт эмалью, а рисунок и колорит достигают редкого совершенства. Эмалевая живопись, в начале посвящённая религиозным сюжетам, скоро начинает черпать сюжеты из античной мифологии. Это время было также одною из лучших эпох французской керамики. Знаменитейшим мастером в этой области был Бернар Палисси (1510-1589) – учёный и мыслитель, и вместе с тем художник.

Хотя история французского искусства времён Возрождения ещё и недостаточно разработана, надо признать, что эта эпоха всё же была для французского искусства – счастливою и плодотворною. К сожалению только, оно недостаточно сильно отстаивало свою самобытность и, подвергшись влиянию антиков и Италии, мало-помалу подчинилось этому влиянию, принося в жертву подражаниям прошлому и чужому искусству свои традиции и самобытность.

К. Байэ