Природная меланхолия Микеланджело


Между Леонардо да Винчи и Микеланджело – разница громадна: один был полон чувства меры и гармонии, другой проявлял силу и в самых замыслах и в исполнении их. Ученик Гирландайо, Микеланджело ещё в юные годы был замечен Лоренцо Медичи, который и взял его к себе в товарищи своему сыну и племянникам. Он прожил у Медичи до 1492 г. среди писателей и художников, изучая собранные Медичи античные мраморы. Уже в бронзовом барельефе «Битва центавров» (музей Буонарроти во Флоренции) заметен его пыл и страсть к передаче движений. После смерти своего покровителя, с 1492 по 1496 г., Микеланджело работал то во Флоренции, то в Венеции или Болонье. Саванаролла повлиял на восторженный и мрачный дух Микеланджело; он читает Библию и Данте и под их влиянием слагается его душевное настроение; он с жаром изучает анатомию и человеческое тело и под влиянием этого изучения вырабатывается его талант, как исполнителя. С 1496 г. по 1501 г. он жил в Риме и изваял здесь свою «Скорбь Богоматери» (статуя мадонны с телом Христа на коленях) – произведение переходного времени, менее смелое, чем последующие, но более простое и выразительное. По возвращении во Флоренцию, в которой он оставался с 1501 по 1504 г. Микеланджело изваял «Давида», замечательного по энергии стиля и верности моделировки. Он являлся автором ещё немногих картин, когда Флорентийская синьория поручила Микеланджело украсить одну из стен большой залы своего дворца. Он избрал сюжетом «Битву на берегах Арно», когда флорентинский солдаты купались и были внезапно застигнуты неприятелем. Эта фреска не была, однако, исполнена и даже её картон давно исчез, так что мы можем судить о ней только по воспроизведениям и гравюрам. Микеланджело был особенно занят в этой фреске изучением обнажённого тела и изысканием разнообразных поз.

В конце 1504 г. Юлий II призвал его в Рим. Никто не понимал так хорошо гения Микеланджело, как этот суровый старик и, несмотря на частые ссоры, они были связаны настоящею дружбой. Прежде всего папа захотел поручить художнику свою будущую гробницу. Этот проект занимал Микеланджело всю его жизнь и после смерти своего покровителя, среди вновь возложенных на него работ, он тщетно пытался осуществить его. Рисунки дают представление о задуманном Микеланджело грандиозном плане: исполненная им много позже мощная фигура «Моисея» является замечательнейшею частью этой гробницы. Два «Пленных раба» Луврского музея, позы и выражение которых полны такой скорби, тоже должны были служить частью этого памятника и изображать науку и искусство, потрясённые смертью папы.

В 1508 г. Юлий II поручил Микеланджело украшение потолка Сикстинской капеллы в Ватикане. Он никогда ещё не писал фресок и полагают, что архитектор Браманти – один из врагов Микеланджело – умышленно поручил художнику эту работу, в надежде, что он сломает себе на ней шею. Микеланджело заперся в Сикстинской капелле. И там его мрачное воображение, воспламенённое уединением, и ум, полный библейских видений, создали в лихорадке беспрерывной работы произведение (1508-1512), в котором запечатлелась вся душа мыслителя и весь гений художника. По своду капеллы следовали сцены из книги Бытия: «Господь, отделяющий свет от тьмы», «Сотворение мира», «Отделение суши от воды», «Создание Адама и Евы», «Грехопадение», «Жертвоприношение Авеля и Каина», «Потоп», «Опьянение Ноя». На углах он расположил: «Историю Юдифи и Олоферна», «Давида и Голиафа», «Медного змия» и «Наказание Амана». Далее, на двенадцати навесах свода, он изобразил семь пророков и пять сивилл, то читающих тёмные книги судеб, то погружённых в глубокие размышления или охваченных вещим порывом. Всюду выступает мощное и ужасающее вдохновение, блеск драматического чувства и глубина композиции. Формы достойны замыслов – удивительных и по широте, и по силе. Позднее (1534-1541), на стене, в глубине капеллы, Микеланджело написал «Страшный суд», полный рискованных эффектов и анатомических деталей.

В ряду скульптурных произведений Микеланджело, его гробницы Медичи соответствуют Сикстинской капелле в живописи. Он начал их после возвращения во Флоренцию в 1520 г. Две гробницы – Лоренцо герцога Урбинского и Джулио герцога Немурского – находятся в ризнице церкви св. Лаврентия, построенной самим же Микеланджело. Каждая из них представляет собою саркофаг, увенчанный консолью, на которой расположены две фигуры: на одной гробнице – «День» и «Ночь», на другой – «Утро» и «Вечер». Над нами возвышаются статуи обоих Медичи, из которых статуя Лоренцо замечательна своею позою, вызвавшей её прозвание «Мыслитель». Символические фигуры гробниц очень близки к пророкам Сикстинской капеллы. Из них «Ночь» отличается силою мучительного впечатления: она погружена в скорбный сон, выражающий всю жизненную усталость человека, всю его душевную горечь. Одному современнику, в стихах воспевшему эту статую, Микеланджело ответил следующими стихами, которые он вложил в уста своей статуи: «Дорог мне сон, но ещё дороже то, что я создана из камня, пока существует на свете зло и стыд. Ничего не видеть, ничего не слышать – для меня великое счастье, а потому – не буди меня, говори тише».

К природной меланхолии Микеланджело присоединялась и скорбь патриота. Флорентийцы изгнали местных потомков Медичи и вследствие этого переворота против Флоренции выступил Карл V Испанский. Микеланджело, избранный главным комиссаром укреплений, принял деятельное участие в защите Флоренции (1529), но когда она пала – он должен был скрыться. Но папа Климент VII, сам принадлежавший к фамилии Медичи, нуждался в художнике для окончания гробниц в церкви св. Лаврентия и Микеланджело была дарована амнистия. Микеланджело всё больше впадал в уныние и мрачность. «Живопись, скульптура, труд и добросовестность истощились, - писал он, - и чем дальше, тем хуже. Было бы лучше, если бы я в молодости сделался фабрикантом спичек – тогда я не переживал бы всех испытанных мною скорбей». Эти грустные чувства он великолепно выразил в последнем своём великом произведении скульптуры – находящемся во Флоренции «Снятии со креста». «Никогда ещё художник не создавал произведения, столь глубоко человеческого, более понятного нам, скажем – более исполненного вечноскорбной сущности жизни», - говорит М. Реймон.

Конец жизни Микеланджело протёк в Риме. Он вернулся туда в 1532 г.; в 1535 г. папа Павел III назначил его архитектором, живописцем и скульптором Ватикана; в 1547 г. ему было поручено заведывание постройкой собора св. Петра в Риме. Ещё в XV в. папа Николай V пожелал заменить старую средневековую базилику новым храмом и многие мастера, один за другим, управляли работами по его сооружению. В 1506 г. в управление ими вступил архитектор Браманте и можно пожалеть, что его проект не был вполне осуществлён. Микеланджело изменил этот проект. Ему преимущественно принадлежит главный купол; по крайней мере, он составил план купола и сделал его модель из дерева. Микеланджело занимали и другие архитектурные работы, но, надо сознаться, что как архитектор он был ниже скульптора и живописца.

До самой своей смерти он не переставал работать. Здесь упомянуты лишь главнейшие его произведения, но чтобы лучше ознакомиться с Микеланджело – надо изучить его многочисленные рисунки: то чересчур уже обработанные, то почти наброски, все они хорошо выражают мысли, овладевшие мастером. В этих рисунках величие стиля и мысли – равны. Быть может, Микеланджело и заслуживает иногда упрёка за своё стремление к жестоким и мучительным позам и преувеличение моделировки, но эти приёмы служили у него для передачи мощных и искренних чувств, тогда как у его последователей, пренебрегавших искренностью, они обратились в напыщенность и театральность.

К. Байэ