Египет. Ассирия. Финикия. Непревзойдённое искусство древности. Часть 1


В эпоху классической древности, как её обыкновенно понимают, прославившиеся своим искусством народы обитали по берегам Средиземного моря. Это были – египтяне, финикияне, греки, этруски, римляне, ассирияне, которые несмотря на свою отдалённость от Средиземного моря, некоторое время господствовали в Малой Азии. Средиземное море служило тогда центром цивилизации в силу того, что являлось естественным путём сообщения: сосредоточенные по его берегам народы вступали во взаимоотношения, основывали колонии в отдалённых от своей родины местностях, распространяли свои учреждения, промышленность, искусства.

***

Геродот сказал: «Египет – это дар Нила». Поселившиеся на наносах этой великой реки египтяне ежегодно получают средства к существованию от периодических наводнений, оплодотворяющих почву долины Нила. В те времена, как и теперь, окружённый пустынею, но населённый Египет процветал на берегах Нила и почерпал источники существования из его волн. Происхождение древнего населения Египта неизвестно; его язык, кажется, имеет связь с семитическими. В отдельные времена население состояло из нескольких независимых племён, пока некий Менес не захватил власть и не основал египетского царства (приблизительно за 5000 лет до Р. Х.).

В истории Египта различается четыре больших периода: мемфисский со столицей в Мемфис (около Каира); фиванский, в продолжении которого столицей чаще всего являлись Фивы; саисский – преимущество Саиса и других городов Дельты и период греческого преобладания. Эпохи истории искусств вполне совпадают с этими политическими эпохами. В мемфисском периоде происходит расцвет египетской цивилизации, который, надо думать, был подготовлен целым рядом веков совместного труда. Позднее, нашествие хананейских племён, пастухов или гиксов, на некоторое время омрачает судьбы коренного египетского народа, но в конце концов он выходит победителем. Затем Египет, завоевав Сирию, расширяет свои границы до Тигра и Евфрата (XVII в. до Р. Х.). Царствование Рамзеса II, около XV в. до Р. Х., является временем наивысшего развития египетской цивилизации. Впоследствии Египет, завоёванный и покорённый ассириянами, а затем персами, возвратился к благосостоянию под владычеством греков (330-30 гг. до Р. Х.). Потомки полководца Александра Великого Птоломеи ввели в Египет греческую культуру, не уничтожая, однако, и древней египетской.

Кроткий, покорный чужому игу, не воинственный, несмотря на свои кратковременные завоевания, египтянин был особенно религиозен. Многочисленные боги, часто воплощавшиеся в священных животных (ибис, бык, ястреб и т. д.), Ра – солнце, Озирис – бог добра, Сет – бог тьмы, представлялись древнему египтянину проявлениями единой божественности.

Египетские гимны и молитвы обильны поэтическими образами, объясняющими влияние верований на искусства. …Бог солнца Ра изображается стоящим в священной барке, «медленно скользящей по течению небесных вод», и сопровождаемым толпою богов. «Благодетельный, лучезарный, пламенеющий», - он всюду распространяет жизнь и радость.

***

Долгое время памятники Египта, как и история этой страны, были очень мало известны. В Наполеоновской экспедиции в Египет участвовали учёные и художники: результаты их изысканий были собраны в большом труде «Описание Египта». Но они были остановлены серьёзным затруднением: стены памятников оказались покрытыми надписями, …находилось много рукописей на папирусах, но их не могли ни прочесть, ни понять. В Египте употреблялось три способа письма. Древнейшим было иероглифическое письмо, особенно интересное именно для истории искусства, так как оно состояло в воспроизведении очертаний живых существ и предметов. Француз Шампольон (1790-1832) нашёл ключ к этому письму и тогда стал возможным перевод документов и восстановление древней истории Египта. Египтология так и осталась в большей своей части французской наукой: за Шампольоном последовали знаменитый Мариетт и Масперо. Специальная миссия французского Института в Каире постоянно занимается изучением и истолкованием египетских памятников.

***

За время своего долгого развития, египетское искусство не оставалось неизменным: оно представляется совершенно различным, смотря по месту его изучения – в Мемфисе оно иное, чем в Фивах.

В Мемфисе оно известно, главным образом, по надгробным памятникам, так как храмы этой эпохи исчезли. Надгробная архитектура здесь величественна. Пирамиды воздвигнуты царями четвёртой династии наибольшая из них достигает высоты в 137 метров; 100000 человек, сменяемые через каждые три месяца, строили её в течение 30 лет. Около неё растянулся высеченный из скалы сфинкс, нос которого имеет до двух метров длины. Египетское искусство всегда стремилось поражать взоры массивностью.

По стенам комнат развёртывается живопись и барельефы. Но, чтобы судить о скульптуре этой эпохи, надо в особенности изучать деревянные и каменные статуи, изображающие их обитателей. …Найдены также в Гиеракомполисе прекрасные бронзовые статуи VII династии. В лучших из этих произведений, черты лица оригинала переданы с изумительною верностью: все детали направлены к созданию полной иллюзии действительности. Старые египетские мастера были превосходными портретистами… Что касается барельефов и живописи, то они часто воспроизводят земную жизнь, а также знакомят с обычаями древнего Египта. Египетской живописи неведомо искусство перспективы и колорита, она действовала при помощи расположения рядом ярких тонов. В целом получалась яркая стенная живопись, резко отличающаяся, однако, от современных приёмов и концепций.

***

В течение этой эпохи надгробное искусство сохраняло свою величественность. Некрополи в Фивах, Абидосе, Циуте и Бени-Гассане дают множество образцов подобного рода, но главное внимание должно быть обращено на большие храмы. Они имели обыкновенно следующее расположение. Аллея, окаймлённая сфинксами и иногда до двух километров длиною, приводит ко входу, но ещё не в самый храм, а на окружающий его священный двор. Этот вход (пилон) имел монументальный вид; дверь прикрывалась с боков двумя пирамидальными стенами, перед которыми возвышались мачты для знамён, обелиски и колоссальные статуи. Весь двор был обнесён толстою стеною. На нём находились маленькие озёра, по которым в некоторые праздничные дни плавали великолепные ладьи со статуями богов. Новый пилон обозначал вход в самый храм. Там, в глубине двора, называвшегося передним двором, открывался громадный зал – длинный зал приношений или появления, по египетским документам. Многочисленные колонны, поддерживавшие потолок, послужили поводом к названию такого зала – гипостилем. Здесь во время богослужения и находился народ, тогда как царь и главные жрецы входили в самое святилище, где помещалось изображение божества. Позади святилища устраивалось нечто в роде ризницы и складов для приношений, статуй богов и священной утвари. Число этих залов повторялось, и величина храмов часто бывала громадною. Как пример, можно привести большой храм в Карнаке, постройки которого занимают площадь в 365 метров длины и 113 метров ширины, гипостиль имеет 102 метра длины и 51 ширины, потолок поддерживается 134 колоннами, наиболее толстые из которых, при окружности более 10 метров, достигают 23 метров высоты. Другою величественною особенностью расположения египетских храмов является постепенное понижение высоты частей постройки, начиная от пилона и до святилища, тогда как почва, на которой стоит храм, постепенно возвышается до самого входа в святилище.

Египетские храмы имеют массивный вид. Кажется, египтяне больше заботились о том, чтобы поразить взоры громадностью размеров, чем удовлетворить художественный вкус гармонией пропорций, и часто пренебрегали деталями постройки. Архитекторы не достигли создания архитектурных орденов (стилей) как в Греции: их толстые стены и колонны очень разнообразны; капители колонн часто принимают форму расширяющейся чашечки цветка, а нильская флора (папирус, лотос) занимает видное место в их орнаментах.

Скульптура постепенно утрачивает особенности, отличавшие её прекрасные произведения в мемфисский период. Точное воспроизведение очертаний оригинала сменяется стремлением придать фигурам пропорции более стройные, чем в действительности, моделировка упрощается. Воспроизводится один и тот же неизменный тип: миндалевидно-вытянутые глаза, постоянно улыбающиеся губы, исполнение очаровательное по тонкости, но почти однообразное. Позы также становятся однообразными, искусство делается условным, но во всех его произведениях, от ювелирных работ и утвари до барельефов, часто встречается редкое изящество. Употребление таких твёрдых материалов, как гранит, вместо дерева или более мягких каменных пород, содействует ослаблению моделировки, так как скульптуры, располагавшие в то время лишь несовершенными инструментами, не могли более точно вырабатывать детали.

Скульпторы фиванской эпохи вообще не создавали произведений, отделённых от архитектурного целого.

Они создавали колоссальные статуи, или же вырезали декоративные барельефы…

Даже при владычестве Птоломеев сохранились традиции египетского искусства, но уже в соединении с греческими влияниями. Архитектура греко-римской эпохи создала великолепные храмы в Дендрахе, Эдфу, Омбосе, Филэ, но скульптура в барельефах оставалась в пренебрежении и приобрела характер отвратительной условности. Египетская живопись римской эпохи известна по очень интересным портретам, написанным на дереве… Эти портреты очень характерны по своей выразительности, в которой можно заметить уже некоторые элементы появившегося позднее византийского искусства. Раскопки Гайе в Фаюме, особенно в Антиноэ, открыли одеяния из богатых материй, интересные для истории орнамента.

***

На равнинах когда-то плодородных, в бассейнах Тигра и Евфрата, возникли два великолепных царства: на юге – Халдея с Вавилоном в центре, на севере – Ассирия с Ниневией. Соперничая друг с другом, каждая из них пережила свой период преимущества: первою была Халдея, которая впоследствии к концу XIV в. до Р. Х., подпала под власть Ассирии. Неутомимые завоеватели, великие ассирийские цари Саргониды вокруг распространили своё жестокое господство. Северо-западная Азия и Египет были вынуждены подчиниться. Но в 625 г. до Р. Х. Ниневия пала пред силами халдеев и мидян и победоносный Вавилон ненадолго засиял вновь.

Не смотря на борьбу, халдеи и ассирияне беспрерывно смешивались друг с другом и соединили свои цивилизации, или скорее, Ассирия заимствовала у Халдеи элементы своей цивилизации, как и мрачную, проникнутую мистическими обрядами религию. Искусные наблюдатели звёзд, халдеи-ассирияне хотели прочесть в них целую тайну своих судеб. Их боги, часто воплощавшиеся в звериные образы, ужасны и злы; им нравятся чудовищные сочетания; сама будущая жизнь рисуется им жалкою и мрачною.

Управляемые деспотами, равно безжалостными и к подданным и к врагам, ассирияне были суровы. Они любили войну со всеми её жестокостями, их воображение воспламенялось мыслью об убийствах, и они выражали свои чувства языком, одухотворённым влиянием эпической свирепости. «Гнев великих богов, моих повелителей, - говорил царь Ассурбанипал, - пал на врагов моих; ни один не спасся, ни один не был пощажён: все они пали под моими руками. Их военные колесницы, их упряжь, их женщины, сокровища их дворцов – были принесены ко мне…».

***

Под такими влияниями и создалось искусство ассириян, отражавшее их воинственность и их жестокость. Раскопки Ботта, Пласа, Лайярда, Френеля и Опперта начались только с 1843 г.; раскопки Сарзека в Телло, открывшие древне-халдейское искусство, производились ещё позднее. В 1897 г. Морган открыл акрополь в Сузах, в котором оказались памятники крупного исторического и художественного значения. Чтение клинообразных надписей способствовало истолкованию памятников.

Надгробное искусство, столь богатое в Египте, здесь почти совсем отсутствовало. Халдейские храмы, развалины которых открыты в Лагах, Уру и Вавилоне, представляют собою многоэтажные башни (зиггурат) и стены с призматическими желобками. Особенному исследованию подверглись дворцы: каждый великий ассирийский царь доставлял себе удовольствие строить новый дворец, являвшийся его созданием и прославлявший его могущество. Наиболее величественны дворцы: Нимруда, начатой постройкой в IX веке до Р. Х., и в Хорсабад, начатый в 710 г. и не оконченный ещё в 667 г. до Р. Х.

Ассирияне мало употребляли камень, они чаще всего строили из глиняных кирпичей, нередко просто высушенных на солнце, а потому их постройки не отличались прочностью и давно уже обвалились. Архитекторам были известны колонны; нередко они делали их из покрытого металлом дерева, но, в общем, им не придавали ещё значения опор, и чаще всего употребляли в качестве декоративных украшений. Но за то, - и в этом одно из отличий их искусства – они ввели в обычное употребление своды, которым придавали разнообразные формы и купола.

Хорсабадский дворец может считаться типичным. Это был целый город, в котором вокруг царя обитали многочисленные рабы. Стороны четырёхугольника его ограды имеют по 1800 метров длины. Архитектор должен был устроить на этой площади 31 двор и 209 комнат. Центром является наиболее обширный двор: одна сторона его сообщается с улицей, три другие – граничат с тремя главными частями дворца: жилищем повелителя, помещением его жён и служебными постройками, в которых жили рабы и находились кухни, конюшни и т. п. Каждая часть дворца в свою очередь подразделена на новые части: так, впереди первой части расположены большие приёмные залы, а личные царские комнаты более удалены от входа.

Несмотря на обширность построек, ассирийская архитектура, вследствие свойств употреблявшихся ею материалов, была осуждена оставаться на низшей ступени развития. Она должна была прибегать к чрезмерной толщине стен, чтобы придать зданиям массивный вид.

***

Халдейская скульптура древнейших эпох известна по барельефам царя Харамзина, тонко награвированным цилиндрам, надгробному камню Вотуров, памятникам войн лагахских царей, а в особенности по найденным в Иудее статуям патези (царя) Лагаха, исполненным широкою манерой и с ясною моделировкой. Эти найденные в Телло памятники находятся в Лувре. Ассирийская скульптура развилась позднее и на памятниках Нимруда и Хорсабада она вычурнее и условнее халдейской. Она преимущественно носит исторический характер, предназначена запечатлевать победы и могущество царей и применяется в виде барельефов, украшающих стены дворцов, у входа которых снаружи возвышались колоссальные фигуры, нередко высеченные из одного куска (крылатые быки в Лувре). Тогда как в Египте в фиванском периоде скульпторы ослабляли моделировку, в Ассирии её преувеличивали и здешние фигуры отличаются неестественною величиной, грубостью и выпуклостью членов человеческого тела даже в тех местах, где они прикрыты длинными и толстыми одеждами. Фигуры у них – тяжёлые, коренастые, с грубым выражением, ясно характеризующие воинственный народ, у которого физическая сила в особенном почёте. При изображении животных, скульпторы старались верно передать их формы и в некоторых произведениях, как, например, в изваянных ими львах, достигали большой энергии и жизненности. Выше указывалось уже на различие между скульптурой египетскою и ассирийскою, вследствие различия употребляемых материалов. «Предпочтение, оказываемое египтянами твёрдым камням, привело их к смягчению и уничтожению деталей, - говорит Перро, - употребление очень мягких камней привело ассириян к подчёркиванию и преувеличиванию деталей. Алебастр поддаётся и ногтю, резец углубляется в него почти так же, как нож в масло и невольно хочется вырезывать, чрезмерно преувеличивать все детали». Однако, ассирияне употребляли те же приёмы и при работе на более твёрдых материалах: тот же стиль виден на их резных цилиндрах, служивших печатями, которые часто сделаны из очень твёрдых камней.

Эта изысканность исполнения не исключает, однако, очень большого однообразия. Все фигуры созданы по одному образцу, все головы могут быть подразделены на несколько типов. Позы в композициях очень однообразны и этот недостаток ещё поразительнее потому, что ассирияне изображают сюжеты жестокие, битвы. В других произведениях изображены царские охоты, сцены обыденной жизни. Даже здесь запечатлелся жестокий характер народа. Барельеф изображает Ассурбанипала-победителя, справляющего праздник в дворцовом саду. Птицы поют, музыканты играют на арфах, всюду радость. Но на ветвях дерева висит череп побеждённого – эламитского царя. Как и в Египте, в Ассирии раскрашивали статуи, с целью придать им большее сходство с действительностью.

***

Ассирийская живопись чаще всего встречается в виде эмалированных кирпичей блестящих тонов, из которых на наружных и внутренних стенах составлялись оригинальные украшения, изображавшие людей и животных. Ту же яркость красок ассирияне применяли в фабрикации и вышивании тканей и ковров, на которые существовал хороший спрос. Долго сохранялось предание об ассирийских тканях: их восхваляли ещё в Риме во времена Августа. Цари являются иногда на барельефах в мантиях, украшенных изображениями целых сцен. Богато украшенная мебель, чаши и оружие, доказывают, что ассирияне были не менее искусны и в работах по бронзе и разным металлам. Торговля далеко распространяла их изделия: они наполняли рынки стран, испытавших силу оружия ассирийских царей – Сирии и Малой Азии. Памятники хеттейского искусства, открытые в этих царствах, в Северной Сирии, Малой Азии и Каппадокии, - носят многочисленные следы ассирийского влияния. На северо-востоке и северо-западе также можно проследить ход этой цивилизации к греческим странам.

К. Байэ

На фотографии представлено произведение "Слуги, несущие передвижной трон".

Авторство фотографии принадлежит CC BY-SA 4.0