Интервью с руководителем инновационного проекта

"Учим-Знаем"Сергеем Шариковым


Уникальный проект «Учим-Знаем»

Сергей Шариков: Мы находимся с вами в очень необычной школе. Потому что, по сути, – это единственная такая школа в России. Школа, которая находится внутри медицинского учреждения. Но при этом считается полноценной, абсолютно полноценной московской школой. То есть это не школа надомного обучения и не какая-то больничная школа, а абсолютно уникальный проект. Если говорить о группе детей, которые находятся на длительном лечении, то приходится говорить всё-таки об очень конкретных заболеваниях, на лечение которых уходят месяцы, а, в ряде случаев, и годы. И это не только тот период, когда он находится непосредственно в клинике, но и когда он возвращается домой, находится по месту своего жительства, лечится в клиниках или просто в домашних условиях. Дело в том, что мы здесь работаем в двух федеральных клиниках это Центр НИИ Димы Рогачёва – детская гематология, онкология и иммунология. Это относительно новое учреждение, ему три года. Он построен совершенно уникальным образом – здесь был заложен такой небольшой блок специально под школьное отделение. Но и сам профиль онкологии, гематологии предполагает, что здесь есть дети, которые находятся в лечебном корпусе, в лечебных отделениях, в палатах больничных. И учителя ходят работать не только в учебные отделения, но часто проводят занятия у больничной койки ребёнка. А есть дети, которые вышли из процесса лечения в ремиссию, в период выздоровления. Всё равно это период реабилитационный, и ребёнок получает определённые процедуры, но уже их жизнь, посвободнее и они приходят заниматься в учебный блок – пансионат. То есть это – реабилитационный блок. Здесь дети находятся на ремиссии. Вот они могут приходить непосредственно на занятия в школьные помещения, в учебные классы.  Занятия проходят как в группах, так и индивидуально. В палатах, в большей степени, индивидуально, но даже там собирают маленькие группы. Практикуют различные технологии, в частности, когда урок идёт здесь, в аудитории, через видеосвязь, видеоконференцию подключают ребёнка из больничной палаты. Он также участвует в прямом режиме в работе с детьми, а учитель после завершения урока ещё на десять-пятнадцать минут к нему подходит, чтобы доработать какие-то вопросы. Вот такие технологии мы тоже здесь используем.

Лечение, ремиссия, реабилитация

Сергей Шариков: Наша школа является структурным подразделением московской школы №109. Руководит этой школой академик Российской академии образования доктор педагогических наук Евгений Александрович Ямбург. Ямбург является основоположником модели адаптивной школы или школы для всех. Поэтому в течение многих лет – сорок лет он руководит школой – одна из его основных тем – найти возможность получить образование детишкам, которые попали в сложные жизненные ситуации. И, конечно, когда ребёнок тяжело болен, когда эта болезнь страшная, когда вопрос касается жизни и смерти – это беда, с которой сталкиваются родители. И здесь нужно поддержать и родителей, и ребёнка. Онкология, она не выбирает время, когда она приходит. Когда наступает тяжёлое заболевание, нужно создать такую образовательную среду, которая ребёнка бы поддержала в этой ситуации, а значит, и выполняла бы функции реабилитации. Очень важно что-то сохранить из повседневной жизни ребёнка. Ведь болезнь меняет в корне всё – в жизни полностью всё переворачивается, ребёнок попадает в особые условия – условия больницы: тяжёлое лечение, тяжёлые процедуры. Процесс очень длительный – месяцы, иногда годы, иногда ребёнок возвращается домой, а потом снова вынужден отправиться в клинику. И, конечно, в таких условиях дети очень часто отстают от программы. Здесь много и сопровождающих факторов. Вообще, когда ребёнок тяжело заболевает, как показывает статистика, мужчины в России не справляются с этой ситуацией, и очень часто бросают семья. И матери продолжают бороться с этой болезнью в одиночку. Это такая тенденция. Конечно, это такая ситуация, в которой требуется помощь не только ребёнку, но и его маме, помощь семье. Когда ребёнок в условиях стационара получает серьёзное лечение, оно накладывает отпечаток на когнитивной функции, по память, на зрение, на многие процессы. Мы получаем рекомендации врачей, выстраиваем такую педагогическую систему, которая должна всё это учитывать. Но вместе с тем, мы даём полноценный уровень образования. И технологически это сегодня возможно. Здесь работает специальный штат педагогов, который работает только с этими детьми.

Финансирование образования

Сергей Шариков: Мы активно сотрудничаем с Российской детской клинической больницей. В этом году больница будет отмечать 30 лет. И там была школа надомного обучения, которая работала внутри больницы. Это уже многопрофильная больница – лечебный минигородок, насчитывающий почти 30 отделений различного профиля. Мы работаем и там. Это единое обособленное структурное подразделение школы, которое работает с детьми, находящимися на длительном лечении. На самом деле, это пилотный проект, инновационная площадка, потому что с советских времён существовали другие формы обеспечения права ребёнка на образование в условиях его длительного лечения. Как правило, они заключались в системе надомного обучения, то есть, если это происходит по месту жительства, то учителя родной школы, где ребёнок учится, приходят к нему домой, проводят занятия. И вторая система – это когда больница с близлежащей школой заключала договор, чтобы учителя этой школы приходили в больницу и проводили занятия. Но так как у нас здесь учреждение федеральное, и дети здесь, в Москве, не проживают, – а сюда приезжают дети со всей России – то, естественно, эта система в данной ситуации не работает. В сегодняшних условиях встаёт вопрос «а кто должен профинансировать это образование»? А общее образование, как известно, финансируется из бюджета субъектов Российской Федерации. И деньги сегодня «идут за ребёнком», в ту школу, в которую ребёнок идёт учиться. Поэтому, так как он является учеником по месту жительства, эти деньги находятся там, а потом он приехал в Москву, зачастую за тысячи километров от своего дома, на длительное время. Если бы он находился здесь на лечении месяц, то это было бы не критично. Можно месяц «спокойно поболеть», на время забыть про школу, а потом вернуться в школу и программу наверстать. А если речь идёт о нескольких месяцах, о полугоде, о целом учебном годе, то это уже серьёзно. И получается, что Москва не может финансировать обучение этих детей, потому что они все не москвичи – дети, которые не получают средства из бюджета данного субъекта Российской Федерации. Но Москва, сознавая свою социальную роль как столичного региона, прекрасно понимает, что дети не виноваты, что такие высокотехнологичные клиники находятся только в столице. Сюда привозят детей, нуждающихся в очень серьёзном медицинском лечении; детей, которые не могут получить необходимую помощь в своём субъекте Российской федерации. А здесь – «цвет врачей», лучшие технологии. И, в итоге, было принято решение, что Москва найдёт способ и профинансирует работу такой школы. Но так как это пилотный проект, очень много вопросов, связанных с обучением детей в условиях их длительного нахождения в стационарно-медицинских учреждениях, требуют проработки. Это и изменение нормативно-правовой базы, и форма содержания образовательного процесса, и использование технологий. Ведь времени на обучение ребёнка в условиях стационара у нас меньше, чем в обычной школе. Мы можем работать с таким ребёнком не более трёх часов в день. К тому же, когда идут тяжёлые процедуры, врачи просят такую нагрузку сократить. То есть время у нас здесь очень сконцентрировано, а значит, что учитель должен подобрать такие технологии, выбрать такие укрупнённые дидактические единицы, чтобы за меньшее время дать тот же самый материал. Это возможно, потому что мы работаем не с большими классами, а индивидуально, либо в малых группах.

Поэтому там более индивидуализированный подход, он даёт возможность время немножко сконцентрировать; и вывести этих детей – в тех случаях, когда это необходимо – на сдачу государственных экзаменов. Поэтому, как в полноценной школе, для девятиклассников и одиннадцатиклассников мы открываем здесь пункт сдачи государственных экзаменов. В девятом классе – это государственная итоговая аттестация. В одиннадцатом классе – это единый государственный экзамен. И в условиях при стационаре дети сдают экзамены, ничего не теряют, получают оценки, необходимые для того, чтобы получить документы об образовании и продолжить обучение дальше – либо в десятом классе, либо в ВУЗе.

Среда ребёнка

Сергей Шариков: Удивительная вещь, иногда ты видишь, как ребёнок утром получает тяжёлую процедуру химиотерапии и тут же идёт сдавать экзамен. Я ещё говорил: «Что вы, какие экзамены»? А они: «Нет, я хочу, я готов»! И врачи говорят: «Не мешайте! Если у ребёнка есть такой настрой, пусть идёт и сдаёт». Процедура сдачи экзамена здесь такая же, как и для обычных детей, просто для детей, которые находятся на длительном лечении, даётся немножечко больше времени на выполнение заданий. Но дети даже не всегда этим временем пользуются, они укладываются в общее отведённое время. Мы здесь как в любой школе участвуем во всех этапах Всероссийских олимпиад, в других олимпиадах и турнирах. Смысл – дать детям среду, которая полноценностью своей и насыщенностью соответствовала бы условиям выполнения федеральных государственных образовательных стандартов, государственных требований к системе образования. Но с учётом особенностей, в которых приходится работать и ситуаций, в которых находятся дети. Технологически это сегодня возможно. Конечно, мы насыщаем среду и другими образовательными формами, которые позволяют ребёнку отвлечься – если можно так сказать – от заболевания. Это различные неформальные образовательные объединения – семейный клуб чтения, шахматный клуб. Причём здесь не просто игра в шахматы, а с творческим компонентом. Дети и в шахматы учатся играть, и турниры проводят, и ещё и облекают это в творческую форму – стихи читают, поют песни о шахматах, разыгрывают различные шахматные сценки. У нас есть сеть партнёров, с которыми мы реализуем совместные программы, в частности, в Москве работает такая известная Школа искусств и медиатехнологий Арины Шараповой, где реализуются различные образовательные программы: детей учат многим навыкам, которые им позволяют себя презентовать, сделать радиопрограмму, телепрограмму, параллельно учат актёрскому мастерству, техники речи, изучают и разбирают литературные произведения – как его правильно подать, представить. Вот мы здесь открыли такую совместную программу «Радиотеатр», где вместе с детьми готовим литературные и музыкальные композиции. Это вроде бы и развлечение – процесс весёлый, а ведь он играет на образование. Учим ребят преподносить красиво этот материал в эфир. Получается великолепное литературно-музыкальное произведение! Широко реализуем с другими школами совместные уроки – здоровых детей и наших детишек, которые находятся на лечении. И, вы знаете, ещё большой вопрос, кому это больше надо. Когда здоровые ребята видят трудности своих сверстников, свои проблемы начинают воспринимать по-другому. Они, видя, как ребята справляются с тяжёлой болезнью, как борются за то чтобы жить, переосмысливают ценность жизни. Это очень интересная, непростая вещь.

Непрерывная система обучения

Сергей Шариков: В прошлом году было проведено Всероссийское совещание. Мы видим, что система надомного обучения работает плохо, учителя приходят не системно, не всегда они готовы к такой работе. Дети к нам приезжают с большим отставанием от школьной программы и, хотя они были в системе надомного обучения, она не даёт полноценного образования. Больше скажу, для того чтобы работать с детьми, находящимися на длительном лечении, нужно знать особенности этих заболеваний, тесно контактировать с врачами. Это особая компетенция такого преподавателя. Ребёнок может хуже запоминать не потому что у него проблемы в развитии, а потому что так действует медицинский препарат, процедуры, и это – временные явления. Поэтому, конечно, мы уделяем большое внимание специфическим особенностям работы педагогов такого уровня школы. У нас свой штат, он постоянно совершенствуется, мы постоянно учимся, причём мы приглашаем и врачей, и учёных из медицины, которые должны донести до преподавателя, на какие вещи нужно обращать внимание. Это очень важно. К нам дети часто поступают в очень тяжёлом состоянии. И преподавателю нужно найти в себе такое эмоционально-устойчивое состояние, чтобы, вступая в эмоциональный контакт с ребёнком, относиться с внутренним пониманием, что болезнь может взять верх. Хотя сейчас сделан огромный рывок в выздоровлении этих детишек – и в онкологии и гематологии, – но всё равно есть ещё такие случаи. И второй момент – это, конечно, технологии. Это информационные технологии, которые нам позволяют решать массу вопросов. Более того, мы учим детей пользоваться ресурсами неформального образования, дистанционными ресурсами. Сейчас очень много различных образовательных ресурсов в интернете. Мы учим детей этим пользоваться, потому что, когда они уезжают домой, часто снова попадают в ограниченную среду. И наша задача – научить ребёнка из тех ресурсов, которые есть вокруг, получать информацию.

Дополнительные возможности

Сергей Шариков: В прошлом году, совместно с Московским педагогическим университетом, мы открыли программу для родителей – здесь, в больнице, – по профессиональной переподготовке с присвоением дополнительной квалификации – «тьютер больного ребёнка». То есть родителям, которые из-за болезни ребёнка, изменили свою жизнь, потеряли профессию, прервали карьеру мы даём дополнительную профессию на базе высшего образования. И дальше он шагнёт со своим ребёнком по жизни, и будет помогать ему, таким же детям, сможет уже работать в подобных образовательных учреждениях, получать зарплату. Это очень важно. Первой такой группе на днях будут вручены дипломы. На вручении будут присутствовать представители прессы, выразил желание присутствовать руководитель Рособрнадзора Кравцов. Это всё новое, такого раньше никто не делал.

Перспектива

Сергей Шариков: Наш инновационный проект получил название «Учим-Знаем». Наш технический партнёр – «самсунг». Фирма нас очень хорошо оборудовала: прекрасное оборудование для образования – и планшеты, и электронные доски замечательные – это всё очень мобильно. Нас поддерживает и Министерство образования, и Департамент образования города Москвы, и руководители клиник – Александр Григорьевич Румянцев и Николай Николаевич Ваганов. Без их участия нашего проекта не получилось бы. Безусловно, ещё очень много предстоит сделать, чтобы этот проект стал системой, чтобы появились возможности – и юридические, и правовые создавать такие школы там, где это необходимо. И, конечно, самое главное, что мы все выполняем конституционное право ребёнка на получение образования, не зависимо от того, в каких жизненных обстоятельствах он оказался. А для детей – это шаг вперёд. Если ты сдал это, то, значит, ты смотришь в перспективу. Если ты только скажешь себе – всё, я не могу, значит, ты опустил руки, в том числе и в борьбе с болезнью.

Редакция издания "Мир и Личность" благодарит

Сергея Шарикова  за интересный и познавательный рассказ

Интервью провела Елена Чапленко