Биржа творческих идей

Одноактная пьеса


Действующие лица:

Гордон Скани - предприниматель 44 лет, в прошлом - профессиональный драматический актёр;

Келли Скани - его девятнадцатилетняя дочь;

Керк Хэнкен - предприниматель, хороший знакомый Гордона, его ровесник;

Джессика - дама 32 лет, актриса театра теней;

Челл - тридцатилетний актёр театра пантомимы;

Том - театральный критик;

Густав Токки - молодой человек;

Лакей в доме Гордона Скани;

Кредитор;

Предприниматель;

Посредник - до недавнего времени сопровождающий грузовых пароходов.

Действия происходят в одном из небольших городков Англии, в доме Гордона Скани.

 

Время действий - конец 19 века.

Действие 1

Кабинет. Гордон, а также кредитор, посредник и предприниматель, которые уже собираются уходить. Лакей уносит поднос с бокалами и недопитой бутылкой виски.

Кредитор (устало): Моё почтение, мистер Скани, однако, Вы просто вынуждаете наш банк принимать крайние меры в отношении Вашей компании. (Уходит).

Гордон (ему вслед): Я буду стараться, я постараюсь сделать всё от меня зависящее...

Посредник (суетливо): Любезный мой, ну сделайте же, сделайте что-нибудь, но только быстрее, скорее. В самом деле, это же не заморский мармелад подарочный, который и по истечению своего срока будет пользоваться огромным спросом на всех прилавках города. Это ценные бумаги! Если Вы их не выкупите до положенного дня, то всё - мы пропали! Они моментально превратятся в негодные бумажки, в хлам!!! (Уходит).

(За сценой):

Если я теперь стану банкрот, я этого не переживу! Мне придётся опять сопровождать пароходы с этими ужасными контейнерами мармелада, икры и виски...

Предприниматель (с некоторым превосходством в голосе): Мистер Скани, я всегда уважал Вас как актёра. В своё время, я даже ходил на каждую Вашу премьеру. Тогда Вы были на своём месте и талантливо выполняли свою работу, но теперь... Вы предприниматель?.. Я просто отказываюсь это понимать! У Вас нет знаний, навыков, опыта, Вы действуете буквально вслепую! Вы загубите всё дело, обанкротите ни один десяток людей и сами же - помяните моё слово - сами же погибните! Я взываю к Вашему разуму, мистер Скани, пока не поздно, продайте мне эти акции, продайте. У меня опыт в подобного рода делах. Я не допущу разорения ни одного акционера, я спасу всех и Вас, в том числе, Актёр Гордон Скани! Продайте акции...

Гордон (невозмутимо): Ни-ког-да и ни за что. (Уходит).

Действие 2

Спальня. Раздаётся телефонный звонок.

Гордон (в трубку): Гордон Скани слушает.

Хриплый голос: Слушайте меня внимательно и сделайте то, что я Вам скажу! Если, конечно, не желаете разориться окончательно...

Гордон (насторожённо): Вы кто? Что Вам от меня нужно?

Действие 3

Столовая. Гордон и Керк сидят за столом. Лакей подаёт завтрак.

Керк (читает вслух утреннюю газету): Неожиданный ход конём Гордона Скани ошеломил всю деловую общественность и превознёс самого предпринимателя до невероятных высот...

Гордон (с удовольствием отпив глоток горячего шоколада): Пошло! Нет никаких сомнений - написано пошло!

Керк (лукаво прищурив один глаз): Однако, Гордон, как тебе это удалось? Пару  дней тому назад ты был на грани банкротства. Просто удивительно! (Поняв, что Гордон не собирается раскрывать секрет своего успеха): Ну, желаю тебе всего самого наилучшего, а мне, к сожалению, уже пора...  До скорой встречи, Гордон.

Гордон: До скорой встречи, Керк.

Керк уходит, Гордон остаётся один.

Гордон (задумчиво): Таинственный ночной звонок... Кто бы это мог быть? Откуда ему известна столь хитрая биржевая операция? Да и вообще, кому понадобилось мне помогать?

Гордон медленно закуривает сигару и погружается в раздумья на несколько минут.

Гордон (неожиданно вскрикивает): Керк! Точно! Как же это я сразу не догадался?! Он водит некоторые знакомства на бирже, и, видя моё плачевное положение, не мог не помочь... Вероятно, уточнил какой-нибудь нюанс проведения торгов... Однако, зачем ему это надо? Дружба дружбой, а всё же мы с ним, в некотором роде, конкуренты...  Ему был бы выгоден мой крах! Но, если посмотреть с другой стороны, он же мой должник! Помнится, когда решался вопрос, чьим акциям дать цену - Керка или Бруно, я навёл кое-какие справки и шепнул-таки Керку одно словечко ещё до начала официальных торгов. В итоге, о  Бруно все давным-давно забыли, а Керк стал вполне солидным человеком. Опять что-то не сходится. Зачем же Керк, если уж он решил вернуть свой долг,

сообщил мне биржевую комбинацию инкогнито? Испугался, что комбинация подведёт, и я стану обвинять его в своём банкротстве? Но, сейчас, уже известно - она не подвела, а, наоборот, произвела фурор! Нет, здесь что-то не так... Вероятно, Керк опасается, что его махинации, - а их у него предостаточно - могут разоблачить. Рисковать лишний раз не в правилах Керка. А что теперь? Просто голос, хриплый голос; кто подумает на Керка? Никто! Конечно, никто! Никто... кроме меня.

Действие 4

Гостиная. Гордон, Джессика, Том и Челл расположились в глубоких креслах вокруг чайного столика. Лакей поддерживает огонь в камине.

Гордон (с некоторой ностальгией в голосе): Давно мы так не встречались, все вместе...

Джессика (язвительно): Ну, Гордон, в этом вини только себя. Ты же теперь крупный предприниматель, тебе же нет никакого дела до старых-то друзей.

Том: Джессика, прекрати, ты не на сцене!

Джессика (вспылив): Да? А почему же я до сих пор не на сцене? Да если хотите знать, весь Ваш театр держится только на мне. (Обращается к Гордону): Гордон, ты подумай, я десять лет провела за лоскутом изображая тени. Меня никто никогда не видит. А ведь моей пластике позавидует любая актриса. Малейшая неточность в движении - и вместо рисунка зрителям удастся разглядеть лишь неоформленный комок теней! А мой голос? Он слышен даже на галёрке! Гордон, у меня не один голос, у меня множество голосов. В последнем спектакле я озвучиваю сразу пять теней, причём три из них мужскими голосами.

Гордон (примирительно): Джессика, я знаю, трудно всё это... Прошу. (Подаёт ей чашку чая). А что, Том, планируются новые постановки в этом сезоне?

Том (махнув рукой): Что ты! К следующему может быть... одну какую-нибудь...  и то режиссёр Джоди окончательно помешался на своих так называемых "улетающих шляпках".

Гордон (удивлённо): Неужели этот спектакль ещё идёт? Казалось бы, уже нет ни одного местного жителя, который бы не посмотрел его.

Том: Ты не понял, "улетающие шляпки" давно улетели на гастроли. Но вот сам этот приём, когда у главной героини слетает с головы шляпка, просто преследует нашу труппу. С тех пор, как режиссёр стал применять сжатый воздух из-за кулис, шляпки слетают в каждом спектакле и практически у всех актрис. Что самое удивительное, Джоди и по сей день считает этот приём новым и оригинальным.

Челл (весело рассмеявшись): Сначала зрители вскрикивали от неожиданности, и все до одного расценивали это как конфуз. Поэтому, впоследствии, пришлось и на афишах, и в программках пояснять, что будет использоваться доселе невиданный приём "улетающие шляпки", автором которого является сам Джоди. Прочитав так называемое напутствие, публика стала с замиранием сердца ожидать, что вот-вот на сцене поднимется ветер, и с головок актрис начнут слетать шляпки. Но теперь, спустя несколько лет, приходя на спектакль, зрители ещё в фойе начинают перешёптываться, мол, неужели режиссёр не понимает, что это давно всем наскучило, и во время действий уже с ужасом и негодованием ожидают очередную слетающую шляпку.

В гостиную вбегает Келли, держит за руку молодого человека.

Келли (сделав лёгкий реверанс гостям): Папа! Вот этот молодой человек - его зовут Густав - он имеет для тебя что-то очень важное!

Гордон (взглянув на Густава): Важное?

Густав (поклонившись): Да, сэр, дело чрезвычайной важности!

Гордон (растерянно): Однако же, у меня гости... Ну, хорошо, пройдёмте в кабинет. (Гостям): Прошу прощения, всего несколько минут. (Обращается к Келли): Дочка, займись гостями.

Гордон и Густав уходят. Келли, Джессика, Том и Челл начинают играть в бильярд.

Джессика (отчасти презрительно, отчасти с интересом): Келли, а кто этот молодой человек, кажется, его зовут Густав?

Келли (бросив недоброжелательный взгляд на Джессику): Да, Густав. Мой жених.

Джессика (усмехнувшись): Да что ты говоришь?  Том, Челл! Вы слышали что-нибудь подобное? Оказывается, наш добропорядочный Гордон всего лишь пять минут назад узнал имя жениха своей единственной дочери!

Действие 5

Кабинет. Гордон и Густав.

Гордон: Я  слушаю Вас.

Густав: Мистер Скани, я курьер Вашего биржевого кредитора. Он  ждёт от Вас немедленных действий.

Гордон (негодуя): Я  не понимаю. Выплата кредита осуществляется в виде процента от запланированной цены продаваемых акций. В ближайшие несколько дней кредит будет полностью погашен.

Густав: Как Вы ничего не знаете?

Гордон: Сэр, а что я  должен знать?

Густав: Некий Керк Хэнкен выставил на торги пакет акций аналогичных Вашим, но по более выгодной цене. Его акции были скуплены буквально за несколько часов.

Гордон (побледнев): Этого не может быть! Керк... А  где, где сейчас сам  предприниматель, где Хэнкен, Вы знаете?

Густав: Его пароход отплыл в сторону Америки. Вероятно, - с такими-то деньгами - он собирается остаться там надолго.

Действие 6

Спальня. Раздаётся телефонный звонок.

Гордон (отрывисто): Да, я слушаю.

Хриплый голос: Как я вижу, Мистер Скани, наша первая беседа Вас так ничему и не научила.

Гордон (с ядовитым оттенком в голосе): Это опять Вы? Неужели снова решили мне помочь? Собственно, а кто Вы такой? С кем имею честь беседовать? Уж не с совестью ли мистера Хэнкена?

Хриплый голос (с некоторой насмешкой): Вам бы следовало знать, что совесть мистера Хэнкена уже давно ни с кем не беседует...  впрочем, по уважительной причине... - её отсутствия.

Гордон (побагровев от ярости): Керк! Я сразу догадался...  Да ты же у меня украл всё моё состояние моими же руками!

Хриплый голос (невозмутимо): Однако, Мистер Скани, до начала торгов остаются считанные дни. Вам придётся сделать то, что я Вам сейчас скажу, в  противном случае...

 

Гордон: Керк! Ты в своём уме? Неужели ты считаешь, что после всего этого я буду тебя слушать и, тем более,  действовать по твоей указке?

Действие 7

Холл. Келли, а также Гордон, опаздывающий на деловую встречу. Лакей подаёт Гордону трость и шляпу.

 

Келли (с обидой в голосе): Почему ты отменил сегодняшний приём? Ведь эти люди реально могли тебе помочь, подсказать, как действовать в подобной ситуации. Может быть, ты всё-таки объяснишь, что случилось?

Гордон (торопливо): Келли, ну я же говорю тебе - мне позвонили, и теперь я должен отлучиться на несколько часов.

Келли: А тебе не кажется, что накануне решающих торгов, от которых зависит наше будущее, тебе следовало бы остаться дома, а не заниматься посторонними делами. (Убегает).

Гордон остаётся один.

Гордон (с некоторой тревогой): Что же мне делать?! Ну, хорошо... один раз я послушал этого сумасшедшего, причём тогда моё положение было не безысходным. Почему бы теперь, когда терять мне уже нечего, не использовать предложенный им последний шанс?

Гордон сначала направляется к выходу, потом внезапно останавливается.

Гордон: Ну, конечно...  Однако, этот человек вовсе не сумасшедший, он влюблённый... в мою дочь! А я этого не заметил... Теперь всё становится ясным.

Густав Токки, пытаясь не допустить разорения своей возлюбленной, и решил разыграть столь экстравагантный спектакль - эти ночные телефонные звонки, хриплый голос, грубая форма общения, будто он хочет вывести меня из себя.  Но всё это лишь для отвода глаз, чтобы я не узнал его, в противном случае, я мог бы не обратить внимания на советы слишком молодого, неопытного человека, да к тому же, не биржевого специалиста, а курьера кредитного банка. После того как я впервые последовал его совету, я не только избежал позорного разорения, но и значительно приумножил свой капитал. (Запнулся). Да... но сейчас я на грани абсолютного банкротства и, что самое главное, это стало следствием той самой биржевой операции, которую мне посоветовал - теперь я думаю, в этом уже нет никаких сомнений - Густав Токки. 

Гордон молча стал расхаживать по холлу.

Гордон (с надеждой в голосе): Но, вероятно, Густав просчитал оборот ценных бумаг на несколько шагов вперёд, и поэтому моё сегодняшнее состояние – это затишье перед бурными торгами, которые должны принести мне реальную прибыль. (Надевает лайковые перчатки.) О, как это всё сложно! (Уходит).

Действие 8

Гостиная. Гордон, Келли, Джессика, Том, Челл и Густав обсуждают утренние торги на бирже ценных бумаг.

Густав (воодушевлённо): Поразительно! Мистер Скани, как Вам пришла в голову эта замечательная идея параллельной реализации таких, казалось бы, мало популярных акций?

Гордон (сознательно игнорируя вопрос): Густав, насколько я знаю, поговаривают, будто бы Вы не только курьер банковского кредитора, а также ещё увлекаетесь театральным творчеством, это так?

Келли (перебивая): Да, папа, Густав мне рассказывал, что он играл в одиннадцати спектаклях, а в настоящее время работает сразу над двумя премьерами и ещё планирует попробовать себя в роли режиссёра.

Том слегка усмехнулся, Гордон смущённо взглянул на него, а Густав достаточно невнятно что-то пролепетал.

Джессика (напыщенно серьёзным голосом): Попробовать себя в роли режиссёра - имеется в виду - исполнить роль режиссёра в одной из очередных пьес или самостоятельно заняться постановкой спектакля?

Лакей вносит роскошную коробку с огромными кубинскими сигарами. Джессика закуривает одну.

Гордон: Джессика, осторожно, это очень сильные сигары, для мужчин, у тебя голос сядет.

Келли (злобно): А она их специально курит, чтобы лучше озвучивать мужские роли.

Джессика (усмехнувшись): Не беспокойся, милочка,  дамские я тоже курю...  для женских ролей.

Челл, Том и Гордон весело рассмеялись.

Челл (добродушно): Густав, а почему бы Вам не изобразить какого-нибудь персонажа? Мы Вам подыграем.

Том: Действительно, было бы очень любопытно.

Гордон: Замечательная идея. Вы же профессиональный актёр, Густав?

Густав (вспоминая, что он беседует с одними из ведущих театральных деятелей): Я бы рад, господа, но всё же мой профессионализм заключается в первую очередь в предпринимательской деятельности.

Действие 9

Кабинет. Гордон, кредитор и предприниматель подписывают банковские бумаги. Посредник суетливо, то одному, то  другому подаёт им документы.

Посредник (почтительно): Не стоит беспокоиться, Мистер Скани. Сущий пустяк. Но, если Вам так угодно, подпишите сейчас...  (Протягивает Гордону бумаги).

Гордон подписывает бумаги, залпом выпивает бокал виски и разбивает его об пол.

Гордон (отдаёт экземпляр кредитору): В расчёте, сэр!

Кредитор (внимательно прочитывая документ): Да, Мистер Скани, "три месяца стабильных выплат " довольно длительный срок по современным меркам. Однако всё ещё ни один раз может перемениться, Вы же знаете...

Предприниматель (слегка надменно): Мистер Скани, не слишком ли опрометчиво было с Вашей стороны приобретать столь дорогую вещь?

Гордон (закуривая сигару): Не понимаю, сэр, о чём Вы?

Предприниматель: Ну как же, замечательная рулетка ручной работы самого мастера Донтминда.

Входит Густав.

Гордон (обращается к гостям): Господа! Разрешите представить Вам молодого, подающего надежды предпринимателя Густава Токки.

Кредитор (флегматично): Да, да...  Мы знакомы, Густав работает курьером в нашем банке.

Гордон (подхватывая Густава под руку): Сэр, Вы ошибаетесь! Отныне Густав Токки является моим компаньоном по вопросам прогнозирования. Но это ещё не всё. Также этот молодой человек - будущий муж моей дочери.

Предприниматель (усмехнувшись): Однако...  Сэр Токки, Вы делаете грандиозные успехи! Вот так, всё сразу...  Очаровательная супруга, блестящая карьера. Я просто восхищаюсь Вашим умением прокручивать столь авантюрные операции.

Кредитор (Обращается к Гордону): Если мне память не изменяет, Густав провинциальный актёр - танцовщик. Наш банк отказался взять его даже в качестве приёмщика, в связи с тем, что он скверно владеет английским. Неужели за последний месяц  Густав стал отличать хотя бы букмекерскую ставку от брокерской сделки?

Густав (напористо): Да, сэр. Я прекрасно разбираюсь во всех нюансах предпринимательства.

Густав быстрыми шагами отходит в сторону, во избежание каких-либо вопросов. К нему моментально подбегает посредник.

Посредник (очень тихо, заискивающим голосом): Мистер Токки, прошу Вас, уделите мне пару минут.  Дело в том... - Вы, разумеется, осведомлены, - что малорентабельные акции Скани - Компани были реализованы параллельно востребованным акциям Хэнкена. Как бы Вы это могли объяснить?

Густав (ещё тише): Сэр, поймите, мне очень сложно вот так, сходу, пояснять подобные неоднозначные коммерческие сделки. (Вздыхает). В душе я всё – таки, прежде всего, актёр.

Действие 10

Кабинет. Раздаётся телефонный звонок.

Гордон (с волнением в голосе): Слушаю...

Хриплый голос: Поделитесь своими коммерческими планами на ближайшее будущее, Мистер Скани? Однако теперь это уже не имеет никакого значения. Поставленную перед собой задачу я выполнил довольно успешно, поэтому наши с Вами пути расходятся. Ну, во всяком случае, по вопросам предпринимательства.

Гордон (обеспокоенно): Извольте объясниться, сэр. О какой задаче Вы говорите?  Причём здесь я? С какой целью Вы вмешиваетесь в мои дела?

Хриплый голос (перестав хрипеть, спокойно): Сэр, я всегда питал слабость к совершенству, к нечто недосягаемому, которое невозможно ничем затмить или побороть.

Если я чего-то и добивался в жизни, то даже тогда я не испытывал в полной мере чувства удовлетворённости. Причиной этого были постоянные сомнения, а возможно ли превзойти  моё достижение, создать что-либо более совершенное?

Гордон (вспыльчиво): Вы, сумасшедший, да погодите же, в конце концов!..

Хриплый голос: Мой ум способен на многое. Однако без исполнителей моих идей было бы очень сложно понять это.

Гордон: И что же, что? Вы хотите сказать, что я, я, Гордон Скани, был всего лишь исполнителем Ваших идей?

Хриплый голос (устало): Да, хочу сказать...  Впрочем, не Вы один. Также Хэнкен, Бруно и многие - многие другие.  Иначе как бы мне удалось осуществить противостояние двух, трёх и даже более идей, моих идей.

Гордон (обескуражено): Так почему же Вы в открытую не выступали в роли одной из сторон?

Хриплый голос (горько усмехнувшись): А зачем? Ваш век недолог... Вы все сменяете один другого с неимоверной скоростью. Ваши успех и крах настолько переплелись в череде дней, что, начиная распивать бутылку виски по одному из этих поводов, нужно всегда быть готовым к тому, что последний бокал этой бутыли Вы выпьете за повод обратный: успех-крах, крах-успех. Зачем мне столько потрясений? Ради чего? Мне удобней Вам подать ту самую злополучную бутылку виски на серебряном подносе. И, перехватив Ваш высокомерный взгляд, удалиться, создавать всё новые и новые комбинации, с помощью которых я буду манипулировать и Вами, и людьми Вашего круга.

Гордон (спустя несколько секунд): И чем же теперь Вы намерены заняться?

Хриплый голос (невозмутимо): Мистер Скани, а в моей жизни ничего не изменилось. Почему я должен заниматься чем-то другим? У меня есть определённые обязанности, к которым я и намерен приступить. Ну, разумеется, если Вы не возражаете каждый день видеть перед собой человека во многом превосходящего Вас.

Сначала до Гордона доносится победоносный смех, потом он сменяется телефонным зуммером.

Гордон (не обращая внимания на телефонные гудки): Да кто Вам дал право со мной так разговаривать? Ничтожество! Ничтожество, которое не способно даже выйти из тени, которое подло скрываясь, пытается расшатать моё положение в свете, мечтает о моём разорении! Или всё-таки мне придерживаться мнения, что Вы - мой благодетель, благодаря которому я в несколько раз приумножил свой капитал?

Входит лакей, в его руках серебряный поднос с бутылкой виски и несколькими бокалами для гостей.

Лакей (учтиво): Мистер Скани, гостиная комната прибрана. Бильярд, рулетку, карты я также приготовил.

Гордон не обращает на лакея никакого внимания.

Гордон (в трубку, в смятении): Керк, это ты? Нет... не он... Да Керк скорее удавится, чем поспособствует моему процветанию! Густав? Ты Густав? Притворился этаким благородным джентльменом, мол, я так, я буду помогать инкогнито, дабы не ставить никого в неловкое положение, не надо мне никаких благодарностей! А сам хотел присвоить всё моё состояние, женившись на моей дочери, да? А может быть Вы господин кредитор? Или любезный посредник? Конкуренты-предприниматели, не вы, нет? Друзья - театралы – творческие личности, питаете слабость к совершенству. Опять, скажете, не догадался?  А что, если... (внезапно умолкает).

Гордон неожиданно оборачивается на лакея, телефонная трубка выпадает из рук.

Гордон (шепотом): Нет...  Это невероятно... 

Елена Чапленко