Премьера. Миниатюры


Премьера

Особенности миниатюры: Свои чувства действующие лица выражают мысленно.

Гаснет свет, открывается занавес.

Главный режиссёр (Облегчённо вздохнув.): Ну, слава театру, началось!

В глубине сцены синхронно танцуют пятьдесят балерин.

Балетмейстер (Напряжённо.): Давай, давай, раз оборот, батман, раз оборот, к середине, мысок, мысок.  Ах, не дотянула!  Кто ж это не дотянула-то? (Смотрит в бинокль.)  Кутепкина, что ли?  Нет, Кутепкина в третьем ряду должна стоять, а эта, вроде, в четвёртом...  Или не в четвёртом?

Молодой человек (Угрюмо поглядывает на сидящую рядом девушку.): И чего она меня сюда притащила?  Меня главное, ни с того, ни с сего! 

Жена дирижёра (Досадливо.): Говорила же ему - надень парик!  (Передразнивает.) Какая разница?  Там темно.  Мне дирижировать неудобно будет!  А сейчас, конечно, удобно!  Маячит туда-сюда головой своей... без мозгов.

На сцене появляется солист с первой партнёршей.

Студентка (Восторженно.): Ой, Дюран!  Как танцует!  Интересно, правда ли она замужем за французским лётчиком?  (Обеспокоенно.) А вдруг это не Дюран, а - из второго состава?  Нет, всё-таки премьера, первый состав должен быть.  Значит Дюран.  Ой, ну как танцует!  С ума сойти!

Спонсор Крупный (Равнодушно.): Окупится, не окупится?

Спонсор Средний (Задумчиво.): Окупится ли?

Спонсор Малый (Сжавшись в нервный комок.): Не окупится - так и знал - не окупится!  Совсем не аплодируют.

Школьный хореограф (Считает обороты.): Раз, два, три,..  десять, одиннадцать,.. двадцать один, двадцать два...  А вот в «Щелкунчике» тридцать два фуэте выполняли.

Поклонник (Озабоченно.): Если начать спускаться с бельэтажа, когда уже все будут раскланиваться, то можно не успеть добежать до сцены.  Букет я хочу отдать лично в руки.  Либо мне не надо досматривать последний танец; тогда, наверное, успею.

Балерина (Ревностно.): Взял эту Дюран вместо меня!  Любопытно, по какому такому радостному случаю?  Впрочем, можно догадаться...

Бизнесмен (Размышляет.): У юбиляра на даче бальный зал в половину меньше сцены, - пятьдесят балерин, конечно, не поместятся...  Двадцать же двадцать пять - в самый раз.  Надо завтра от нашей корпорации им пригласительные послать.

Главный бухгалтер (Озирается.): Ревизора нелёгкая принесла.  Сейчас станет каждый пуант пересчитывать.  В конце месяца опять все уши прожужжит - недостача, недостача, перерасход!

На сцене появляется солист со второй партнёршей.

Невеста солиста (Рассматривает его в бинокль.): Это он так и будет каждый вечер виться то вокруг одной, то вокруг другой.  Да ещё репетиции!  А мне что делать, дома сидеть, его ждать?  Нет уж, лучше я за Озёровского замуж выйду.

Администратор (По-деловому.): После спектакля сразу банкет.  Ещё Дюран  две корзины с цветами вручить надо.  Так, где наши люди с корзинами?  Вот они - партер и амфитеатр.  Теперь глашатых не слышу.

Раздаётся несколько восторженных голосов: Браво!  Бис!           

Браво, бис - опомнились, наконец-то.

Вспыхивает свет, закрывается занавес.

Главный режиссёр (Облегчённо вздохнув.): Ну, слава театру, закончилось!

Вернисаж

Особенности миниатюры: На все реплики юбиляр кивает головой, пожимает плечами или растерянно улыбается.

Выставочный зал. На стенах - работы юбиляра, заслуженного художника Павла Анатольевича Стасова.

Девушка приятной наружности: Прошу всех пройти в выставочный зал. Вернисаж.

Вбегают Луковы.

Лукова (в дикой эйфории повиснув на юбиляре): Ой, Павлик! Поздравляю! Ну, ты просто гений! (Суёт ему букет пионов.) Всё утро с ними возилась, чуть на электричку не опоздали.

Луков (обмениваются со Стасовым рукопожатиями): Да, Павел Анатольевич, ты, конечно, молодец... А я вот уже почти совсем не работаю. Переехали с женой на дачу - думал пейзажи писать: лес, пруд, озеро - ну куда там... Теперь постоянно либо огород, либо цветочки, либо ещё что-нибудь. А ты молодец...

Оператор с кинокамерой (в дверях, кричит): Семнадцатый зал? Зал семнадцатый, спрашиваю? (Минут через пять, недовольно.) Ну, смотрите, у меня заказ на двадцать пять кадров, а здесь висит (Показывает на картины.) только двадцать четыре. Мне что, одну из них два раза щёлкнуть надо?

Директриса выставочных залов: Нет, нет, молодой человек, двадцать пятая работа - в соседнем зале. Проходите, пожалуйста. Вы видите, какое огромное полотно! Обычно, мы на этом месте развешиваем стандартных - восемьдесят на шестьдесят - семь работ.

Подходит искусствовед.

Искусствовед (искоса поглядывая на один из пейзажей): Павел Анатольевич, можно Вас на секундочку. Вот я стою и думаю, почему здесь, в середине, на фоне мощных колористичных мазков оказались такие холодные мелко выписанные незабудки? Не положено…

Племянник: По всей галереи пробежался. Слушай, тут кроме тебя ещё четырнадцать художников персонально выставляются. И у троих из них сегодня тоже вернисаж. Да, ты знаешь, ещё телегу видел - холст, масло - ну прямо как твоя «Арба».

Маргарита Сергеевна (ностальгически и восторженно одновременно): Павел! Павел!.. Я тебя сразу и не узнала. Десять лет не встречались. Десять лет! Или двенадцать? А Максим приехать не смог. Так сожалел - ты себе не представляешь. У него сейчас персоналка по странам Северной Европы: Норвегия, Дания, Голландия...

Журналист (торопливо): Ой, извините, пожалуйста, я вас перебью. Павел Анатольевич, для газеты «Непознанные миры творцов» - что Вы ощущали, о чём Вы думали, когда писали «Шелкопряда»? И ещё вопрос - на кого из всемирно признанных художников Вам бы хотелось походить?

Индин (безостановочно жестикулируя): Талантливый ты, Павлуша. Таких сейчас мало. Вот одному, например, - даже не буду говорить в каком городе - трёхэтажную галерею отгрохали! Так он теперь, на радостях, каждую вторую декаду туда по натюрморту поставляет. Масло высохнуть не успеет, а этот умелец, будьте любезны, уже несёт.

Сахаров (вполголоса): А я, ты знаешь, почему-то думал, что у тебя госзаказ. А ты, значит, сам всё оплатил - и зал, и развеску... (Задумался.) Сколько ж это вышло?

Образов (энергично): Павел Анатольевич, выставка просто отличная! (Несколько раз победно вскидывает руки.) Ну, побежал... Мне ещё на Кропоткинскую... Там голландцев привезли, послезавтра открытие. Надо статейку настрочить.

Лидова (досадливо): Ну вот, сегодня в восьмичасовых новостях репортаж с твоего вернисажа будет, а ни я, ни Луковы - никто до дома доехать не успеем.

Девушка приятной наружности: Прошу всех пройти в кафе. Фуршет.

Приглашённые спускаются на первый этаж в кафе, после чего, не заходя в выставочный зал, разъезжаются.

Выборы

Особенности миниатюры: реплики ведутся от имени избирательных бюллетеней.

8.00 - Начало работы избирательного участка.

Вбегает первый избиратель.

Бюллетень Гришина (недовольно): Бежит как на пожар! Паникёр страшный! Мною шуршит, ручкой скрипит. Можно подумать - первый раз голосует.

Бюллетень Марии Болотовой (досадливо): Написано же: «При заполнении бюллетеней пользоваться только ручками избирательного участка» (Дразнится.) Из сумки достала... Тьфу! Теперь меня электронный датчик вообще не посчитает.

Бюллетень Соколова (раздражённо): Дёргает, всё дёргает! Урна автоматическая - сама бюллетень засасывает, а этот Фёдор Павлович, 47-ого года рождения, уже десять минут вручную всунуть пытается.

Бюллетень студента (презрительно): Регистрационные столы перепутал, расписался не в той графе, в итоге, забыл в кабинке свой паспорт, а рассуждает о целесообразности дополнительного контроля за подсчётом голосов.

Бюллетень Серёгиной (с усмешкой): Нацепила очки, проторчала с калькулятором у «Информации о доходах кандидатов» часа полтора, проголосовала «против всех» и теперь уходит с избирательного участка такая гордая, будто бы каждый из этих кандидатов отчислил ей хотя бы по одному проценту от написанного.

Бюллетень Незваного (негодуя): Вот привычка-то дурная, со школы, наверное, осталась. Так или иначе, ко всем избирателям в бюллетени заглянул, и, в конце концов, поставил крестик напротив фамилии кандидата, за которого проголосовало большинство.

Бюллетень Лещёвой (самодовольно): Избирательный участок уже закрывается, а я - один-единственный бюллетень на целых две урны, по которому отдали свой голос за некого кандидата под номером шесть.

20.00 - Окончание работы избирательного участка.

Послеполуденный чай

Дом сэра Уолтона (а также его жены Стеллы, двух сыновей и миссис Марты – жены старшего из них). Раздаётся дверной колокольчик. Дворецкий отворяет засов, и на пороге оказывается очаровательная мисс. Дворецкий и гостья.

Дворецкий (учтиво): Что Вам угодно, мисс?

Гостья (мило улыбаясь): Простите, это дом номер восемь по улице Lion’s heart?

Дворецкий (взглянув на аршинную табличку с указанием улицы и номера дома): Да, мисс.

Гостья (облегчённо вздохнув): Ну, наконец-то… А я чуть было по ошибке не забрела в придорожный трактир – тоже дом номер восемь и тоже по кошачьей улице. Ужасно переволновалась!

Дворецкий (невозмутимо): Не стоит волноваться. Молодой сэр Гарри частенько путает этот дом с «Кошачьей интуицией». И проводит там всё своё свободное время.

Входит горничная.

Горничная (осматривая скромный саквояж гостьи): Вы, вероятно, по объявлению?

Гостья (читает на обрывке газеты): Сложная работа. Требуется помощница горничной в доме Уолтонов… Да, я бы очень хотела получить эту сложную работу.

Горничная: Сомневаюсь, что Вы должным образом справитесь с гардеробом миссис Марты.

Гостья: Я умею обращаться с дорогими вещами.

Горничная (шёпотом, с усмешкой): А с полуночными воздыхателями миссис Марты в этом гардеробе Вы тоже умеете обращаться?

Из соседней комнаты раздаются грохот и крики. Оттуда выбегает некая леди и, не задерживаясь, покидает дом. Крики не смолкают, и в комнату поспешно направляется дворецкий. Следом идут горничная и гостья.

Дворецкий (слегка склонив голову): Сэр Гарри, к Вашим услугам.

На люстре, между плафонами из венецианского стекла, сидел, чуть покачиваясь, Гарри Уолтон.

Гарри (перестав кричать, весело): Видишь, немного не рассчитал… Куда она побежала-то, а?

Дворецкий: Не могу знать, сэр.

Гарри (воодушевлённо): А сэндвичи и чай готовы? (неожиданно потеряв равновесие, но удержавшись одной рукой) Ой! Ой! Падаю!

Дворецкий (невозмутимо): Сэр Гарри, будьте так любезны, не падайте пару минут. Сейчас я принесу Вам лестницу.

 Не прошло и получаса, как Гарри Уолтон уже барабанил по столу в трактире «Кошачья интуиция».

*  *  *

Время ленча следующего дня. Гостиная. Леди Стелла и миссис Марта.

Миссис Марта (недовольно): Я не понимаю, леди Стелла, как можно было привести в дом такую горничную, такую недотёпу. Она не справляется с элементарными вещами.

Леди Стелла (пожав плечами): Успокойтесь, это всего лишь на несколько дней. Агентство подыщет нам кого-нибудь более подходящего.

Входит гостья (новая горничная). Ставит поднос, разливает по чашкам чай.

Миссис Марта (поглядывая на поднос): Почему Вы так неаккуратно всё это делаете?

Гостья, попытавшись что-то возразить, роняет чайник прямо на леди Стеллу. Леди Стелла вскрикивает.

Леди Стелла (вытирая испорченную блузку, возмущённо): Я увольняю Вас немедленно!

Гостья (шумно переставив молочник, с усмешкой): Вам не удастся этого сделать! Иначе у Уолтонов будут большие неприятности.

Миссис Марта (пакостно улыбнувшись): Да что Вы говорите? Отчего же?

Гостья: Я – единственная племянница сэра Тэда Кэмбэрла.

С выражением разных эмоций на лице, присутствующие замолчали. Проходит минуты две.

Леди Стелла (немного сбивчиво): Милая моя, но зачем же Вам, в таком случае, работать горничной?

Гостья (швырнув передник на стол): Да затем, что Гарри Уолтон, будучи биржевым агентом в дядюшкиной компании, своим легкомыслием и ветреностью разрушает её прямо на глазах. А когда дядюшка заговаривает с ним об увольнении, ссылается на невозможность столь радикального шага, так как он Ваш сын, сын самого сэра Уолтона. И теперь, я, как горничная, но при этом – единственная племянница сэра Кэмбэрла, тоже попытаюсь разрушить что-нибудь; если не в компании Уолтона, то хотя бы в его роскошном доме.

Отдел решения проблем мозгового центра месье Тулуза

Мозговой центр месье Тулуза. К Главному нерву выстроилась вереница трудноразрешимых и ежесекундных проблем.

Главный нерв (раздражённо): Господа, господа! Прошу соблюдать очерёдность. Не все сразу!

Солидный проблем в старомодном пенсне и карманными часами на золотой цепочке (невозмутимо): Я изволю Вас беспокоить всё по тому же вопросу – Вы не платили за аренду помещений вот уже (Заглядывает в толстую тетрадь.) три с половиной месяца. Что будем делать?

Главный нерв (задёргавшись): Надо подумать. Следующий!

Солидный проблем продолжает стоять, в ожидании сложив руки.

Главный нерв: Ну, проходите уже, месье! Я же сказал – надо подумать. Следующий!

Проблемка в джемпере и джинсах (по-свойски): Нет, дело, конечно, твоё – я не настаиваю… Но без блютуз-гарнитуры – это не жизнь.

С супер скольжением последней модели шин, в отдел въезжает мотоцикл «Торнадо».

Мотоциклист (сквозь шлем, с вызовом в голосе): А мадмуазель Арлетт осталась Вами не довольна! (И демонстративно занимает очередь во второй раз.)

Дальнейший приём проблем ведётся под непрерывное урчание мотоциклетного мотора.

Соблазнительница в чулочках со швом (томно, вкрадчиво): Месье Тулуз, месье Тулуз… Напрасно Вы не доверяете акционерному обществу месье Омара. Послушайте меня, эти акции - Ваш сказочный шанс.

Франт с голубым пионом в петлице (отстраняя Соблазнительницу): Месье Тулуз, никогда не доверяйте кокетливым и вызывающе одетым мыслям Акционерное общество… Смех! Непременно вложите Ваш капитал в облигации патрона Мотео.

Главный нерв (придирчиво осмотрев внешний вид обеих проблем): Да-да, конечно, надо подумать. Следующий!

Мадам отдалённой мечты (напоминая, но не настаивая): Экзамен по истории Древнего Рима, курсовая по архитектуре Западной Европы конца 18 века, а также ни к чему не обязывающий зачёт по неаполитанской культуре настенной росписи и фресок.

Главный нерв (с досадой): Сессия… В четвёртый раз забыл! Мадам, будьте так любезны, зайдите через полчаса.

Мадам, равнодушно пожав плечами, вышла из отдела.

Урчание мотоциклетного мотора всё нарастает и нарастает и, наконец, превращается в рёв.

Мотоциклист (откуда-то из середины очереди): Бедная мадмуазель Арлетт! Она Вас так ждала! И что, что в итоге?

Проблема с кейсом на замке (в растерянности): Вот ведь проехал один раз на красный свет и теперь вынужден собирать целый ворох ненужных документов на пересдачу водительских прав. Обидно.

Главный нерв: Я с Вами полностью согласен! Это безобразие!

Солидный проблем в старомодном пенсне и карманными часами на золотой цепочке (как ни в чём не бывало): Прошу меня простить, аренда помещений…

Группа юных бойскаутов (наперебой): Запирающееся устройство! Средства связи! Ненадёжный шифр у сейфа! Противопожарная сигнализация! Лифт! Перила!  Интернет!

Главный нерв (схватившись за голову): Всё! Хватит! Перерыв!

Тишина.

Главный нерв (спокойно): Десять ноль-ноль. Месье Тулузу пора приступать к работе. И не смейте его беспокоить, по крайней мере, до обеда.

Проблемы с пониманием расходятся. Тишина.

Неожиданно, уже на изрядно изъезженных шинах, в отдел врывается мотоцикл «Торнадо».

Мотоциклист: А мадмуазель Арлетт осталась Вами не довольна!

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой