Предназначение. Артист.

Интервью с артистом театра имени Ермоловой Сергеем Кемпо


РГ«МиЛ»: В 2013 году состоялась премьера спектакля «Дориан Грей», и Вы были в главной роли?..

Сергей Кемпо: О, это плохой спектакль, просто ужасный! Сейчас он гораздо лучше!

РГ«МиЛ»: Чем он отличается?

Сергей Кемпо: Мастерством, наверное, игры и всем остальным, качеством. Всем. Всё изменилось, даже вот – что не возьми – всё изменилось. Кроме, конечно, концепции, но в плане понимания чего-то всё изменилось, потому что был не очень хороший разбор.

РГ«МиЛ»:Можно ли говорить о том, что премьера, которая состоялась в 2013 году и спектакль, который идёт сейчас – это два разных спектакля?

Сергей Кемпо: Да. По-актёрски точно. Тогда – я про себя говорю – это халтура была. Я просто не понимал, что делаю.

РГ«МиЛ»: А другие актёры – например, Олег Меньшиков – их игра тоже изменилась?

Сергей Кемпо: Ну, Олег Меньшиков – он всегда хорош, чего там говорить. У него ведь тоже, я думаю, игра зависит от меня, потому что, если у тебя нет партнёра, как тогда остаётся играть? Одному? Сейчас, когда я могу хотя бы что-то дать ему как партнёр, думаю и ему интереснее стало. Я надеюсь на это…

РГ«МиЛ»: Кто стал инициатором кардинального изменения спектакля?

Сергей Кемпо: Я. Я понял, что был слеп! Подошёл к Олегу Евгеньевичу и сказал, что нужно всё менять. Он говорит: «А где ты раньше был»? Я говорю – ну, изнутри ничего не понимал, и в данном случае, наверное, это моя вина, что просто своей головой «не дотягивал» до каких-то очевидных вещей. Не знаю, что сейчас, но хотя бы мне не стыдно. Хотя бы не стыдно… Потому что мне было ужасно стыдно. Это было очень тяжёлое время для меня. Серьёзно. Такой у меня был стресс конкретный. Я боялся очень играть, и Олег Евгеньевич мне очень помог. Пошёл мне на встречу и сказал: «Давай, давай, давай, конечно»! И что самое прекрасное и удивительное – мы до сих пор улучшаем этот спектакль, и прежде всего, за счёт актёрской игры.

РГ«МиЛ»: Вы – единственный актёр, который выступает в этой роли?

Сергей Кемпо: Олег Евгеньевич приверженец того, что Гамлет должен быть один. Потому что это такие роли… Ну, очень странно, если будет два Гамлета. Я согласен с этим.

РГ«МиЛ»:Что у Вас общего с этим персонажем?

Сергей Кемпо: Совесть.

РГ«МиЛ»: Какие положительные черты Вы обнаружили в образе Дориана Грея, есть ли они вообще?

Сергей Кемпо: Конечно, они до последнего у него были видны – совесть. До конца! Он же всё понимает... В начале, помимо внешности, красоты, манер в нём есть какая-то детскость, он по-другому воспринимает вещи, в нём нету злости. Он добрый человек, он готов ко всему, он готов воспринимать всё – не знаю – как цветок какой-то он смотрит на всё положительно, с улыбкой. Человек, в котором нет зависти, который, в сущности, ребёнок ещё. Но при всём при этом он очень умный, воспитанный, а внутри – непосредственность, чистота, душевная красота…Человек чувствует, что у него какое-то предназначение, что он пришёл в этот мир ради какого-то большого поступка.

РГ«МиЛ»: А Вы в жизни чувствуете своё предназначение?

Сергей Кемпо: Не хочу говорить, а то я покажусь каким-нибудь таким самолюбивым человеком.

РГ«МиЛ»: Необязательно.

Сергей Кемпо: Да, чувствую, абсолютно.

РГ«МиЛ»: Если не секрет?..

Сергей Кемпо: Секрет. Это тайна… Ну, а как по-другому? Если ты себе не задаёшь вопроса глобального, не замечаешь природу и всего остального, а просто – дом-работа, дом-работа – тогда я просто не понимаю смысла жизни. А Дориан Грей подумал, что он может стать сверхчеловеком. Думаю, что в течение всей жизни человек задаёт себе вопрос: «Зачем я живу?» Просто, когда его возраст увеличивается, мне кажется, ответ на этот вопрос изменяется. Сейчас у меня такой период жизни – мне 30 лет – и я живу для того, чтобы мои мечты сбывались.

РГ«МиЛ»: Вы бы хотели иметь портрет такой же, как у Дориана Грея?

Сергей Кемпо: Нет. Я не хочу жить в нашем мире вечно. Это ужасно.

РГ«МиЛ»:Сложная роль в Вашем понимании?

Сергей Кемпо: Сложная роль… Для меня сложно, когда я совсем не понимаю про что это, когда это совсем не я. Вот я читаю, допустим, про Дориана: кудрявый человек, красавец, дэнди… Я понимаю, что это не я. Значит, надо брать чем-то другим. И ты начинаешь понимать, что здесь есть определённая философия. Это сложный человек, ужасно сложный, который прожил жизнь… Это очень сложно понять, и я осознаю, что у меня сейчас нет такого опыта, чтобы понять автора, тем более, тяжело понять его сарказм, иронию и всё остальное.

РГ«МиЛ»:Каким образом можно совершенствовать роль?

Сергей Кемпо: Надо постоянно читать, слушать классическую музыку, мечтать, быть с людьми, которые намного умнее тебя, и намного опытнее, и намного интереснее. Это я понял на собственном опыте.

РГ«МиЛ»: С чем связан Ваш уход из Театра Российской Армии?

Сергей Кемпо: Я понял, что остановился в развитии. Понял, что начал как будто в душе стареть. Как будто я просто в прошлом каком-то – всё куда-то уходит вперёд, а я нахожусь в каком-то болоте и не могу выбраться. По жизни всё время надо развиваться. Нельзя останавливаться. Как только ты остановишься – всё! Для меня этот театр был огромной школой, и я, грубо говоря, эту школу закончил. Теперь нужно идти куда-то дальше, развиваться, расширять границы профессиональных возможностей.

Сергей Кемпо: Какая роль Вам запомнилась из репертуара Театра Российской Армии?

Сергей Кемпо: Роль Треплева. В Чайке.

РГ«МиЛ»: Репетиция для становления профессиональных навыков для Вас ценнее, чем обучение в театральном?

Сергей Кемпо: Это вообще два разных мира оказалось. Просто два разных мира! Потому что, когда я закончил ГИТИС, выпустился, такой максималист, такой «ах, теперь я в Театре Российской Армии! Работать! Работать! И вдруг ты попадаешь в такую машину, что – не то что винтик – ты там маленький винтик, шестерёнка, и все твои такие вот надежды, мечты – они постепенно начинают растворяться, потому что ты становишься частичкой… В общем, это действительно махина такая, в которую я вливался два года. Это такая другая жизнь, ты заново как будто профессию проходишь. Всё, что ты учил до этого, казалось, такой красивой теорией, а практика оказалась ужасно трудной и тяжёлой! И тем более в Театре Российской Армии, на большой сцене. Это, по-моему, где законы театра не действуют. Или действуют, но по-другому. Это пространство такое, что ты не можешь сказать тихо, глаз твоих не видят, это далеко не камерное пространство. Там малая сцена – как большая в любом другом театре.

РГ«МиЛ»: Когда Вы переходили в Театр Ермоловой, на тот момент уже были знакомы с Олегом Меньшиковым?

Сергей Кемпо: Да, мы впервые пересеклись с ним на съёмках фильма «Легенда17». То есть судьба всё-таки есть! Я познакомился с Олегом Евгеньевичем, впервые пожал ему руку. Потом сидел на съёмочной площадке и смотрел на него, подсматривал как, что он делает и как играет. Пытался уловить его тайну, пытался её разгадать. Это очень интересно!

РГ«МиЛ»: Сложно выходить на сцену в одном спектакле с признанным, талантливым актёром?

Сергей Кемпо: Поначалу мне даже было страшно, потому что вот такой партнёр, я стеснялся ужасно, был зажат, боялся даже смотреть ему в глаза. Вот потом я стал понимать, что я на сцене с Меньшиковым, и много людей хотят это пережить, а я вот это сейчас испытываю. Олег Евгеньевич для меня с детства был как кумир что ли. В жизни не мог себе представить, во-первых, что буду актёром, а во-вторых, что познакомлюсь с Меньшиковым, и ещё буду играть с ним в одном спектакле!

Редакция издания "Мир и Личность" 

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Сергея Кемпо

за интересную беседу

Фото - из личного архива Сергея Кемпо

Интервью провела Елена Чапленко