МХАТ СССР. От первого дня войны до

Дня Великой Победы


Лето 1941 года, афиша гастролей

МХАТ СССР (имени М. Горького) в Минске:

М. Горький «На дне» —17, 18, 22, 24 июня;

Шеридан «Школа злословия» — 19, 20, 22 (днём),

23 июня;

Мольер «Тартюф» — 21, 27, 29 июня;

М. Булгаков «Дни Турбиных» — 25, 26, 28, 29 (днём), 30 июня.

22-го июня в антракте «Школы злословия» на сцену Дома Красной Армии, где проходили гастроли, поднялся военный и сообщил о нападении фашистской Германии на Советский Союз. Затем он объявил, что военнообязанные должны направиться в свои военкоматы, а остальные зрители могут оставаться в зале, так как спектакль будет продолжаться. Под вой сирен воздушной тревоги было сыграно ещё два вечерних спектакля, а 24 июня, в результате массированных налетов гитлеровской авиации, был уничтожен практически весь центр Минска, погибли тысячи людей. Бомбой была разрушена часть театрального здания, сгорели все привезённые из Москвы декорации и костюмы (история легендарного спектакля «Дни Турбиных», украшавшего сцену МХАТ с 1926 года, была этим завершена, больше данная постановка Станиславского никогда не возобновлялась). В условиях всеобщей паники и бомбёжки мхатовцы самостоятельно выбирались из горящего Минска и вернулись в Москву 29 июня.

В июле 1941 года в действующую армию были призваны 52 служащих МХАТ, в 1942-м году — 24. Двенадцать из них с войны не вернулись, их имена увековечены на памятной доске в служебном фойе театра: Николай Иванов (1922 г.р.), Яков Куклин (1897 г.р.), Макар Трунков (1908 г.р.), Иван Горемыкин (1916 г.р.), Михаил Фёдоров (1914 г.р.), Иван Кузнецов, Борис Ключников (1905 г.р.), Павел Гурьянов, Сергей Агафонов (1910 г.р.), Митрофан Максимов (1892 г.р.), Дмитрий Артамонов (1911 г.р.), Георгий Наумов (1907 г.р.) — артисты, гримёры, билетёры, рабочие сцены…

Среди тех, кто ушёл на войну в 1942-м, был Вадим Васильевич Шверубович (1901-1981) — заместитель заведующего постановочной части МХАТ, сын легендарных артистов Художественного театра Василия Качалова и Нины Литовцевой, отец будущего выдающегося театроведа Алексея Бартошевича. Он имел бронь, но добровольцем ушёл в ополчение. Попал в плен под Вязьмой, бежал из лагеря военнопленных, через Сен-Готар добрался до Италии, где его прятали в одном из горных монастырей монахи-бенедектинцы, участвовал в итальянском антифашистском Сопротивлении. После победы он работал в резервации бывших военнопленных в Модене, где его по запросам отца разыскали и он получил бумаги для возвращения на родину, но с пограничной станции был немедленно отправлен в другой лагерь — советский. Ограбленный до нитки, в рубище из мешковины, истекающий кровью от дизентерии и побоев, он был чудом вновь найден и после десятидневного допроса на Лубянке вернулся наконец домой и на работу во МХАТ. Вскоре он стал одним из ведущих педагогов Школы-студии МХАТ, в 1954 году возглавил постановочный факультет, был одним из создателей театра «Современник».

В октябре 1941 года МХАТ был эвакуирован в Саратов и в течение сезона играл спектакли на сцене местного ТЮЗа. Осенью 1942-го театр вернулся в Москву и продолжил работу. За время войны было создано семь новых спектаклей: «Кремлёвские куранты», «Фронт», «Последние дни (Пушкин)», «Глубокая разведка», «Русские люди», «Последняя жертва», «Офицер флота». Одиннадцать раз бригады артистов театра выезжали на передовую — когда на неделю, а когда и на месяцы: Западный, Карельский, Северо-Западный, Прибалтийский фронты, Военно-воздушное подразделение М. М. Громова, Смоленское авиационное подразделение… Постоянными участниками бригад были А. Тарасова, О. Андровская, В. Станицын, С. Пилявская, К. Головко, В. Санаев, Н. Боголюбов, М. Прудкин, В. Ершов, А. Зуева, И. Дорохин, А. Георгиевская, Г. Калиновская, Я. Сухарев, Н. Словинский, А. Акимов, З. Баталова, Л. Леонидов, В. Комиссаров, И. Раевский, Б. Добронравов, В. Гузарева… В госпиталях и военных частях выступали и корифеи театра: О. Книппер-Чехова, И. Москвин, В. Качалов, Н. Хмелёв, М. Яншин…

Но подлинным чудом военного периода стало создание в 1943 году Школы-студии МХАТ. В это тяжёлое время 84-летний Владимир Иванович Немирович-Данченко жил заботами не только о настоящем, но и о будущем Художественного театра. Ему не суждено было увидеть открытия Школы, организации которой он добивался — Владимир Иванович скончался от сердечного приступа 25 апреля 1943 года. На следующий день Совнарком постановил основать при Художественном театре вуз — Школу-студию, и присвоить ей имя Вл. И. Немировича-Данченко. Уже летом был произведён первый набор студентов, а 20 октября 1943 года состоялось официальное открытие Школы.

Одним из студентов первого набора был юный Владлен Давыдов. В 1949 году, после выхода фильма Г. Александрова «Встреча на Эльбе», он, сыгравший в этой кинокартине главную роль, буквально проснётся знаменитым. Вступив во МХАТ в 1947 году, Давыдов станет одним из ведущих артистов труппы, а с 1985-го по 2000-й год будет возглавлять Музей МХАТ. 

Кира Николаевна Головко (актриса МХАТ с 1938 года, участница военных агитбригад, вдова адмирала Арсения Головко (в годы войны — командующий Северным флотом)) — старейшина сегодняшнего Художественного театра, его живая память, свидетель и действующее лицо его истории. 

9 мая 1945 года во МХАТе шёл спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро» и этот факт вошёл в летопись театра байкой. Как гласит легенда, за несколько минут до начала действа к главному администратору театра Фёдору Михальскому обратился взволнованный зритель в полковничьих погонах. Он настоятельно просил ответить на один-единственный вопрос: какой спектакль он всё-таки сегодня увидит — «Безумный день» или «Женитьбу Фигаро»? «Уже дают звонки, а билетёры отвечают неопределённо!». Фёдор Николаевич, увековеченный в «Театральном романе» Булгакова под именем Филиппа Филипповича, успокоил героя войны: «Дорогой друг, хочу обрадовать вас! В связи с сегодняшним всенародным праздником дирекция приняла решение в порядке исключения показать в один вечер оба эти спектакля!».

Война завершилась Победой и одержавшие её солдаты возвращались к мирной жизни, к гражданским профессиям. Те, кто ушёл на фронт со школьной скамьи, вспоминали о том, кем они когда-то мечтали стать.

 Иннокентий Смоктуновский попал на фронт в 1943 году в возрасте 18 лет. Сражался на Курской дуге, форсировал Днепр, освобождал Киев, был в плену, бежал, воевал в партизанском отряде, дошёл до Берлина… Сразу по окончании войны он пошёл учиться на артиста — в театральную студию при Красноярском драмтеатре. Десять лет работы в провинциальных театрах, московская неустроенность, наконец — первый успех в кино и приглашение на роль князя Мышкина в БДТ. С 1975 года и до конца жизни в 1994-м — артист Художественного театра. Именно на сцене МХАТ в 1992 году после спектакля «Кабала святош» Иннокентию Михайловичу была вручена награда, к которой он был представлен в 1943-м — его первая медаль «За отвагу». Вторая такая же медаль была вручена ему своевременно — в 1945-м.

Военный лётчик Владимир Кашпур, закончивший войну 18-летним штурманом, ещё шесть лет не покидал авиацию, но в 1951-м году всё-таки стал тем, кем должен был стать — актёром. Несколько лет он служил во Владимирском областном драмтеатре, а в 1959 году закончил Школу-студию МХАТ, играл в «Современнике». В 1961 году он вступил в труппу Художественного театра — на полвека, на всю оставшуюся жизнь… Владимир Терентьевич умер в октябре 2009 года. Почти до последнего дня он играл на всех трёх наших сценах — в «Белой гвардии», «Вишнёвом саде», «Новом американце», «Обломове»…

Одна из незыблемых мхатовских традиций: каждый год накануне 9 Мая театр собирает своих ветеранов — участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла. С каждым годом их приходит всё меньше…

Сегодня мы ещё раз повторяем: дорогие наши, спасибо за всё! И, пожалуйста, будьте здоровы!

Московский Художественный театр поздравляет всех, кто прошёл и пережил войну, всех, в ком жива память о Великой Отечественной, с великим праздником — Днём Победы!

В Зеленом фойе МХТ им. А.П. Чехова

Музей МХАТ готовит выставку

«К 70-летию со дня Победы в Великой Отечественной Войне. Летопись МХАТ» -

к 9 мая 2015 года.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная Война, которая разделила Художественный Театр на две части. Первая находилась на гастролях в Минске, вторая – в Москве.

«Труппа Художественного театра с привычным успехом гастролировала в Минске. В репертуаре была недавно поставленная «Школа злословия», «Дни Турбиных», 22-го вечером, в воскресенье, было объявлено «На дне». (Е.И.Полякова «И.М.Москвин»). Ни что не предвещало начала военных действий. Все шло как обычно.

«Бомбежка Минска началась на рассвете 22-го; тут же в городе было введено военное положение. В тот же день в городе появились беженцы с запада, в тот же день минчане начали уходить на восток, навстречу им шли военные части, танки; все слышали речь Молотова о нападении фашистской Германии, все передавали друг другу слухи, невесть как дошедшие, что Брестская крепость стоит в пожарище, но стоит. Днем 22-го артисты дали концерт под привычным названием «шефский» для красноармейских частей, идущих на запад. Получили приказ – продолжать спектакли. Вечером Москвин играл Луку: «Для лучшего человек живет…» Зрителей в зале почти не было». (Е.И. Полякова «И.М. Москвин»).

Спектакль «На дне» М.Горького был единственным сыгранным в военном Минске. «23-го бомбы упали рядом с гостиницей «Беларусь», где жила труппа – сто шестьдесят человек. 24-го бомба попала в здание Драматического театра. В пожаре погибли старые декорации «Турбиных», нары «Дна», прелестные интерьеры английского поместья, сделанные Акимовым для «Школы злословия». Двадцать четвертого труппа должна была собраться на вокзале, но пассажирское сообщение уже было прервано. Горел вокзал, бомбили пути, составы. Часть людей вышла из города светлой ночью; за спиной стояло зарево: горел Минск, шли по обочине шоссе Москва-Минск, в потоке женщин и детей. На запад двигался другой поток – зеленые машины, защитные гимнастерки. Единственный грузовик вывез остававшихся в городе актеров (Москвин среди них) на шоссе. Там соединились с вышедшими раньше». (Е.И. Полякова «И.М. Москвин»).

Начались долгие военные дороги МХАТа. Выбираясь из Минска дошли пешком до Можайска и только тогда сели в поезд.

«… 28-го были в Москве. Накануне в «Правде» напечатано письмо Немировича-Данченко «Работники искусства - вместе со всем народом».

В июле в газете «Советское искусство» напечатана статья Москвина «Фашизм будет уничтожен». На митинге в ноябре 1942 года он говорил:

          «Мы ушли из Минска, унося с собой чувство боли, ненависти и гнева… Мы не только жили в атмосфере войны, не только были свидетелями страданий народа, его священного гнева, но стали ощущать себя участниками войны, подчинив искусство МХАТ делу защиты Родины и нашей культуры. В эти суровые часы испытаний мы твердо поняли: мы русские, мы верные сыны нашей Родины и готовы для нее отдать все».

          Те МХАТовцы, которых война застала в Москве, начали занятия по военной обороне, чтобы быть готовыми защищать свой Театр,  свою Родину.

Старейших актеров театра -  «Золотой фонд» МХАТа - эвакуировали в Нальчик  в сентябре 1941 г. Среди них: Вл.И. Немирович-Данченко, В.И. Качалов, И.М. Москвин, О.Л. Книппер-Чехова, М.М. Тарханов, Ф.В. Шевченко, А.Л. Вишневский, С.В. Халютина, А.К. Тарасова, Н.Н. Литовцева, Е.Ф. Скульская и Б.Л. Изралевский. Сопровождал эту группу И.В. Нежный, помощник директора театра - В.Е. Месхетели.

Важной поддержкой для всего коллектива было письмо Вл.И. Немировича-Данченко из Тбилиси:  «Шлю сердечный привет всему театру в целом и каждому члену коллектива порознь. В невольном уединении я всеми помыслами и подготовительными работами был связан с вами. Я упорно, бескомпромиссно занимался вопросами, выдвинутыми современным положением нашего театра… Остановись, просмотри свою жизнь, открой форточки для свежего воздуха, возьми метлу и вымети сор, соскобли угрожающие болячки! И именно сегодня! Потому что сегодня стоит грозный вопрос: чем мы заслужили, чтоб миллионы наших братьев отдавали жизни за нас, за наше спокойствие, за нашу работу? Чем мы заслужили и как артисты и как просто люди-человеки?...». Из письма от  24 июля 1942 года.

Даже находясь в эвакуации они давали концерты, чтобы ощущать себя единым целым с воинами, сражающимися  с врагом.

Ансамбль старейших мастеров Московского Художественного Академического Театра СССР им. М. Горького, возглавляемый т. НЕЖНЫМ И.В. в период их пребывания в Закавказье  «дано было шефских концертов для частей в госпиталях: в г. Тбилиси - 24, в г. Ереван -5, в г. Баку - 7, в г. Сочи - 4, в г. Гори - 2, в г. Сталинири - 2, Гагры - 2,  Кировобаде -3, Сухуми- 2 , итого 51 концерт». (Cправка из УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ ИСКУССТВ ПРИ СНК ГРУЗИНСКОЙ ССР от 15 августа 1942 года №18).

Начало Великой Отечественной Войны.

МХАТ. Эвакуация в Саратов. 1941 – 1942

«… Большая часть «стариков» Владимир Иванович, Книппер, Тархановы, были в Нальчике; Москвин со средним поколением организовывал жизнь, работу в Саратове. Жили в гостинице «Европа», играли в помещении Саратовского театра юного зрителя на недалекой Вольской улице. Саратовцы и многочисленные эвакуированные москвичи под зимними волжскими ветрами стояли в очередях за билетами на «Школу злословия», на «Анну Каренину», на концерты, где Москвин исполнял «Надрыв» из «Братьев Карамазовых», читал «Хирургию» и рассказы Горбунова.

«Мы ушли из Минска, унося с собой чувство боли, ненависти и гнева… Мы не только жили в атмосфере войны, не только были свидетелями страданий народа, его священного гнева, но стали ощущать себя участниками войны, подчинив искусство МХАТ делу защиты Родины и нашей культуры. В эти суровые часы испытаний мы твердо поняли: мы русские, мы верные сыны нашей Родины и готовы для нее отдать все». И.М. Москвин.

Гастроли в г. Свердловске (август-октябрь 1942 года)

2 августа 1942 – Свердловск. Жили в гостинице «Большой Урал». Гастроли происходили в театре Оперы и балета. Кроме спектаклей артисты давали концерты в Доме Красной Армии.

«По дорогам войны за частями Красной Армии, а иногда и вместе с ними, рядом с транспортами боеприпасов, фронтовыми газетами и санитарными машинами нередко следовали бригады работников искусств. Призывные пункты в первые дни войны, потом госпитали, военные соединения стали постоянным местом творческой работы многих артистов и даже целых театральных коллективов. На фронт выезжали бригады артистов Украины, Узбекистана, Латвии, Грузии.   На всех языках братских республик звучало художественное слово для фронтовиков. Бригады артистов Московского Художественного театра прошли по многим фронтовым дорогам.  На Северо-Западном и  Западном фронтах.

От землянки под Москвой, тускло освещенной «катюшей», до залитого электрическим светом большого зала в Берлине пронесли они бессмертные творения Пушкина, Толстого, Горького, Чехова, Островского, произведения советских писателей: Тренева, Маяковского, Твардовского»,  «Царит напряженная тишина. Мы с особой остротой чувствуем связь актера со зрительным залом - тот «мостик», который по выражению Станиславского, актер перебрасывает в сердце зрителя».

«Мы дали значительное количество концертов. Ни одна премьера в театре не давала такого чувства глубокого творческого удовлетворения, как эти концерты в лесу, в землянке, на грузовике и т.п. Но вот ночные переезды без зажженных фар, внезапные остановки перед воронкой от взрыва или разрушенным мостом, объезды по незнакомым дорогам, возможность попасть на минированные поля, неожиданные выстрелы в темноте, где-то неподалеку – все это нервировало и изматывало силы…» (Н.И.Дорохин  по материалам книги «По дорогам войны»).

В годы войны состоялось открытие  Школы-студии МХАТ - Постановлением Совнаркома СССР об основании при МХАТ - Школы-Студии им. Вл.И.Немировича-Данченко от 25 апреля 1943 года. «Очень работаю над школой. Оттуда придут молодые силы», - писал Вл.И. Немировича-Данченко  О.С. Бокшанской 2 июня 1942 года.   У Школы-Студии -  «Непременно - связь практическая с театром».  (Черновой набросок Вл.И. Немировича-Данченко об основах Школы-Студии. Март 1943).

«…Я бы все силы свои отдал только школе. Этому бы я посвятил остаток своей жизни», - писал Вл.И. Немирович-Данченко. «Мечтаю, мечтаю о своей школе при театре! Чтобы в ней участвовали Москвин, Качалов, Тарханов, Хмелев, Кедров, Топорков… Чтобы выросла новая актерская молодежь. Чтобы она смогла подпереть стариков, как это было в 1924 году, когда к нам влилась 2-я студия. Это необходимо. О чем бы ни думал, - все мысли упираются в смену».

В годы войны Вл.И. Немирович-Данченко продолжает работу над «Гамлетом», начатую в октябре 1940 года,  когда он впервые встречается с исполнителями «Гамлета», определяет задачи и колорит постановки: «поэзия каких-то больших ломок, бурь и метелей». Анализирует образы: у короля влюбленность в королеву сливается с честолюбием и властолюбием; королева полна «нехорошим счастьем»; Офелия - «рабское создание», очаровательное и очень любящее Гамлета; у Призрака – «неизбывная тоска и скорбь».  27 февраля 1943 года работает с художником Дмитриевым над макетом декораций «Гамлета».   «Не менее важны и нужны бытовые черты. Чтобы сделать из этого жизнь – погода, физическое самочувствие, быт… как будто мы Чехова ставим. Эти элементы в Шекспире набрать ужасно трудно, а без них легко попасть на «представление Шекспира». Вл.И. Немирович-Данченко.

 12 марта 1943 года – режиссеры В.Я. Станицын и В.О. Топорков приглашают Владимира Ивановича на черновую генеральную репетицию пьесы М.Булгакова «Последние дни», и он включается в работу по выпуску спектакля.  

25 апреля 1943 года Владимир Иванович умер, так и не дождавшись открытия Школы-Студии, она была названа его именем.

 «Хочу верить, мои юные друзья, что наша школа-студия поможет вам стать сильными в искусстве и счастливыми в жизни». Василий Качалов. 1944г. 9 мая.

Актеры Московского Художественного Театра плечом к плечу с воинами-освободителями прошли весь трудный фронтовой путь «По дорогам войны» от Москвы до Рейхстага в Берлине. Большая честь была оказана актрисе МХАТа Н.В. Михаловской – оказаться рядом с теми, кто водрузил знамя Великой Победы в мае  1945 года.

На выставке представлены:

1.Макет художника В.В. Дмитриева к спектаклю 

«Кремлевские куранты» Н.Ф. Погодина (1942);

2.Костюмы: А.К.Тарасовой-Юлии Павловны Тугиной, А.П.Зуевой-Глафиры Фирсовны.«Последняя жертва» А.Н.Островского (1944), О.Н.Андровская – Леди Тизл, «Школа злословья» Р.Б.Шеридана (1940), А.П.Кторова – Николая Скроботова (1950), «Враги» М.Горького (1935);

3.Копии эскизов художника В.В.Дмитриева к спектаклям «Последняя жертва» А.Н.Островского, 1944 и  «Русские люди» К.М.Симонова, 1943;

4.Фотографии из спектаклей военного времени:  

«Кремлевские куранты» Н.Ф.Погодина.1942

Премьера 22 января 1942 года

Режиссеры-Вл.И.Немирович-Данченко, Л.М.Леонидов,

М.О. Кнебель

Художник - В.В. Дмитриев

«Фронт» А.Е. Корнейчука

Премьера 7 ноября 1942 года

Режиссеры - Н.П.Хмелев, И.М.Раевский, Б.Н.Ливанов, М.М.Яншин

Художник - В.В. Дмитриев

«Последние дни» («Пушкин») М.А. Булгакова

Премьера 10 апреля 1943 года

Режиссеры – В.Я. Станицын, В.О. Топорков

Художник - П.В. Вильямс

«Глубокая разведка» А.А. Крона

Премьера 23 июня 1943 года

Режиссер - М.Н. Кедров

Художник - В.Е. Татлин

«Русские люди» К.М. Симонова

Премьера 12 ноября 1943 года

Руководитель постановки Н.П. Хмелев

Режиссеры: В.Я. Станицын, М.О. Кнебель

Художник – В.В. Дмитриев

«Последняя жертва» А.Н. Островского

Премьера 1 июля 1944 года

Постановка и режиссура Н.П. Хмелева

Режиссеры: Е.С. Телешева, Г.Г. Конский

Художник - В.В. Дмитриев

«Офицер флота» А.А. Крона

Премьера 18 апреля 1945 года

Режиссеры: Н.М. Горчаков, И.М. Раевский

Художник Н.П. Акимов

«Идеальный муж» О. Уайльда.

Премьера 30 декабря 1945 года

Режиссеры - В.Я. Станицын, Г.Г. Конский

Художник – И.Я. Гремиславский;

5.В витринах представлены материалы по созданию спектаклей военного времени и личные вещи актеров (гитара А.П. Георгиевской, шкатулка О.Л. Книппер-Чехова, медали). 

Выставка выполнена под руководством:

Директора Музея МХАТ М.Н.Бубновой;

Заместителя директора по научной работе М.Ф.Полкановой;

Главного хранителя  В.Я.Кузиной;

Автор - заведующая экспозиционно-выставочным отделом О.Д. Полозкова;

В подготовке  принимали участие научные сотрудники  и работники Музея МХАТ:

Г.А.Самозванцев, М.С.Корюков, В.И.Носов, Т.В.Межина, Е.А.Ефстафьева, О.В.Серебровская, Е.И.Сикирина, М.И.Смоктуновская,

Л.Н.Медошина.

Сканирование слайдов и негативов: О.Черноус,

Печать фотографий, верстка и печать афиши:

Г.А.Самозванцев.

Редакция газеты "Мир и Личность" выражает искреннюю благодарность администрации

МХТ им. А.П.Чехова и лично руководителю службы информации и общественных связей помощнику художественного руководителя МХТ им. А.П.Чехова Марии Малкиной за предоставленный материал