Очарованный облаками. Дмитрий Чирков


Натюрморт с абрикосами и вишней, 1953
Натюрморт с абрикосами и вишней, 1953

     Дмитрий Антонович Чирков (1929-2003), член «МОСХ», почётный член Художественной академии Великобритании родился в семье замечательного художника Антона Чиркова, ученика Н.Шестакова, И.Машкова, А.Осмёркина, П.Кончаловского. Картины А.Чиркова находятся в Государственной Третьяковской галерее, Русском музее и других музеях России.

С раннего детства Дмитрий Чирков был приобщён к искусству. Несмотря на военное время, творческая атмосфера семьи способствовала его поступлению в 1943 году в московскую среднюю художественную школу при Художественном институте им. В.Сурикова, которую Чирков успешно закончит в 1949 году.

С 1951 по 1957 год Дмитрий Чирков учится в Художественном институте в Таллинне, на отделении художественного металла. По окончании института художник возвращается в Москву и в течение двадцати лет работает в научно-исследовательском институте художественной промышленности (НИИХП) специалистом по металлу. Все эти годы он принимает активное участие в научных экспедициях института в Дагестане, Грузии, Армении, Азербайджане. На материале выездов и изучении народного искусства этих стран были написаны и опубликованы более 50 научных статей и монографий. Особое место среди публикаций Чиркова занимает составленный им альбом «Декоративное искусство Дагестана», который был издан в 1974 году в Лейпциге и переведён на три европейских языка.

Художник регулярно делегировался в качестве докладчика на отечественные и международные конференции, посвящённые проблемам народного искусства. Его научные доклады и сообщения всегда получали высокую оценку многочисленных участников – специалистов данных творческих мероприятий.

В течение ряда лет Чирков организовывал и возглавлял творческие семинары с мастерами и художниками селений Кубачи, Балхары, Унцукуль в Дагестане.

Своей энергией, знанием, авторитетом он лично немало способствовал сохранению, процветанию и дальнейшему развитию народных промыслов вышеуказанных местностей.

С 1977 по 1988 годы Чирков работал зав. отдела Советского Востока Государственного музея искусства народов Востока. За эти годы он организовал целую серию тематических выставок народных мастеров в залах музея и за рубежом (Великобритания, Турция, Бирма, Афганистан).

В последующие десять лет Чирков работал старшим научным сотрудником Государственного музея – заповедника «Царицыно». Одной из значимых выставок данного периода, которую Чирков организовал и провёл в Париже, была выставка народного искусства Средней Азии.

Это произошло лет тридцать назад. Нас пригласили к одному армянскому художнику – «дяде Арсену», так называл хозяина мастерской Дмитрий Антонович. Встретили нас удивительно тепло, показали работы: изысканные ювелирные изделия из серебра, бронзы и других разнообразных природных материалов. Подавали домашнее виноградное вино в кувшинах – настоящих произведениях искусства, достойных стать экспонатами самых престижных выставок. За столом, кроме нас и дяди Арсена, были ещё два армянских мастера. Вдруг они затянули протяжную, чуть грустную песню. А потом, подмигнув нам, дядя Арсен попросил принести огромный серебряный кувшин, принадлежащий ещё его прапрадеду.

        Дмитрий Антонович был буквально очарован кувшином – истинным шедевром прикладного творчества. Старинный затейливый узор покрывал тонкой паутиной всю поверхность сосуда, а на его круто выпуклых боках и массивной крышке красовалась какая-то надпись, выложенная из мелких полудрагоценных камней необыкновенно сложной огранки. Поражало воображение не только богатое художественное оформление кувшина, но и его уникальный размер. Это был тридцатилитровый серебряный сосуд высотой более метра, созданный умелыми руками народного мастера ещё в конце 18-ого века и дошедший до нас в своём первозданном виде.

Хозяин мастерской торжественно произнёс: «Здесь настоящая родниковая вода с высокогорья, которое находится недалеко от нашего дома».

Дмитрий Антонович очень бережно взял в ладони воду, для него это была настоящая святая вода, освящённая самой матушкой – природой.

Огромное окно мастерской переливалось лучами, бликами, отсветами заходящего солнца. Художник стоял буквально залитый этим великолепием, органично сливаясь с волшебными красками тёплого летнего вечера.

А потом мы долго сидели на веранде, угощались домашним лавашем, пили зелёный чай с вареньем из лепестков роз и говорили, говорили, говорили…

Дмитрий Чирков, талантливый художник по металлу, имел незаурядные способности к живописи. В 18 лет он уже писал вполне профессиональные картины: натюрморты, пейзажи, портреты.

Параллельно с научной деятельностью Чирков проявил себя как художник – колорист, оставив богатое творческое наследие. Например, интересны его пейзажи, в том числе и ранние, написанные в разное время в селе Николо – Пестровка.

На полотне 1949 года «Берег Евлейки» изображена суровая, но сказочная по своей красоте природа. Проходит четверть века, и художник возвращается в знакомые места своей юности. Всё то же село Николо – Пестровка, та же природа: хвойный лес, обрыв, речка. Среди гигантских стволов хвойных красавиц затерялось крошечное деревянное строение – банька. И веет от этого небольшого пейзажа вечностью бытия, патриархальностью, крестьянской мудростью.

Совсем другого плана цикл, посвящённый южным городам. Буквально залитые солнцем, жизнеутверждающие пейзажи «Море в Судаке» (1967г.) и «Окрестности Армавира» (1969г.). Особой романтикой веет от картины «Облако в горах» (1970г.) Из воспоминаний Чиркова: «Это поистине незабываемое зрелище: стоишь в высокогорном ущелье, а у тебя под ногами проплывают облака, вокруг всё нереальное, неземное. А ты стоишь и буквально онемевший испытываешь невероятный восторг, соприкасаясь с явлением божественным…»

Интересен своим композиционным решением натюрморт с персиками и вишней, - это настоящий цветовой всплеск. Искусствоведы отмечали, что именно этот натюрморт можно назвать живым, он не статичен. Блестящая, спелая вишня буквально тянется, приближается к зрителю, теснимая очаровательными по своей форме и цвету персиками. Такую динамичность не всегда можно встретить даже на полотнах всемирно известных мастеров живописи. В этом отношении натюрморт Чиркова с персиками и вишней уникален.

Дмитрий Антонович Чирков был подлинно русским интеллигентом, высокопрофессиональным музейным сотрудником и замечательным колористом. В семейном архиве Чирковых остались его многочисленные научные труды, книги, альбомы, каталоги, буклеты. Бережно хранятся и полотна художника, ждущие встречи с будущим зрителем.

Людмила Кузнецова


Автопортрет в ковбойке, 1946
Автопортрет в ковбойке, 1946
Берег реки Евлейки, 1949
Берег реки Евлейки, 1949
Уголок Таллинна, 1955
Уголок Таллинна, 1955
Портрет жены Риммы, 1956
Портрет жены Риммы, 1956
Закат в Судаке, 1963
Закат в Судаке , 1963
Облако в Кубачах, 1974
Облако в Кубачах, 1974
Осень в Дагестане, 1964
Осень в Дагестане, 1964