Грустная сказка для взрослых


 

Пятое февраля; самое время задуматься о валентинках, - промелькнуло у меня в голове. Раздарю их всем своим девушкам и буду наслаждаться... Минут через пятнадцать я припарковался и зашёл в «Элен Бутик» - магазин с широчайшим выбором дамских безделушек. Побросав в корзину открытки, игрушки, парфюм и пару вазочек - всё это было в виде сердечек, - я с лёгкой усмешкой направился к кассе, но неожиданно моё внимание привлекла вывеска с надписью «Влюблённые». Я подошёл к стенду и увидел множество барби; в шикарных платьях, с аксессуарами, какие-то были с кавалерами, а некоторые даже и с детьми. Подарю Маринке; вот эту подарю, - и взял с полки коробку с белокурой красавицей Шерри в декольтированном платье и серебряных туфлях. Что-то крошечное звякнуло об пол. Другим не стану, а Маринке подарю.

Приехав домой, я тут же уснул, но очень скоро меня разбудил чей-то плач. Казалось, кто-то всхлипывал прямо в моей комнате.

- Выпусти меня отсюда. Быстрее, быстрее! Ну, сколько же можно ждать?

Я включил свет и - о, ужас - на столе среди купленных сегодня многочисленных валентинок мне удалось разглядеть слезящиеся глаза Шерри - куклы из «Элен Бутик». Она отчаянно била своими маленькими кулачками по стенкам глянцевой упаковки.  Решив, что это всего лишь жуткий сон, я принялся неуклюже открывать кукольную коробку; оттуда посыпались браслетики, зеркальце, шляпка и прочая дребедень. Наконец выпрыгнула и сама Шерри.  Она немедленно уселась на краешек стола и заревела с новой силой.

- Что ж ты так плачешь? - уверенный в том, что у таких красавиц не может быть серьёзного повода к слезам, спросил я.

- Отвратительно, Вы поступили отвратительно! - всхлипнула Шерри.

- Что же я сделал?

- Вы купили меня, - озлобилась моя прекрасная покупка. - Но знайте, - самоотверженно продолжила она, - среди них, - она кивнула головкой в сторону валентинок, - никогда, Вы слышите, никогда не окажется моего алого фаянсового сердечка.

Я пожал плечами.

- И знаете почему? - спросила Шерри, поставив одну ножку в кукольную коробку. - Потому что оно осталось там...

Спустя мгновение Шерри, приняв позу, уже стояла на своём прежнем месте, а я, снова пожав плечами, подпихнул обратно кукольные аксессуары и отправился спать.

На следующий день после работы я пришёл домой не один. Оксана - прехорошенькая секретарша моего босса - любезно согласилась выпить со мной бокал «Шантюр Виктрон». Пока гостья пудрила носик, я торопливо освобождал стол от валентинок, закидывая их то в бар, то в секретер. Правда одну из них, фиалковый дезодорант, хотя и заблаговременно, вручил Оксане... Около часа ночи вызванное такси умчало леди в неизвестном мне направлении.

- Не смейте больше приглашать их!  Запрещаю Вам это, - вдруг раздалось откуда-то из шкафа.

- Неужели вчерашний сон становится явью? - усмехнулся я и открыл дверцу секретера. Там, расположившись на моей многострадальной диссертации, в окружении полусотни коллекционных солдатиков, сидела возмущённая Шерри.

- Ваше войско испортило мне всё платье, - добавила она. - И вообще, Вы не могли найти для меня более занятное общество?

Я взглянул на платье; оно действительно было испорчено. Вероятно, напоровшись на острие штыка, сабли или шпаги, пышный подол юбки пошёл в мережку.

- Угощайся, - в знак примирения протянул я Шерри шоколадную конфетку.

- Какой огромный красивый торт! - воскликнула она.

Да... мне ещё никогда не приходилось обычную десятиграммовую конфету из коробки делить на восемь кукольных порций!

- Перейдём на ты, - неожиданно предложила Шерри. - Знаешь, - как ни в чём не бывало, продолжила она, - ты должен купить мне новое платье.

- Где же я тебе его куплю?

- Только в «Элен Бутик», - невозмутимо ответила Шерри. - В кукольном отделе с вывеской «Влюблённые». Там ещё можешь присмотреть для меня французский полушубок, сапожки на платформе и набор украшений из чешского бисера.

 

- Да, и ещё, - подмигнула она голубым глазом, - завтра будет завоз последних моделей кукольных автомобилей.

Эта валентинка - явно не подарок, - подумал я о воодушевлённой Шерри.

Где-то через день, проезжая мимо «Элен Бутик», я, будучи человеком со здоровым чувством юмора, решил зайти в отдел «Влюблённые» за платьем. Тем более что Шерри всё равно нужно было переодеть - не могу же я подарить Маринке куклу в рваном платье.

Автомобиль я, конечно, покупать не стал, зато приобрёл настолько модный и дорогой кукольный гардероб, что ему могла бы позавидовать любая заокеанская поп-звезда.

Ночью меня снова разбудили громкие всхлипывания. Хорошенькие девушки - это нечто ужасное!

- Теперь-то ты почему плачешь? - в негодовании спросил я.

- Ты не видел там Эвана? - сквозь кукольный плач удалось мне расслышать странный вопрос.

- Какого ещё Эвана?

- Кареглазого принца с фаянсовым сердечком и серебряным колечком, - пояснила она.

Оказывается, в «Элен Бутик» рядом на одной полке стояли две коробки: с куклой «Красавица Шерри» и куклой «Принц Эван». У них обоих на груди было закреплено сердечко из фаянса - символ Валентинового Дня. По словам Шерри, они с Эваном так сильно любили друг друга, что, когда я взял с полки «Красавицу», у неё от горечи предстоящей разлуки тут же выскочило сердечко, звякнуло об пол и разлетелось на тысячи-тысячи невидимых осколков.

- Немедленно поезжайте обратно в «Элен Бутик», - закричала Шерри и затопала серебряными каблучками. - Немедленно поезжайте и обменяйте все эти тряпки, - она разбросала вокруг себя купленные сегодня костюмчики, - на моего Эвана. Привезите его сюда! Я хочу быть с ним! Дарите своей Маринке нас обоих!

Решительно отказав Шерри в её очередном капризе, я лёг спать.

- Ну, хорошо, - заявила Шерри в следующую ночь, - раз ты не хочешь привезти мне Эвана, тогда познакомь меня вот с тем симпатичным юношей.

И она указала на стоящую в углу гипсовую фигурку мореплавателя Дикбрауна.

- Да ведь он же пират, - воскликнул я.

- Отлично, - мило улыбнулась Шерри, - этот пират будет каждый день захватывать для меня парочку белых корабликов.

Потом она ещё очень долго раскаивалась в своих словах...  А после двух бессонных ночей и невыносимых кукольных стенаний, я снова отправился в «Элен Бутик».

- Я бы хотел купить куклу с фаянсовым сердечком и, кажется, серебряным колечком.  Принц Эван или Эдвард, точно не помню.

- К сожалению, «Принц Эван» уже продан, но я могу предложить Вам куклу «Королевич Нико». Он практически такой же, с фаянсовым сердечком, серебряным колечком и даже шпагой.

- Нет, не надо.  Благодарю Вас, - вздохнул я.

В ту же ночь Шерри буквально-таки вынудила меня поклясться что-нибудь придумать и непременно разыскать Эвана. И на следующий день, не нафантазировав ничего оригинального, я отправил сообщение на номер одной из популярных радиостанций. А накануне Дня Святого Валентина Шерри не произнесла ни слова. Целую ночь я задавал ей вопросы, гладил белокурые локоны, пытался развеселить, но она неподвижно стояла в коробке; её нарисованные губы были плотно сжаты.

Утром, как обычно, принимая пережитое за жуткий навязчивый сон, я с куклой, открыткой, цветами и духами подъехал к Маринке; и, вручив ей все эти подарки, отправился на работу. Под унылые мелодии, доносящиеся из динамика, я неожиданно затосковал по Шерри. Даже если это и сон, все равно стало безумно жалко маленькую куколку с разбитым фаянсовым сердечком.

- Сегодня, в День Святого Валентина, наша студия, в прямом смысле, не выдерживает натиска Ваших поздравлений и пожеланий. Но я просто не могу не прочитать одного крайне любопытного сообщения. Внимание! Внимание! Купившим в магазине «Элен Бутик» куклу «Принц Эван» с фаянсовым сердечком - возможно, разбитым - и серебряным колечком...

Опубликовано изданием "Мир и Личность"

в рамках празднования Дня всех влюблённых

Фото - Галины Бусаровой