Интервью с заслуженным артистом России хореографом

Владимиром Муравлёвым


РГ«МиЛ»: С чем связан Ваш уход из Театра классического балета Касаткиной и Василёва?

Владимир Муравлёв: Произошёл творческий конфликт с руководством. Мне, конечно, очень жаль, что я ушёл из театра, театр был для меня родным домом, но с тем, что на чёрное говорят белое, а на белое – чёрное, я соглашаться не намерен!

РГ«МиЛ»: Ваша нынешняя работа связана с художественной гимнастикой?

Владимир Муравлёв: Я работаю хореографом в МГФСО (Московское городское физкультурно-спортивное объединение, прим. ред.), которое относится к Центру олимпийской подготовки по художественной гимнастике уже полтора года. За это время была проделана колоссальная работа, в результате которой девочки имеют большой успех в плане хореографии.

РГ«МиЛ»: Вы получали дополнительное образование для работы с детьми?

Владимир Муравлёв: Я в своё время закончил Российскую академию театрального искусства по специальности педагог-хореограф, и это образование уже предполагает возможность работы с детьми.

РГ«МиЛ»: Для Вас художественная гимнастика – это новый вид деятельности. С чего всё началось?

Владимир Муравлёв: Когда мне предложили попробовать себя в качестве хореографа именно в художественной гимнастике, я какое-то время сомневался, насколько мне близок этот вид деятельности. Но потом я пришёл в школу, познакомился с детьми, дал им урок, урок детям понравился, и мне сразу доверили две группы юных спортсменок практически «с нуля». Сейчас они уже делают у меня 32 фуэте! Это гигантский шаг вперёд! Разумеется, художественная гимнастика – это не балет, и здесь нет такого слова, как академизм, здесь ставятся совершенно другие задачи: у девочек должны быть крепкие стопы, крепкие колени, сильные руки. К тому же, им необходимо разрабатывать координацию, ведь помимо движения, они ещё работают с предметами – с обручем, мячом, булавами. Какая должна быть чёткая координация, когда две булавы летят в две разные стороны!

РГ«МиЛ»: При поступлении в школу художественной гимнастики имеют ли значение антропометрические данные родителей ребёнка?

Владимир Муравлёв: Да, конечно. Очень большое значение имеет комплекция родителей. Когда ребёнка только приводят в спортивную школу, сразу смотрят на его маму и папу, потому что генетику ещё никто не отменял, и надо оценивать перспективы. Бывают, конечно, исключения, но крайне редко.

РГ«МиЛ»: Можно ли говорить о том, что конечной целью своих занятий девочки видят участие в Олимпийских играх?

Владимир Муравлёв: Был такой случай – очень хорошая, способная девочка ушла из художественной гимнастики по причине того, что мечтала стать олимпийской чемпионкой, но по возрасту не могла принять участие в следующих Олимпийских играх.

Как известно, в соревновательной практике имеет место возрастной ценз, и эта девочка подсчитала, что ей будет на пару лет меньше. Тогда она бросила занятия и ушла в лёгкую атлетику! Быть может, там ей удастся осуществить свою мечту, и она получит звание олимпийской чемпионки… 

РГ«МиЛ»: Какую главную задачу Вы ставите для себя при работе с детьми?

Владимир Муравлёв: Я детей очень люблю, и знаю, что к каждому ребёнку нужен свой, индивидуальный подход! Это маленький человечек, это маленькая личность, и не дай бог ты его как-то психологически заденешь или обидишь. Этот момент очень сложный, ни в коем случае нельзя ребёнка задавить своим авторитетом. Развить в нём тот потенциал, который изначально в нём заложен – вот главная задача педагога. А, например, кричать на ребёнка или говорить ему, что он бездарный – это грубейшая педагогическая ошибка, грубейшая! В любом случае, педагогический процесс должен строиться по принципу, что где-то ребёнка надо похвалить, а где-то, наоборот, сказать: нет, ты это делаешь неправильно, работай ещё!

РГ«МиЛ»: Как детей учат справляться с волнением перед стартами?  

Владимир Муравлёв: Регулярно с детьми работает психолог. У него своя методика, я в эти тонкости не вдаюсь. Например, когда я учился, все свои проблемы мы решали сами. И я считаю, что ни один психолог не сможет тебе помочь лучше, чем ты сам.

РГ«МиЛ»: Насколько объективно родители оценивают способности своих детей? Бывают ли на этой почве конфликты?

Владимир Муравлёв: Их ребёнок всегда самый лучший! На этой почве, конечно, бывают конфликты. Но с родителями, как правило, беседуют тренеры. Я же всегда говорю, что работа педагога – это только 50% успеха, другие 50% - это работа самого ребёнка. И если ваш ребёнок не пропустит через себя те знания, которые в него вкладывает педагог, - ничего не выйдет!

РГ«МиЛ»: Какой процент детей связывает своё будущее с художественной гимнастикой в плане спорта и в плане театрально-развлекательной сферы?

Владимир Муравлёв: В процентах это сказать невозможно, но, пока дети маленькие, они, как правило, хотят заниматься именно художественной гимнастикой, то есть спортом. А те, кто постарше уже делают выбор – одни продолжают учиться дальше, другие уходят в балет или на эстраду, третьи вообще прекращают заниматься. Для кого-то это хобби, а для кого-то – жизненная цель!

Редакция газеты "Мир и Личность" в лице

главного редактора Елены Чапленко благодарит

Владимира Муравлёва за интересную беседу

Интервью провела Елена Чапленко

Фотографии - из личного архива Владимира Муравлёва



Фотогалерея