Нил Кропалов. Лучший для многих.

Интервью с актёром театра им.Моссовета


РГ«МиЛ»: С какого времени началась Ваша театральная деятельность?

Нил Кропалов: В театре Моссовета с 2012-ого года. Но вообще в театре я с двенадцати лет. Начинал с Ленкома, будучи ещё подростком. Попал на прослушивание к Марку Анатольевичу Захарову, тогда был очень большой конкурс. И месяца через два-три после прослушивания он позвонил мне и сказал, чтобы я приходил на репетицию спектакля «Город миллионеров». И добавил, что моего папу будет играть Николай Караченцев, а маму – Инна Чурикова. Я не поверил сначала – ничего себе, неужели такое возможно?! Ну а потом восемь лет, вплоть до окончания института, играл в различных спектаклях. Можно сказать, практически вырос в театре. Все дисциплины, все навыки от лучших мастеров я познавал там. И, конечно, после этого на съёмочной площадке мне было гораздо проще. Сначала было очень волнительно на сцене! Хотелось сыграть правильно и чтоб все услышали. Потом, спектакль за спектаклем, стала появляться уверенность, и я уже понимал, что не могу без этого жить.

РГ«МиЛ»: Роль Матвея в молодёжном сериале «Ранетки» - Ваша первая кинороль?

Нил Кропалов: Нет. Первая кинороль у меня была в 14 лет, в проекте Первого канала «Рельсы счастья» с Жанной Эппле и Светланой Немоляевой в главных ролях. Я там также был в главной роли, и для меня это было очень значимо. Это было здорово! Дальше были ещё фильмы, сериал «Мачеха», и потом уже «Ранетки» - первый бурный успех, который мог вскружить голову, наверное, каждому человеку, оказавшемуся на моём месте. Мне тоже вначале немножко казалось, что вот, я всего достиг, круто, чего можно ещё желать! Потом, конечно, профессионалы, коллеги из театра, родители, прежде всего, дали мне понять, что нужно идти в институт. Путь актёра не короткий – надо учиться брать новые вершины. А для этого нужно иметь стержень – профессию, а не только единичный успех. Пришлось пожертвовать многими проектами для того, чтобы учиться в институте и постигать азы театра. Тем более в моём институте – театральном институте имени Щепкина, курс Коршунова. В профессиональной среде все знают, что мастерская Коршунова очень сильная, она вообще отличается от всей системы театральной школы. И много очень актёров, значимых актёров, вышло из нашей мастерской – Александр Домогаров, который тоже играет в Моссовете, Марат Башаров, Игорь Петренко и другие. В общем, я горжусь своими мастерами! Четыре года не зря потратил на освоение профессии!

РГ«МиЛ»: Как проходил кастинг на роль Матвея? Сразу ли Вы были утверждены на эту роль?

Нил Кропалов: Как такового кастинга не было. Продюсеры увидели меня на канале Россия в сериале «Мачеха», где я играл Кирилла Поплавского – крутого парня, в которого влюблена вся школа, он самостоятельный, амбициозный, лидер в полном смысле этого слова. Тогда у меня стремительно рос рейтинг популярности, и в один из моментов мне позвонил продюсер и предложил роль в фильме «Ранетки». «Такая классная роль, - говорит он, -  только тебя в ней вижу»! Я прочитал сценарий, и мы приступили к съёмкам. Я и не ожидал такого успеха! Буквально за какие-то там недели моя популярность просто взлетела! Я буквально проснулся знаменитым! Это вот именно называется «проснулся», без шуток. Теперь я знаю, что это такое. Утром открыл в интернете страничку – глючит, не могу понять почему. А потом смотрю – счётчик почти взрывается от количества сообщений, подписчиков и всего такого.  Когда вышел второй сезон «Ранеток», и мой рейтинг взлетел ещё выше, меня, конечно, это сильно «лопануло по голове» - типа самый популярный молодой артист до восемнадцати лет. Я взял первый рейтинг. Тогда ещё был Год молодёжи, и правительство Москвы организовало выставку восковых фигур молодых профессионалов. В Музее современной истории России были представлены восковые фигуры самых продвинутых инженеров-конструкторов, певца Димы Билана, других чем-то прославившихся молодых людей, в их числе был и я. А потом преподаватели мне сказали: «Ты пока никто». Они, конечно, понимали, что мальчик, который получил такую известность в медийном пространстве, может легкомысленно отнестись к учёбе. Ему, например, могут говорить делай так, а он – нет, я сам знаю, как надо. Со мной этого, слава богу, не произошло. Я был прилежным учеником, старался, по крайней мере, им быть и никогда не звездился.   

РГ«МиЛ»: Как к Вам относились менее известные сокурсники?

Нил Кропалов: Сокурсники отлично относились. Мы были одной большой семьёй. Иногда они, конечно, подшучивали над моими съёмками. Ты где был? Я говорю – просто проспал. Нет, ты был на съёмках! На съёмках был! Просто у нас запрещалось сниматься на первом курсе, на втором тоже, кстати. Если бы кто-то узнал, что ты снимаешься, тебя бы обязательно выгнали. Так считалось, поэтому какие-то вещи, честно говоря, приходилось скрывать. Мои педагоги простят меня, надеюсь. Я думаю, что они знали о моих съёмках.

РГ«МиЛ»: Ваш дипломный спектакль?

Нил Кропалов: Дипломных спектаклей у меня было несколько. «Орфей спускается в ад» Теннесси Уильямса (реж.Н.Петрова), я горжусь этой работой, потому что она была высоко оценена театральными критиками. Работать было очень интересно! Я там гитариста играл. Парня, который хочет изменить свою жизнь. И вот он отправляется путешествовать, встречает девушку… Потом был прекрасный спектакль «Коломба» по Жану Аную (реж.А.Шуйский). Чеховскую «Чайку» тоже играли (реж.А.Коршунов).

РГ«МиЛ»: Почему Вы остановили свой выбор именно на театре Моссовета?

Нил Кропалов: Тут уже можно много сказать хорошего о театре. Мне сразу понравилось руководство, роли, которые предложили репетировать, интересные спектакли, хорошая труппа, хорошие режиссёры. И хотя у меня было несколько предложений от других театров, я выбрал Моссовет, как-то вот сердце легло.

РГ«МиЛ»: Расскажите, как Вы готовили роль Шевалье Дансени в спектакле «Опасные связи»?

Нил Кропалов: Это очень интересная история, потому что изначально спектакль «Опасные связи» предполагался музыкальным. Мы репетировали, и репетировали мы его долго – полтора года. У меня был педагог по вокалу, он ставил мне голос. Причём, весь юмор в том, что я обладаю низким голосом, а нужно было петь очень и очень высоко. И когда я ноты посмотрел в первый раз, я сказал: «Ну, это нереально спеть, невозможно, я туда не дотягиваюсь даже близко». А мне говорят: «Ничего, дотянешься». В общем, оказалось, что я дотянулся. Через полгода я дотянулся до этих нот. Просто режиссёру понравился образ, который мне сделали, поэтому он настаивал, чтобы играл именно я.

И мне пришлось все эти оперные штуки петь. И каждый прогон, каждую репетицию я думал: Как я буду петь на сцене для зрителей! Как я смогу! Как это тяжело! Потом произошёл некий курьёз с композитором, и решили «Опасные связи» делать драматическим спектаклем, а не музыкальным. Заменили артистов, пригласили Александра Яцко и Ольгу Кабо. Меня оставили на той же роли. И вот играем «Опасные связи» уже два года.

РГ«МиЛ»: Каковы особенности воплощения образа Вашего героя, Тристана, в фильме «Лестница в небеса»?

Нил Кропалов: Есть вещи, и, наверное, самые удачные вещи в моей жизни, когда ты отпускаешь себя полностью и играешь как чувствуешь. Вот на съёмках фильма «Лестница в небеса» я делал так. Пожалуй, это мой первый проект, где я полностью отдал себя эмоциям, ничего не анализировал, просто отпустил себя по течению. Так тяжело, как в этом фильме, мне ещё не приходилось играть. Это, конечно, проект уникальный в плане эмоций. Я ещё когда прочитал сценарий подумал, не отказаться ли от этой роли, потому что играть её надо на абсолютно оголённом нерве. У меня даже температура поднималась на площадке – до такого доходило.

РГ«МиЛ»: Отчаянный поступок Вашего героя в фильме «Лестница в небеса» приемлем в реальной жизни, или это всё же следует воспринимать как элемент творческого воплощения идеи? (см. «Лестница в небеса», заключительная серия, прим. ред.)

Нил Кропалов: Сложно сказать. Наверное, всё определяется не только реальной жизнью или кино. Конечно, я бы никому не советовал такие поступки совершать. Ни в коем случае! Это всё-таки кино. Не надо забывать – здесь всё немножко преувеличено. И ни в коем случае молодые ребята не пытались бы это повторить. Но есть вещь, которая, на мой взгляд, действительно может быть перенята смело – это, когда мой герой говорит прекрасные слова о том, что в жизни надо отдавать, а не брать. Он говорит это не один раз. Заметно, что мой герой уже другим человеком стал. Любовь его трансформировала, вывела на новый уровень. Уровень, на котором самопожертвование для него становится естественным, то есть он готов на этот поступок. Но в жизни, наверное, надо искать более демократичные методы. Это очень жёстко. Я даже не смог смотреть сыгранные мною сцены, это было очень тяжело. «Лестница в небеса» - нереально романтическо-трагическое произведение о любви, о том, какая она может быть на самом деле. На каком высоком духовном уровне может быть любовь. И я очень благодарен судьбе, что мне досталась эта роль, что она появилась в моей жизни.

РГ«МиЛ»: Это правда, что ряд летних сцен из фильма «Лестница в небеса» снимались холодной осенью?

Нил Кропалов: Да, мы ездили на финский залив снимать лето осенью. Нам приходилось улыбаться, солнышко светит, на самом деле было минус пять. Но неважно – главное, чтобы во время диалогов не было видно пара изо рта. А так всё хорошо! Мы в майках снимались, но, когда сцену играешь как-то забываешь, что холодно, ты начинаешь гореть изнутри и тебе становится жарко. Вот это удивительный момент!

РГ«МиЛ»: Самая сложная сцена в кино?

Нил Кропалов: Самое сложное – играть любовь. Потому что её нельзя просто играть, её нужно чувствовать – нюансы, детали. Тогда это будет убедительно. Тогда это попадёт в сердце зрителя. Вот есть одно выражение, которое мне очень нравится – слова, сказанные из сердца, попадают в самое сердце. Поэтому каждому актёру самому решать, насколько он выкладывается и насколько глубоко он хочет задеть зрителя. Самая сложная сцена, наверное, - ближе к финалу. В любом фильме, в любом произведении самые интересные сцены возникают, когда конфликт доходит до эмоционального предела. Здесь самое-самое интересное происходит – встречи двух противодействующих сил, высшая эмоциональная точка. Вот это самое сложное. И хорошо, когда эту сцену снимают по этапу, а не когда последнюю сцену из фильма приходится снимать в первый съёмочный день. На «Лестнице в небеса», слава богу, не было такого. Но вот у меня был фильм «Встречи на Эльбе» - я не успел приехать в Польшу, как мне говорят, что в первый день я должен играть финальную сцену – прощание. Я сначала подумал, что это шутка, мы на тот момент даже не были знакомы с актрисой, с которой должны были играть любовь. Правда, впереди было несколько часов на подготовку… В общем, вечером сыграли под аплодисменты группы. Сцена вошла в фильм – всё прекрасно! Недавно за этот фильм получили премию «Ника». Здорово, не зря выложились!

РГ«МиЛ»: В какой момент, по Вашему мнению, имя начинает работать на артиста, а не артист на имя?

Нил Кропалов: В институте у нас хорошая фраза была – первые два года студент работает на свою репутацию, после – репутация работает на него. Поэтому я первые два года в институте работал на репутацию, потом она уже мне помогала. Также, наверное, и в карьере, когда ты заявляешь себя хорошими ролями. То есть я, например, очень жёстко отношусь к своей фильмографии, я чётко слежу, чтобы у меня были главные роли, потому что, как мне кажется, мне есть где размахнуться, есть что сказать. Пытаюсь всегда сделать свою роль необычно, по-особому. Всегда нужно двигаться вперёд. Когда есть куда стремиться – это здорово! Это самое приятное! Вот эта моя избирательность привела к тому, что проекты, в которых я участвовал, выходят на главных телеканалах в прайм-тайм. Когда-то я снимался 150 серий в сериале «Мачеха», потом 150 серий в его продолжении, ещё 100 серий «Ранеток» - и это всё в один период времени. Сейчас уже хочется какой-то концентрации, более серьёзный этап наступил в работе. И ещё я считаю, что если роль моя, то она в любом случае придёт мне в руки.

РГ«МиЛ»: Расскажите о Вашей спортивной деятельности?

Нил Кропалов: Я серьёзно занимался боксом. Благодаря чему у меня возникло спортивное ощущение жизни, это когда ты понимаешь, что ты готов не сдаваться. Любой спорт учит тому, что ты должен до последнего, до последнего… Какие бы обстоятельства ни были. Невозможно? Возможно! У меня такая позиция. Спортивные навыки в кино очень мне пригодились. Я с настоящим спецназом снимался, и мне приходилось с ним драться на корабле. Я думал сначала, что приедут актёры-каскадёры, а приехал настоящий спецназ! Получилось интереснейшим образом! Они не понимают слово «не по-настоящему», и хорошо, что здесь у меня сработала спортивная реакция. Это был фильм «Зарево». Мы взяли приз на Ялтинском кинофестивале.

РГ«МиЛ»: Без чего невозможно любое начинание?

Нил Кропалов: Без команды. Я очень люблю команду. Без команды вообще ничего не может быть. И я во всех сферах своей жизни пытаюсь окружить себя единомышленниками. С такими людьми можно горы свернуть!

Редакция издания "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

выражает искреннюю благодарность

Нилу Кропалову за интересную беседу

Интервью провела Елена Чапленко

Фото - из личного архива Нила Кропалова

 



Фотогалерея