Жак-Франсуа Блондель.

Великий теоретик переходных периодов в архитектуре


          Жак-Франсуа Блондель родился в 1705 году в Руане. Своё образование он получил у дяди, уроженца Руана, занимающего почётный пост королевского Контролёра Строений в Военной школе будучи известным архитектором и членом Академии. Своё творчество юный Блондель начал в качестве талантливого гравёра. С 1727 года он активно сотрудничал с издательством Мариэтта при выпуске серии гравированных альбомов с планами различных зданий Парижа и других городов Франции. Спустя 10 лет Блондель был прекрасным гравёром, им было вырезано большое количество работ для издания курса архитектуры д’Авиле.

Только в 1743 году Жак-Франсуа Блондель нашёл своё истинное призвание – он начал преподавать. Он создал в Париже «школу искусств» нового типа: здесь в одном учреждении соединилось преподавание всех предметов, необходимых для образования архитектора. Высоко ценя искусство архитектуры, Блондель утверждал, что только познания общей культуры могут и должны способствовать становлению истинного мастера в этой области. В «школе искусств» преподавали огромное количество предметов: математику, историю, перспективу, рисование, моделирование, теорию фортификации, черчение, пропорции человеческого тела, разрезку камней и др.

Для заочного обучения в школе был создан экстернат.

С целью популяризации архитектурной науки Блондель организовал циклы публичных лекций об архитектуре. Как отмечают историки, главной идеей в жизни Блонделя было передавать свои знания людям. Он был прирождённым педагогом, великим Учителем своей эпохи. Свои лекции Блондель издал в виде многотомного «Курса архитектуры». Это была уникальная архитектурная энциклопедия 18-ого века. Кроме публикаций для массового читателя, Блондель написал цикл специальных лекций для строительных рабочих и подмастерьев. Метод его преподавания, основанный на всестороннем стилистическом анализе произведений современной архитектуры, был повсеместно признан уникальным, рациональным и прогрессивным. Поэтому «школа искусств» Блонделя сразу же привлекла молодёжь своей новизной и высокопрофессиональной подготовкой будущих архитекторов, гравёров, строителей и т.д. высшей квалификации. В годы Семилетней войны многие ученики были вынуждены покинуть стены родной школы. Во Франции и других странах Европы стали открываться подобные школы искусств, что вызвало жесточайшую конкуренцию. Школа Блонделя переживала трудные времена, однако её создатель и руководитель до последних дней своей жизни продолжал уделять этому учреждению особое внимание и был его бессменным директором.

В 1737-1738 годах вышли 2 тома «О размещении загородных домов и об украшении зданий вообще». Это было первое изданное теоретическое сочинение. Для этого издания автор собственноручно награвировал около 160 таблиц. Высочайшее мастерство Блонделя – гравёра ещё раз проявилось в богато иллюстрированном альбоме описания праздников (1740 год), которые были устроены в Париже по случаю бракосочетания Елизаветы Французской и Филиппа Испанского.

В 1752-1756 годах Блондель издал свой главный научный труд в 8-ми томах – теоретический курс «Французская архитектура». К сожалению, были выпущены только 4 тома. Они были посвящены описанию выдающихся зданий и ансамблей Парижа. Например, в 4-ом томе было приведено подробное описание Версальского дворца. 5-ый и 6-ой тома предполагалось посвятить дворцово-парковым ансамблям вокруг Парижа и провинциальным городам. 7-ой том полностью должен был освещать садово-парковые проекты, 8-ой том – знакомить с архитектурными ордерами.

Специалисты отмечали, что ценность этого труда заключается прежде всего в безукоризненном подборе памятников архитектуры, а также в их сопоставлениях и описаниях.

В 1754 году Блондель выпустил в педагогических целях очень небольшие по объёму, но чрезвычайно важные по содержанию научные работы «Рассуждения о необходимости занятий архитектурой» и «Рассуждение о способе изучать архитектуру».

В 1755 году Жак-Франсуа Блондель был удостоен звания члена Королевской Академии Архитектуры второго класса. После назначения Блонделя академиком ему неожиданно было поручено разработать планы Императорской Академии искусств в Москве. После трудоёмкой работы Блондель представил требуемые планы. Они были пересланы в Россию и использованы Валленом де ла Моттом не для здания Академии искусств в Москве (как планировалось изначально), а при проектировании здания Академии Художеств в Петербурге.

О Блонделе писали современники: «Талантливый преподаватель, автор книг по истории и теории архитектуры, Блондель долгие годы не мог применить свои знания на практике. В 1761 году такой случай, наконец, представился. Развернувшиеся работы по реконструкции центральных площадей Меца, а затем и Страсбурга, позволили Блонделю воплотить на практике в реально существующих ансамблях, свои градостроительные принципы. Из множества предложенных им вариантов были осуществлены самые скромные и сдержанные решения, и, может быть, именно поэтому градостроительная проблема создания ансамбля из зданий различных эпох и стилей была разрешена здесь столь удачно».

В 1762 году Блонделю был предложен пост профессора Королевской Академии Архитектуры, который ранее занимал его дядя. Это был новый, высший уровень преподавательской деятельности Блонделя.

Блондель обосновал развитие архитектуры как непрерывный процесс преемственной эволюции идей, конструкций и форм.

При этом следует понимать, что вершины развития каждого стиля, естественно, как бы разъединяют эти стили друг от друга, но переходные этапы, как правило, не отмеченные высочайшими достижениями, соединяют их в общем мировом процессе.

Как многим передовым мыслителям того времени, Блонделю было не свойственно нигилистическое отношение к отдельным историческим этапам. Он постоянно советовал своим многочисленным ученикам: «Нужно не только сравнивать величие масс у египтян, драгоценные детали у греков, прекрасное размещение произведений у римлян, замысловатую структуру у арабов, но также то особенный стиль, который их характеризует; и, наконец, (нужно знать) работы французских архитекторов, особенно прошлого века, когда в предметах вкуса наблюдалась утончённость чувств, в деталях – выразительность, а в формах – элегантность. Одним словом, нужно внимательно изучать, что содержится в прекрасном, что в посредственном, что в безобразном. Именно эта манера изучения приведёт к выработке художественного вкуса».

О великом вкладе Блонделя в изучение градостроительных процессов читаем: «Глубокое понимание сущности градостроительных процессов, выходящих за рамки развития отдельных стилей, привело Блонделя к осознанию особенного значения переходных периодов, несущих в себе остатки старого и ростки нового. В самом деле, эти периоды образуют во времени как бы мосты от одного стиля к другому. А в истории градостроительства – это периоды создания городской «соединительной ткани», т.е. рядовой застройки, которая заполняет пространство между выдающимися памятниками архитектуры и участвуют в историческом развитии ансамблей. Переходные периоды приобретают большое значение для градостроителя именно вследствие непрерывности жизни города, жизни, которая продолжается, когда давно угасли исторические стили и на смену им приходят другие. Растёт «соединительная ткань» и формирует вокруг памятников архитектуры объёмно-пространственную среду. Когда архитектор-градостроитель начинает проектировать здания для древнего города, перед ним встаёт задача: примирить, казалось бы, непримиримое, композиционно связать здания, разделённые веками. И вот здесь на помощь градостроителю приходит опыт переходных периодов».

Именно Блондель рьяно отвергал обе крайности в отношении к историческому архитектурному наследию: и некритическое подражание, и полную «независимость» от него. Он писал, обращаясь к своим ученикам: «Обыкновенные люди должны придерживаться правил; только гению – прокладывать новые пути; опять же, нужно уметь не подражать вольностям без разбору, не ожидать, что, войдя в обычай, они станут необходимыми. Ничего нет опаснее для прогресса искусства, чем копиисты такого рода. Разве не породили Борромини в Италии и Мейссонье во Франции стольких плохих подражателей? Однако нельзя же отказать этим гениальным людям в некотором одобрении; но нужно было бы, чтобы они оставались уникальными: копиисты – вот кто приучил нас быть не столь уж хорошего мнения об их произведениях».

Тем опаснее ситуация, когда правила «выводятся из анализа архитектуры прошлого». Блондель считает, что «независимость» от искусства прошлого, отсутствие преемственных связей ещё более опасно, нежели слепое подражание. Таким образом, Блондель подтверждает и узаконивает существование переходных форм, в которых старое переплетается с новым. Всякого рода стилизация становится в этом случае «перескакиванием» через промежуточные формы, искусственным искажением исторического преемственного процесса развития стилей. Любой художник, допускающий стилизацию, неизбежно воспринимает стили как нечто разделённое, прерывистое, а не как сменяющиеся фазы непрерывного исторического процесса.

     Блондель также утверждает, что именно «независимость» от опыта архитекторов, скульпторов и живописцев прошлых веков неизбежно приводит к упадку искусства. Более того, Блондель приходит к важнейшей закономерности: если у художника слабеет ощущение подлинного национального стиля, он неизбежно начинает восполнять эту потерю формальными поисками. Это гениальное открытие в области архитектуры, сделанное ещё в 18-ом веке, ставит под сомнение лозунги, призывающие «разрушить до основания старый мир и построить новый», как в известной всем революционной песне: «…до основания, а затем мы наш, мы новый мир построим».

Заслуга Блонделя – теоретика – это целостное понимание процесса развития архитектуры, имеющего непрерывный характер. Именно это позволяет, в частности, проникнуть в сущность градостроительных процессов и отразить в творчестве исторические закономерности формирования ансамблей. «Большой стиль» в архитектуре Блондель понимал как глубоко национальное явление, независимое от колебаний преходящей моды. Именно архитектура – наиболее устойчивое искусство, которое не должно «соревноваться» в изменчивости, например, с прикладным искусством (мебелью, посудой, одеждой и т.д.). И как следствие этой большей устойчивости архитектуры Блондель предлагает более ответственно относиться ко всевозможным украшениям зданий, призывает к «благородству и простоте».

Подлинными образцами чистоты стиля для него служили, например, такие произведения 17-ого века, как колоннада Лувра Клода Перро и ворота Сен-Дени Франсуа Блонделя, которые он называет «шедеврами и в целом, и в своих частях». А вот в фасадах старого Лувра и Тюильри известный французский архитектор усматривает только «отдельные красоты». Протяжённые полотна фасадов этих дворцов, созданные в разные эпохи, кажутся Блонделю лишёнными необходимого единства. Понимание Блонделя архитектурного стиля наиболее ярко проявилось в его работах в прекрасных городах: в Меце и Страсбурге.

Напомним некоторые исторические факты об этих старинных городах – Меце и Страсбурге. Они, как известно, возникли и активно развивались в условиях территориальной раздробленности средневековой Европы. От этого времени города унаследовали прекрасные памятники готической архитектуры. Им принадлежала запутанная сеть узких криволинейных улиц. К тому же, вплоть до второй половины 17-ого века в этих городах сохранились оборонительные многобашенные каменные укрепления.

Благодаря успешным военным походам Людовика XIV границы Франции были отодвинуты на север и на восток до самого Рейна. В связи с этим, пограничные города Мец и Страсбург, расположенные на торговых путях между Западной и Центральной Европой, приобрели особое значение – они стали своеобразными «въездными воротами» во Францию. С присоединением огромных территорий встала задача создать на востоке государства парадный «фасад» Франции, показывающий величие западноевропейского монарха.

В середине 18-ого века на присоединённых землях развернулось грандиозное строительство. В облике провинциальных городов стремились отразить представление о централизованной государственной власти. Именно «художественное подчинение Парижу удалённых от столицы городов, их стилистическая и планировочная общность были призваны воплощать идею политического единства, столь существенную для абсолютистской монархии».

В 1761 году Блондель прибыл в Мец и дал не очень высокую оценку начатым в городе работам: «Достойный, но без сомнения, слишком пылкий, а, может быть, не очень сметливый человек начал работы, не составив генерального пана, более занятый тем, чтобы делать быстро, нежели хорошо». Намеченную планировку Блондель назвал «плохо начатой потому, что она не создавала единого ансамбля и «не организовывала прилегающих к собору пространств».

Главной целью приезда Блонделя был выбор участка для строительства нового объединённого аббатства Св.Людовика. Однако задача была дополнена заказами на строительство нескольких зданий: епископского дворца, ратуши, караульных сооружений, военных магазинов, нового здания провинциального парламента.

Необходимо было создать пространственную композицию, в которой собор играл бы главную роль. Нужно было также найти стиль архитектуры, выдерживающий близость с собором и непротиворечащий ему. Следует особо отметить, что заказчики пожелали сделать «украшения в готическом стиле». Блондель отклонил это сразу же, что, естественно, поставило архитектора «в исключительно трудное положение».

В результате работ, продолжавшихся 10 лет (с 1761 по 1771 год), был полностью закончен ансамбль площади Оружия, построены здания Ратуши, кордегардии и галерея у подножия собора. Были также построены улицы, ведущие на площадь Оружия: улица Садов и улица Епископа. Расширена площадь Сент-Этьен перед главным входом в собор со стороны набережной и т.д.

В Меце выдающийся архитектор был практически поставлен в условия работы средневекового мастера, который буквально «выкраивает» необходимое место для площади среди сильно застроенного городского пространства. Блондель создал в городе систему небольших площадей, «нанизанных на композиционные оси», началом отсчёта координат, естественно, был древний готический собор. Каждую из городских площадей Блондель решил в стиле классицизма. Его так называемые «композиционные оси» стали симметричными, по их сторонам появились фасады зданий в строгом стиле зрелого французского классицизма. При объёмно-пространственном решении Блондель воссоздал в своём проекте исторически сложившееся ступенчатое повышение застройки по мере её удаления от собора Сент-Этьен. Новые здания Блонделя были выше исторических. Нарастание высот зданий по мере удаления от собора как бы оставлял его «на дне глубокой пространственной воронки».

А в непосредственной близости от собора высота двухэтажных павильонов не превышала половины его высоты.

Для создания подобного архитектурного эффекта нужно было применить следующий метод решения градостроительных задач: сохранить характер объёмно-пространственной среды вокруг выдающегося памятника архитектуры. При этом необходимо достигнуть сочетания современных стилевых форм (при условии их некоторой нейтрализации) с формами уже существующих зданий в исторических стилях.

Для создания спокойного, сдержанного окружения главного здания – собора – Блонделю необходимо было достичь единства фасадов всех новых возводимых сооружений. Поэтому невысокая аркада, пристроенная непосредственно к боковому фасаду собора, была очень простой формы, чтобы обеспечить эффект готическим формам памятника. Построенная арочная галерея закрыла собой беспорядочные склады и лавки, возникшие у подножия собора ещё в Средние века. Это внесло начало регулярности и строгого метрического ряда в беспорядочность существующей в городе застройки.

Архитектор Пьер Патт считал ансамбль центра города Меца образцом для реконструкции других городов. «Несомненно, что, подражая примеру Меца и выправляя планы городов, можно достичь подобного же успеха». – говорил он. Следует отметить, что официальная оценка проектов Блонделя в 18-ом веке была весьма высокой, так как они неизменно утверждались королём. К сожалению, значительные заказы, подобные Меце, были редки и в большинстве случаев оставались только на бумаге. Например, такова судьба проектов арсенала для Парижа (1763г.), епископского дворца в Камбрэ (1764г.), загородного дома для маркиза де Шаузель, портала Якобинской церкви в Париже (1765г.) и др.

Таким образом, работа Блонделя в Меце – единственный из его крупных градостроительных замыслов, осуществлённых в натуре – показала всё своеобразие его архитектурного дарования. В сочетании с блонделевскими теоретическими принципами эта работа имеет большое методологическое значение для решения проблем и современного градостроительства.

В последние годы жизни Блондель решил опубликовать полный текст своих лекций, начиная с 50-х годов 18-го века (в стенах «школы искусств»). Обширный «Курс архитектуры» явился завершающим итоговым трудом его жизни. Этот «Курс архитектуры» включил в себя результаты более чем двадцатилетнего преподавания и научных поисков великого архитектора Блонделя. Горький факт отмечали современники: иллюстрациями к этому изданию послужили многочисленные неосуществлённые проекты мастера. Первые два тома «Курса архитектуры» появились в 1771 году, третий том – в 1772 году, четвёртый том – в 1773 году.

В 1774 году неожиданная смерть прервала работу Жака-Франсуа Блонделя над изданием. Издание завершил его единомышленник, архитектор Пьер Патт, выпустивший в 1777 году пятый и шестой тома «Курса архитектуры».

Уже после смерти Блонделя увидело свет его последнее произведение – роман «Светский человек, просвещаемый искусством» (1774г.). Литературоведы отмечают, что этот роман, роман в письмах, по форме напоминает одно из произведений Руссо. Однако он интересен и самодостаточен: по идее, композиции и форме. Единственный роман Жака-Франсуа Блонделя «Светский человек, просвещаемый искусством» был встречен очень доброжелательно и стал весьма популярен в короткий срок. На страницах романа раскрывалась вечная тема возвышенной любви: двое влюблённых беседовали об искусстве…

Материал подготовил Георгий Милованов