Похищение чёрного сапфира


        Фил обернулся. За его спиной где-то под самым потолком балансировало «что-то». Практически бесшумно оно передвигалось по своей несколько угловатой траектории и, сталкиваясь с препятствием, также бесшумно меняло направление движения. Размеры летающего объекта не превышали размера волана для игры в бадминтон. Неожиданно со стороны столовой к Филу подлетело второе «нечто». Оно было таким же, как и первое, однако передвигалось более спонтанно и хаотично. Оба они кружили в непосредственной близости от грабителя. В растерянности Фил выронил чёрный сапфир.

 А тремя днями ранее владелец чёрного сапфира Перрен поспорил с двумя своими приятелями в баре «Галет», что сможет расстрелять батарею из ста винных бутылок из расчёта девяносто шесть к четырём, а может и лучше. Бутылки были разного калибра – от жидкости в четыре франка до жидкости ценой в сапфир. Заряженный маузер Перрену выдал швейцар. Перрен проверил затвор, погладил твёрдую рукоять, прищурил левый глаз и выпустил первую пулю в горлышко Совиньон Блан. Звон «вдребезги» поразил воображение Перрена, ему показалось что так рушится горный хрусталь. Осколки виделись ему голубыми с малиновым отливом, а капли белого вина были каплями далёких юго-западных ливней. Именам последующих бутылок Перрен значения не придавал, и их осколки были просто осколками бутылочного стекла. Но вот Каберне фран сослужило Перрену плохую службу. Он прицелился, стрельнул и промахнулся, хотя и стрелял строго по центру. Потом всё было снова великолепно – пули ложились точно в цель, а в воздух то и дело взлетало битое стекло. Далее последовали ещё пара досадных промахов, два десятка безошибочных попаданий и, наконец, Перрен с победоносным криком окончил стрельбу. Он выиграл пари! Он был так рад своей меткости, что даже забыл, что делал это на спор!

Весь следующий день Перрен пребывал в приподнятом настроении. Он улыбался коллегам, чаще обычного выходил выпить чашечку кофе и всей душой хотел похвастаться своими успехами. В то что Перрен выбил девяносто с лишним из ста всё равно бы никто не поверил, во всяком случае Перрен был в этом твёрдо убеждён. А желание похвастаться становилось всё более неодолимым. И тогда он вспомнил о чёрном сапфире, хранившемся в его семье чуть ли не со средневековья. На самом деле сапфиру было не более ста лет, но драгоценные камни всегда в цене, и по теперешним меркам на него можно было бы купить автомобиль.

- Не правда ли, в каждой семье хранится хотя бы одна стоящая реликвия? – наконец, придумал с чего начать разговор Перрен.

У коллег на этот счёт были весьма разные мнения. Кто-то вспомнил о семейной вилле в Сен-Тропе, кто-то о фамильной бриллиантовой брошке, кому-то оказалась дорога чернильница времён Бонапартов. Причём все эти реликвии принадлежали не семьям коллег, а совершенно посторонним людям – знаменитостям или знакомым знакомых. Тогда Перрен удачно, как ему показалось, вставил в разговор фразу о чёрном сапфире, хранившемся у него дома.

- Прекрасная огранка, благородный отлив – истинный раритет! – подытожил Перрен, и у него как-то сразу расслабились все мышцы, наступило чувство спокойствия и удовлетворения.

Ничем больше хвастаться не хотелось, и Перрен погрузился в работу. И лишь спустя несколько часов, придя домой, он снова вспомнил о своей непревзойдённой меткости. Он пощёлкал зажигалкой, доставшейся ему в подарок от друзей – в баре «Галет» они поспорили как раз на эту зажигалку, – покрутился на вертящемся табурете, заварил чай, заварил кофе и, промаявшись ещё с полчаса, выскочил на улицу.

Шёл мелкий дождь и было довольно-таки слякотно, но Перрен мчался что есть мочи и, пробежав два квартала, остановился у громадного здания со стеклянными лифтами на каждом углу. Он поднялся на четвёртый этаж и, взволнованно озираясь, вошёл в магазин развивающих игрушек.

- Месье, Вам нужна игрушка для мальчика или для девочки?

- Сколько лет Вашему мальчику?

- Какие игрушки он предпочитает?

- Ваш мальчик спокойный или активный?

У Перрена закружилась голова. А перед глазами стояли три одинаковых человека – в одинаковой одежде, с одинаковыми планшетами, и говорили они одинаковыми голосами.

- Мой мальчик любит стрелять, - с умилением сказал Перрен и улыбнулся.

Тотчас Перрена потащили в просторный зал в тонах защитного цвета, из динамиков раздавались звуки артиллерийского огня и рёв легкомоторного вертолёта. В середине зала стоял постамент, а на постаменте танк. Далее следовали луки со стрелами, бластеры, ружья и винтовки и целый арсенал малогабаритного огнестрельного оружия. Мишени также были весьма разнообразны.

          Перрен подумывал о том, чтоб разместить мишени в разных местах своей комнаты и отточить мастерство в стрельбе из положения через плечо, в момент совершаемого кульбита и, может быть, даже из двух карабинов. Перрен поставил перед собой задачу во что бы то ни стало удивить приятелей из бара «Галет».

Внимание Перрена привлекли движущиеся мишени, по которым он, к своему удивлению, никогда не стрелял. Они представляли собой статичные ленты с подвижными фигурами. Заинтересованный взгляд Перрена немедленно вызвал ажиотаж у трёх одинаковых людей. За пять минут Перрену было продемонстрировано такое количество образцов движущихся мишеней, какое профессиональный стрелок видит за всю свою жизнь.

Удивлять так удивлять! – подумал Перрен и приобрёл стальную винтовку с лазерным наведением и две самые необычные мишени, о которых ему только довелось узнать. Мишени – чем-то напоминающие воланы для игры в бадминтон – работали на двух энергосберегающих батарейках. Мишени поднимались в воздух на два – два с половиной метра и перемещались с заданной скоростью по непредсказуемой траектории. Задача стрелка заключалась в наведении винтовки на мишень и попадании «в яблочко». В этом случае поражённая мишень падала вниз. Если же стрелок не попадал в цель, мишень продолжала летать. Поймать её голыми руками было также проблематично, так как при виде препятствия она ловко от него увиливала.

Всю следующую субботу Перрен посвятил комнатной стрельбе. Он задавал своим мишеням невысокие скорости и уже к полудню научился сражать их с первого выстрела. Постепенно увеличивая скорость, Перрен, наконец, задал им такую высокую, что не смог попасть «в яблочко» ни разу. Раздосадованный Перрен сел ужинать. Непоражённые мишени пролетали над его головой. Они то взмывали к потолку, то задиристо кружили под носом незадачливого стрелка. Перрен ещё раз прочитал инструкцию и снова ужаснулся: воздействовать на летающие объекты иным способом, кроме как попаданием из винтовки – нельзя.

Наступил вечер следующего дня. Перрен гладил рубашку, слушал прогноз погоды на неделю и со злорадством поглядывал на две движущиеся мишени. С минуты на минуту Перрен ожидал их вынужденного падения. Ему казалось, что после двух суток беспрерывного полёта батарейкам придёт конец. Собираясь утром на работу, Перрен подумал, что надо отдать должное качеству батареек – мишени продолжали летать. Они уже вылетели из комнаты и осваивали просторы других помещений квартиры.

Придя в офис, Перрен был приятно удивлён, когда коллега из соседнего отдела, ранее его не замечающий, вдруг придержал ему лифт, дружески улыбнулся, а в обед подсел к нему поболтать. Он даже предложил Перрену зайти вечером в кегельбан, но тот отказался, так как вечером он должен был быть со своими приятелями в баре «Галет».

- А совсем-совсем поздно вечером? – не унимался Годард.

- Не получится, я буду с ребятами в баре допоздна.

Перрен уже подходил к бару, как вдруг подумал, что удивить приятелей ему нечем. Выстрел в момент кульбита он не натренировал, а движущиеся мишени стали для него сущим кошмаром. Перрен остановился, посмотрел по сторонам, подумал минуту-другую и, развернувшись, решительно зашагал домой.

Ну, ничего, ничего, – успокаивал сам себя Перрен, – сейчас приду домой и выкину эту винтовку, и выкину эти две мишени, – надеюсь они уже приземлились благополучно. А потом я куплю себе крупнокалиберный карабин и буду упражняться в кульбитах. И уж потом отправлюсь в бар «Галет» и сражу своей меткостью приятелей наповал.

Тем временем Фил пытался не выпускать из поля зрения оба летающих объекта. Не известно, что от них ожидать. Возможно в них вмонтированы камеры видеонаблюдения, а возможно и пневматика. Однако же Перрен оберегает свой чёрный сапфир!

Фил созвонился с Годардом.

- Чёрный сапфир был у меня в руках! Да, был!

Фил – отличный грабитель с опытом и послужным списком – с лёгкостью мог справиться с сигнализацией сложнейшей конфигурации, камерами видеонаблюдения и прочими препятствиями, встающими на пути настоящего комнатного грабителя. Но непонятные летающие объекты выбили его из колеи. В довершении к ним, Фил услышал, как в скважине поворачивается ключ. Банально спрятавшись под столом, Фил замер.

В комнату вошёл Перрен. Мимо него пролетели две мишени. Перрен скинул плащ и с диким возгласом «о-ля-ля-ля-ля» схватился за винтовку:

- Ну, держись!

Елена Чапленко

Фото - Галины Бусаровой