Вызывающий мир Сальвадора Дали


Мягкий автопортрет с жареным беконом
Мягкий автопортрет с жареным беконом

         Сальвадор Дали родился в 1904 году в северной Каталонии, в провинциальном городке Фигерас. В семнадцать лет он поступил в Мадридское училище изящных искусств. Дали особенно удавалось подражать манере письма «старых голландцев». Он с успехом овладел целым рядом других живописных манер от импрессионизма до модного в те годы дадаизма. В дальнейшем, великолепная техника помогла ему создать свой неповторимый мир, явившись его прочной, высокопрофессиональной основой. Критики Дали могли подвергать гонению надстройку его творчества, но базис при этом оставался неуязвим. Этот факт нередко приводил оппонентов в бессильную ярость.

Дали писал: «Художник, если ты хочешь обеспечить себе в обществе господствующее положение, надо с первых же дней юности дать ему сокрушительный пинок ногой в правую ягодицу».

Далее Дали рассуждает: «Со времени французской революции развилась прочная кретинизирующая тенденция, состоящая в том, что гениев (не касаясь их творчества) рассматривают как существ, во всём более или менее подобных остальным банальным смертным. Эта вера ложна. Я утверждаю это о самом себе, я, ярчайший из современных гениев».

Среди художников, имена которых особенно часто мелькали на страницах искусствоведческой литературы, начиная с 30-х годов ХХ века, Сальвадор Дали занимал одно из первых мест. Он знаменит не только как художник-сюрреалист, но и как идеолог этого направления в изобразительном искусстве.

Сюрреализм (в буквальном переводе «сверхреализм»), конечно же, не стоит понимать как реализм в превосходной степени. Отличительным признаком сюрреалистических картин является правдоподобное в деталях изображение совершенно фантастических сцен. Творческий и моральный облик Дали вызывал и продолжает вызывать огромный интерес у зрителей всего мира. Действительно, это была личность в высшей степени характерная и колоритная. Его творческая биография, его кредо весьма ярко характеризуют понимание сюрреализма вообще, и показывают, в частности, путь художника к вершинам искусства и карьеры.

В 1928 году молодой Дали уезжает в Париж и примыкает к группе лидеров сюрреализма. Он понимает, что привлечь к себе внимание ему удастся только благодаря крупному скандалу. Поэтому для своей первой парижской выставки художник пишет несколько картин, настолько вызывающих, что были шокированы даже его друзья-сюрреалисты. Разразился страшный скандал, и имя Сальвадора Дали прогремело на всю Европу. При этом Дали отстаивает свою позицию не просто «бунтаря», а человека глубоко идейного, этакого молодого титана, «ниспровергаля основ» в области изобразительного искусства. И ему это, надо признать, блестяще удаётся. В 1931 году Дали устраивает свою первую выставку в США, в качестве носителя идей «новейшего сюрреализма». Выставка имела бешеный успех. В частности, ряд критиков и определённую категорию зрителей художнику «удалось завоевать или подкупить» всё той же качественной техникой своего письма, что согласитесь, уже не так и мало.

Уже в зрелом возрасте Дали выпускает свою книгу «Рогоносцы старомодного современного искусства» (Париж, 1956 год). На первой странице этой книги – только одно слово «Авидадолларс» - анаграмма, составленная из букв имени и фамилии Дали. Это прозвище Дали дал много лет назад известный сюрреалист Андрэ Бретон и означает оно – «жадный до долларов». Дали пишет: «Узнав ещё в юности, что Мигель де Сервантес, после того, как написал к величайшей славе Испании своего бессмертного «Дон-Кихота», умер в страшной нищете и что Колумб, открыв Новый Свет, тоже умер нищим, я внял с юных лет голосу моей осторожности, которая настойчиво советовала мне стать как можно скорее слегка мультимиллионером. Что я и сделал. Самый простой способ не делать никаких уступок золоту – это иметь золото самому. Если у тебя есть золото, становится совершенно ненужным «служить» кому бы то ни было. Герой ни к кому не идёт в услужение! Он полная противоположность лакея. Все конкретные ценности современной живописи во веки веков останутся в плане материальном обратимыми в то, что я лично всегда люблю – в деньги!»

В газетах середины ХХ века писали: «Надо отдать Дали справедливость – «творческое кредо», культ долларов, ставка на скандал как лучшее средство достижения художником желанной цели стать мультимиллионером, самореклама, абсолютное презрение к людям, слегка прикрытое для удобства монархическо-политической фразеологией и трескучей болтовнёй – столь редкостную откровенность, пожалуй, с трудом сыщешь!»

         Мировой рекламе художника, в частности, служили его бесконечные шумно афишируемые чудачества и предпринимавшиеся время от времени эксперименты с «новейшими техниками живописи». Например, к картине «Гиперксиологическое небо» живописец прикрепил настоящие гвозди и золотые зубы. В другой раз Дали вымазал кузнечика в краске и дал ему ползать по листу бумаги. Однажды он объявил о создании нового метода «пулизма», стреляя из духового ружья по литографскому камню или бумаге специальными пулями, заполненными тушью. При приготовлении клише для гравюр Дали использовал так называемый метод «реализм квантованных пятен» (с помощью обстрела и взрывов). Критики отмечали: «Основным коньком Дали оставался испытанный «параноико-критический» сюрреализм, правдоподобная, порой даже аристократическая манера изображения совершенно противоестественных сочетаний предметов». У Дали есть целая серия картин, посвящённых паранойи. Более того, художник якобы разработал новый «параноико-критический метод»: «Это спонтанный метод иррационального познания, основанный на критической интерпретации и ассоциации бредовых феноменов». Самое оригинальное состоит в том, что этот метод, который Дали широко афишировал как своё великое изобретение, он, как правило, применял к толкованию шедевров художников прошлого!»

Итак, картины Дали имеют следующие названия: «Параноико-астральная картина», «Параноическое лицо», «Параномия» (слово создано самим Дали) и др.

Один из американских критиков по этому поводу написал: «Если бы он не давал своим картинам таких экстравагантных названий, живописью господина Дали не стоило бы заниматься». И добавлял, что цель этих экстравагантных названий (да и любых других экстравагантностей Дали) состоит исключительно в том, чтобы привлечь к себе внимание. «Система, по которой построен его «бред», начинает проясняться – в основе её лежит холодный расчёт бизнесмена».

Вот как Сальвадор Дали объясняет, например, свой «Мягкий автопортрет с жареным беконом»: «Это антипсихологический автопортрет. Вместо того, чтобы написать душу, то, что внутри, я хотел написать только наружность: оболочку, «перчатку моего я». Эта «перчатка моего я» съедобна. Я самый щедрый из художников, ибо я постоянно предлагаю себя на съедение и таким образом сочно питаю нашу эпоху».

В своей книге «Рогоносцы старомодного современного искусства» Дали «в самых энергичных выражениях» осуждает модернизм! И это, с одной стороны, очень удивительно, а с другой – вполне логично. Дали – опытный и удачливый охотник за миллионами. Он неизбежно видел в любых других художниках конкурентов и всегда воспринимал их как соперников. Многие отмечали, что Дали «не жалеет сил на то, чтобы скомпрометировать их в глазах возможных покупателей». Естественно, что особенно опасна для художника была конкуренция модных живописцев, модных течений. Поэтому Дали и «обрушивается на них, высказывая при этом немало метких и ядовитых мыслей».

В послевоенные годы Сальвадор Дали всё так же знаменит своими скандальными выходками в творчестве и в жизни. Он – знаменитый мультимиллионер – решил примерить на себя выгодную роль благочестивого католика и патриота монархически-христианских традиций Испании. Свою первую значительную религиозную работу «Порт-Льигатскую Мадонну» он посылает в эскизе самому римскому папе. А затем пишет целую серию полотен христианской тематики. Однако эти картины весьма своеобразны: часть мотивов в них написана натурально, очень добротной техникой, в духе традиций классической живописи Европы, другая часть содержит много сюрреалистических приёмов.

Ярким примером этого смешения является картина «Тайная вечерня», для которой в Национальной галерее в Вашингтоне отведён отдельный зал. Читаем в газетах того времени: «Фоном сцены служит отлично написанный великолепный амфитеатр бухты Порт-Льигата. Столь же добротно и реалистично написаны фигуры апостолов. Зато Христос написан с лицом жены художника…»

В 1956 году Сальвадор Дали писал: «Я намерен перейти к дивизионистской, носорожьей, антипротонной живописи, чтобы передать великую новую космогонию нашей эпохи: прерывность материи, ядерную мистику». При этом художник считал, что именно этот путь является возвращением к «великой мистической и реалистической традиции Испании».

Известный биограф Дали Дешари пишет, что «художник даже в часы послеобеденной сиесты «времени не теряет, ибо часто решает во сне разные эстетические проблемы».

Советские газеты в 50-х годах ХХ века называли Дали «ярчайшим примером продажности, культивируемой в искусстве диктатурой денежного мешка». Он был «сверхкривляка, циник и воинствующий реакционер, ненавидящий простоту во всех её проявлениях».

Однако Сальвадор Дали по праву считался, считается и будет считаться крупнейшим родоначальником сюрреализма, обладающим гениальной техникой письма, одним из самых знаменитых художников ХХ века.

Людмила Кузнецова