О, Милый друг! Знаменательная постановка М.Розовского


          В преддверии Нового 2017-го года на Новой сцене Театра у Никитских ворот под руководством Марка Розовского состоялась знаменательная премьера – мюзикл «О, Милый друг!». Спектакль поставлен по роману выдающегося французского писателя Ги де Мопассана. Роль Жоржа Дюруа блистательно исполнил молодой талантливый актёр Игорь Скрипко.

Камерная сцена театра придала постановке своеобразную сокровенность, которая позволила зрителю более глубоко прочувствовать весь драматизм великого произведения Ги де Мопассана. Сменяющие друг друга фотографические снимки, искусно вплетённые в декорационный замысел, казались своего рода хронографом. Очевидно, что один снимок передавал эпоху автора, другой – прошлое столетие, третий – настоящее время. И все они шли в непредсказуемой последовательности, подчёркивая актуальность сюжета во все времена. Фотографические снимки в большей степени носили романтико-эротический характер, однако нельзя было не заметить и коллажи с изображениями политических деятелей. Здесь, вероятно, имеет место аллюзия к некогда популярному клише «политическая проституция». Как известно, данное клише используется для обозначения беспринципного политического деятеля, готового поступиться честью, долгом, моральными устоями в угоду своих собственных корыстных интересов. Именно такой образ влиятельного человека создал Мопассан на страницах романа «Милый друг».

Можно говорить о том, что взаимоотношения героев Мопассан выстраивает по принципу борьбы за наживу, в ходе которой нет места совести и морали. Эту борьбу, схватку, дуэль превосходно удалось передать посредством танца. Яркий тому пример – танец Жоржа Дюруа и двух его любовниц, принадлежащих разным социальным слоям – куртизанка и жена высокопоставленного чиновника. При всей синхронности исполнения, актёры совершенно по-разному, в манере, присущей лишь их социальному кругу, демонстрируют зрителю борьбу, в данном случае, за «человека, позволяющего себя любить». Так Мопассан характеризовал Дюруа.

       Современная писателю критика обвинила Мопассана в том, что он, как автор, выступал в роли «сочувствующего» своему герою. На страницах романа изредка появляются моменты, когда Жорж Дюруа всё же задумывается, - а можно ли поступить именно так? Не преступление ли это?

Но следом идут строки об общем положении понятий морали в обществе. И получается, что Жорж Дюруа не совершает преступление, не совершает общественно опасное деяние, а, скорее, наоборот, действует согласно устоям высшей власти. Эти сложные литературные моменты также были переданы на сцене посредством танца. Отдельно следует отметить танец, иллюстрирующий первые строки статьи Дюруа – борьба за выживание в Алжире – танцовщики облачены в камуфляжный костюм, а в их движениях присутствует узнаваемость традиционных приёмов ведения боя.

В начале романа Жорж Дюруа – бывший солдат колониальных войск в Алжире, он нищ, бесталанен и, казалось бы, абсолютно бесперспективен. Характерные жесты, соответствующий лексикон, отталкивающий внешний вид, - образ этого человека был бесподобно передан актёром Игорем Скрипко. Далее его игра поражает точностью воплощения образа Дюруа на каждом этапе своего развития. Как известно, по сюжету, Жорж Дюруа – обольститель и авантюрист – добивается расположения сразу нескольких женщин, мужья и любовники которых занимают весомые позиции в высших кругах. Щедро одаривая своего соблазнителя, эти женщины прокладывают ему дорогу к заветному пьедесталу власти. И вот, на последней странице романа Жорж Дю Руа де Кантель (фамилии придали нотки аристократичности) громогласно объявляет о своём намерении баллотироваться на пост министра. По словам Игоря Скрипко, на репетиции у него произошёл очень интересный диалог с режиссёром Марком Розовским. Они рассуждали на тему, - если бы роман на этом не закончился, если бы он имел продолжение… Кем мог бы тогда стать этот человек? Министром? Главным министром? А, может быть, президентом?

Елена Чапленко