Горестная жизнь трутня


        Трутень – лентяй, бездельник, беспечный человек, праздно живущий за чужой счёт. Русский язык нарёк бездельника трутнем в честь беззаботно существующего самца медоносной пчелы. Самец не трудится, не собирает мёд, потребляя пыльцу, собранную рабочими пчёлами. Причём объём потребления – в три раза больше объёма других обитателей улья. Однажды трутень поплатится за свою лёгкую жизнь… Но это будет потом, а сейчас он пребывает в состоянии, которому, глядя со стороны, можно только позавидовать. Но действительно ли жизнь трутня так легка и беспечна?

Сразу следует отметить, что самостоятельно трутни не выживают. Они находятся в абсолютной физической зависимости от медоносных пчёл. Они даже не в состоянии разгрызть заслон запечатанной медовой ёмкости, и вынуждены ждать, когда рабочие пчёлы, закончив свои дела, начнут их кормить. Подобную зависимость назвать беспечностью сложно. Тем не менее, трутни вовсе не привязаны к своим «кормилицам». Вылетая из улья на прогулку, они могут позволить себе остановиться в другом улье, с более комфортными условиями. Бытует мнение, что трутни не только тунеядцы, но и весьма неблагодарные существа.

Внешние данные и физиология трутня резко отличаются от параметров медоносных пчёл. Трутни значительно крупнее, их крылья более мощные, а органы чувств более развитые – трутни обладают отменным зрением и обонянием. Но главными отличительными чертами трутня являются полное отсутствие аппарата для собирания цветочной пыльцы и отсутствие жала, а, следовательно, и яда. Таким образом, трутень является самым безобидным представителем пчелиной семьи. На месте жала у трутней расположен совокупительный аппарат. Основная задача трутня в природе – это осеменение пчёл различного ранга – от матки до обыкновенной рабочей пчелы. Не менее важной задачей трутня является сопровождение матки во время её брачного вылета. Как правило, матку сопровождает большое количество трутней, обеспечивая ей безопасность полёта. В свою очередь, матка редко совокупляется с трутнями своего улья.

       Пролетев огромное расстояние, она останавливается в чужом улье, куда её родным трутням вход преграждают местные пчёлы. Особенности пчелиной психологии весьма сложны, и тот или иной поступок трактуется по-разному. Например, романтики уверяют, что матка не совокупляется с трутнями своего улья, так как не желает стать виновницей их конца. Как известно, после соития матки и трутня, последний завершает своё существование. Прагматики склоняются к версии о пользе «межульевых» отношений, так как это благотворно отражается на пчелином потомстве. Циники же уверены в том, что матка – полная эгоистка. О своих трутнях она не заботится, а, наоборот, подвергает их смертельной опасности. Во время брачного вылета матки многие трутни, оберегая её, становятся добычей для птиц. А воспользовавшись гостеприимством соседнего улья и «уничтожив» одного из их трутней, матка возвращается выводить потомство к себе домой, тем самым обеспечивая будущее своего улья.

Помимо матки трутни оберегают и пчелиный расплод. В период заморозков трутни располагаются у входа в улей. Таким образом они защищают пчелиный расплод от холода и дождя. Сохранность расплода всего улья в данном случае полностью зависит от самоотверженности трутней.

Когда лето заканчивается и потребность в трутнях исчезает, пчёлы просто изгоняют их из улья. А, как уже было сказано, самостоятельно трутни не выживают…

 Правда, находчивые трутни успевают добраться до улья с проблемной пчелиной семьёй. Проблемной называется семья, испытывающая сложности с потомством. Стоит ли говорить, что в преддверии заморозков, когда надежды на появление потомства практически не осталось, внезапное появление трутня вызывает у пчелиной семьи настоящий восторг! И у «бездельника» трутня начинается новая «счастливая жизнь…»

Денис Рыков