Интервью с актёром театра имени Моссовета Александром Емельяновым


А.Емельянов в роли Алфёрова, "Машенька"
А.Емельянов в роли Алфёрова, "Машенька"

РГ«МиЛ»: Расскажите о начале Вашего творческого пути.

Александр Емельянов: В своё время, думаю как и многие абитуриенты, я держал экзамены практически во все театральные вузы. Мне удалось поступить в Щепкинское театральное училище, однако проучившись год, я принял решение оттуда уйти. Тогда мне показалось, что это не то место, в котором я должен учиться. В итоге, я закончил ВГИК, курс Владимира Петровича Фокина, знаменитого советского и российского кинорежиссёра, народного артиста России. Первый мой выход на большую сцену состоялся по рекомендации небезызвестного Алексея Франдетти в постановке «Иствикские ведьмы», где главную роль исполнял Дмитрий Певцов. Это выступление стало для меня очень значимым, и я буду помнить его, наверное, всю жизнь! После окончания ВГИКа я пришёл на прослушивание в театр Моссовета. Этот театр я полюбил ещё в студенческие годы. И когда к моей радости, мне дали согласие и пригласили работать в театр Моссовета, я на прослушивания в другие театры уже не пошёл!

РГ«МиЛ»: Какие новые традиции привносит молодое поколение актёров в театр Моссовета?

Александр Емельянов: Театр Моссовета – театр с историей, театр с традициями, и главным является то, что молодое поколение актёров их старается соблюдать. Это и взаимовыручка, и уважение, и помощь друг другу. Очень важно, что когда ты приходишь в театр ещё совсем молодой, сразу после института, старшие коллеги – заслуженные и народные артисты –  относятся к тебе с большим уважением и говорят с тобой как с полноценным представителем той же профессии! Что касается новых традиций, то, например, сейчас Александр Яцко довольно часто собирает такие неформальные вечера на сцене под крышей, в которых может выступить любой артист нашего театра – молодой, народный – любой. Получается такой концерт с живой музыкой, с песнями и танцами. Мне кажется, это замечательная традиция, которую стоит продолжить!

РГ«МиЛ»: Вы исполняете роль Иуды в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда». Иуда для Вас – это историческая личность, герой библейской легенды или сценический персонаж?

Александр Емельянов: Иуда для меня – это всё перечисленное в одном. Когда я работаю над этой ролью, а работа над ней продолжается и по сей день, я стараюсь ориентироваться на различные постановки этого произведения, читать как можно больше материалов по этому персонажу, по этой истории… И пытаюсь создать некий симбиоз из тех фактов и информации, которые мне удаётся добыть. И образ получается отчасти исторической личности, отчасти художественного персонажа. Если мы возьмём, например, «Иуду Искариота» Андреева – это один персонаж, если мы берём Иуду из библии – это совершенно другой персонаж, то есть как его видеть, как к нему относиться – это уже, наверное, решать читателю и зрителю.

РГ«МиЛ»: Как Вы полагаете, зрители сопереживают Вашему Иуде?

Александр Емельянов: Я очень надеюсь, что сопереживают. Я стараюсь делать так, чтобы они сопереживали, потому что, как говорят педагоги сценического искусства, – если вы играете отрицательного персонажа, вы должны максимально его оправдать! Ведь играть отрицательного персонажа, делая его плохим, гораздо проще, нежели найти в нём что-то человечное, поэтому я и стараюсь максимально следовать тому, чему меня учили мои мастера и педагоги.

РГ«МиЛ»: С каким актёром – исполнителем роли Иисуса – Вы чувствуете себя более органично на сцене?

Александр Емельянов: С каждым исполнителем этой роли я стараюсь выстраивать свои взаимоотношения. Допустим, когда мы играем с Валерой Анохиным, – ну как ни крути, всё-таки фактура и возраст различаются – у нас получается одна история, когда Иуда младше Иисуса. А когда мы, например, играем с Женей Вальцем,  то  зритель   видит  эту  историю   по-другому.

Соответственно, мне комфортно работать со всеми исполнителями, и что вот, наверное, с Валерой Анохиным мне работать приятнее и комфортнее, я сказать не могу, потому что в каждом прочтении этой истории – я имею в виду в каждом тандеме – есть какая-то своя прелесть. Поэтому мне работать со всеми комфортно! И здорово, что есть такая возможность – репетировать и взаимодействовать на сцене не с одним человеком, а с несколькими.

РГ«МиЛ»: Процесс перевоплощения в того или иного персонажа начинается изнутри или начинается с внешних изменений?

Александр Емельянов: Это зависит от роли. Вот бывает, казалось бы, что-то пробуешь-пробуешь-пробуешь, и не получается, а потом, в какой-то момент, заходишь в костюмерную – смотришь – какие же ботинки стоят! Надо их померить! И вот надеваешь эти ботинки – тебе в них так неудобно, они такие смешные, они какие-то маленькие, ты в них проходишь, –  у тебя меняется походка, ты начинаешь в них пробовать работать и – бац!  И всё случается! И какая-то характерность уже появляется, и ещё что-то – бывают такие моменты. А бывает, для того чтобы достичь понимания той или иной роли, приходится длительное время сидеть за столом с пьесой и прочими материалами.

РГ«МиЛ»: Многие актёры полагают, что отрицательные персонажи обладают особой сценической прелестью. Вы с этим согласны? И в чём это проявляется?

Александр Емельянов: В том, что они отрицательные, и их нужно оправдывать, а это интересно! Когда персонаж положительный – ну что с него взять? Он хороший! Ничего особо и не надо делать для того, чтобы зритель ему импонировал.

РГ «МиЛ»: Какого литературного персонажа Вы не смогли бы оправдать?

Александр Емельянов: Никогда не думал об этом. Но вот сейчас хотел бы, чтобы какой-то режиссёр поставил меня в такую ситуацию, чтобы я не смог оправдать персонажа. Мне кажется, это было бы очень интересно!

РГ«МиЛ»: Есть ли у Вас особо полюбившиеся роли?

Александр Емельянов: Одной из моих любимых ролей в театре Моссовета является роль Алфёрова в спектакле молодого режиссёра Ивана Орлова по произведению Набокова «Машенька». Я с особой теплотой вспоминаю репетиции этого спектакля, и могу с уверенностью эту роль назвать одной из любимых. В прошлом году режиссёр Алексей Франдетти предложил мне сыграть в Московском художественном театре, в спектакле «Гордость и предубеждение». Это стало моей первой работой в качестве приглашенного артиста в другом театре. И это большая удача! Ведь когда ты находишься у себя в театре, тебя все знают, ты, можно сказать, член семьи – это одно, и совсем другое, когда ты попадаешь совершенно в другой коллектив и, как я это называю, проходишь проверку на прочность. В МХТ, конечно, служат замечательные профессионалы, и я в очередной раз благодарю судьбу за то, что мне выпала такая возможность – выступать на сцене Московского художественного театра и познакомиться с огромным количеством интересных молодых артистов.

РГ«МиЛ»: С какими сложностями приходится сталкиваться во время прочтения монолога в рамках спектакля?

Александр Емельянов: Я исполняю роль Репетилова в спектакль «Горе от ума» режиссёра Александра Яцко и могу сказать, что эта роль – подарок для любого артиста, дивертисмент, своеобразный моноспектакль. На протяжении 20 минут я нахожусь на сцене и читаю свой монолог! У меня были сложности с этой ролью, но благодаря опытному режиссёру, который блестяще работает со стихом, мне удалось овладеть таким сложным приёмом, как монолог. К тому же, у меня была более сложная задача, ведь это был не просто монолог, а монолог в стихах!

РГ«МиЛ»: Что бы Вы привнесли в Вашу творческую деятельность?

Александр Емельянов: Как и любой артист, наверное, как можно больше ролей. Каждый раз, очень радуюсь, когда вижу свою фамилию при распределении ролей в спектаклях. И вообще, я готов к любым творческим экспериментам!  

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Александра Емельянова

за интересную беседу

Фотография - из архива театра имени Моссовета

Интервью провела Елена Чапленко