Марк Богатырёв. Интервью с популярным киноактёром. Часть 1


Елена Чапленко: Вы прибегаете в жизни к актёрским приёмам, чтобы кого-то в чём-то убедить? Удаётся ли это?

Марк Богатырёв: Конечно, когда у тебя возникает потребность что-то объяснить или донести какую-то информацию до человека, то актёрское мастерство тебе в этом очень помогает. Потому что появляется возможность более полно описать ситуацию, привнести в свой рассказ необычные краски, при этом оставаясь максимально естественным. Люди сразу начинают принимать тебя за «своего» человека и относиться к твоим словам более внимательно. В этом отношении профессия актёра помогает уникальным образом!

Елена Чапленко: Какие бы Вы отметили отличия ситкома от комедийного сериала кроме закадрового смеха? Какой жанр Вам ближе?

Марк Богатырёв: Для меня ситком – это «ненапряжная», очень лёгкая комедия, где все смеются за кадром. Там всё весело и прекрасно! И вроде бы проблемы какие-то возникают, но особых трудностей они не доставляют героям. С реальной опасностью в ситкоме не сталкиваются, все коллизии происходят в шуточной форме. Лично мне ближе комедийное кино, с более реальным существованием и отсутствием закадрового смеха. Например, комедийный сериал «Кухня». Не ситком! Герои, на мой взгляд, сталкиваются с настоящими проблемами и кажется, что уже вот –  армагеддон случится, но нет – вдруг что-то происходит, и всё встаёт на свои места, и даже становится лучше. При этом действо, конечно же, приправлено иронией. Комедийное кино, мне кажется, более интересный жанр.

Елена Чапленко: Можно ли говорить, что роль в сериале «Кухня» - Ваша любимая комедийная роль?

Марк Богатырёв: Мне сложно сказать, что это любимая комедийная роль, но это роль, которая позволила мне стать узнаваемым артистов. Думаю, что самая интересная и самая комедийная роль у меня впереди. Для меня проект «Кухня» был очень мощным и серьёзным стартом, он дал мне хороший толчок в профессии. Сейчас бы я эту роль сделал немножко по-другому, а тогда понимал и играл её на уровне интуиции. Этакий наив, парень, который сначала делает, потом думает, который всё время говорит - «я всё решу сам», «я всё сделаю», - а когда сталкивается с реальными проблемами, то теряется и не знает, как поступить. Вообще, проект «Кухня» — это большая удача, когда совпало всё – время, пространство, люди – и произошло чудо! И мне очень приятно, что я был к этому причастен! Я бесконечно благодарен всем, кто делал этот сериал, который подарил мне невероятный опыт, как жизненный, так и профессиональный.

Елена Чапленко: Проект «Кухня» является Вашим первым серьёзным опытом в кино? Расскажите, как проходил кастинг на Вашу роль и с какими трудностями пришлось столкнуться во время съёмок.

Марк Богатырёв: В тот момент, когда я пришёл на кастинг, у меня в жизни был, скажем так, переходный период – меня выгнали из театра, и я, «оказавшись на улице», не знал, что же делать дальше. В общем, радоваться было особо нечему. Меня попросили пошутить, покривляться, - я это сделал, но так, без особого энтузиазма. Потом были вторые пробы, третьи, и вдруг, неожиданно, меня утвердили на главную роль!  Иногда, когда артист очень хочет попасть на роль, он так старается понравиться, что его становится слишком много. Вот я, например, всегда чувствую, когда «меня много» и сразу успокаиваюсь, становлюсь более сдержанным. И видимо это тоже сыграло какую-то роль.

Потому что режиссёр увидел, что вот такой парень, он ничего из себя не изображает, вот такой вот он – немножко нелепый, немножко смешной, обаятельный… Давайте попробуем! На начальном этапе съёмок у меня было ощущение, будто бы мне закрыли глаза! Я не совсем понимал, где надо встать, чтобы на тебя падал свет, как правильно смотреть для крупного плана. Конечно, до сериала «Кухня» я имел некоторый опыт в кино, но здесь всё было намного серьёзнее. Много кадров, перестановок, разнообразных эффектов, – надо было быстро всё понимать. В этом плане со мной очень долго работал режиссёр.

Елена Чапленко: Чем Вам запомнились съёмки сериала «Кухня»?

Марк Богатырёв: Столько всего было! Это целая моя жизнь в три года, и что-то одно выделить очень сложно. Но мне запомнилось ощущение того, что я ещё «очень сырой и зелёный актёр», потому что по сравнению с моими партнёрами, которые, как мне казалось, существуют в кадре легко, я не знал каких-то элементарных вещей. И ещё мне запомнилось ощущение очень трудной, но безумно интересной работы!

Елена Чапленко: Вы сказали, что Вас «выгнали из театра»… Это был МХТ имени Чехова? Из-за чего Вы всё-таки покинули театр?

Марк Богатырёв: Из театра меня «мягко попросили», но я совершенно не жалею, что так произошло. Когда ты приходишь в театр молодым артистом сразу после института, амбиций море! И мне, конечно же, хотелось сыграть какую-то интересную роль, и не одну, а на деле получалось, что я стоял перед зрителями, в частности, одним из двадцати солдат и просто ждал, когда закончится сцена. И до сих пор артисты, с которыми мы вместе поступили в стажёрскую труппу театра ещё девять лет назад, сидят вот на таких вот ролях. А я, будучи человеком, постоянно испытывающим потребность в творческой работе, с таким положением вещей смириться никак не мог! В итоге, я ушёл из театра и считаю, что поступил правильно, я получил некую свободу, потому что, когда ты работаешь в репертуарном театре, её у тебя нет. А так я сам располагаю своим временем. Я – счастливый человек потому что жизнь мне даёт очень много возможностей себя реализовать!

Елена Чапленко: Как известно, существует определённое количество классических актёрских «штампов». В настоящее время современными актёрами создаются новые «штампы»? Есть ли они у Вас?

Марк Богатырёв: Есть такая поговорка или поверье, что, чем крупнее артист, тем больше у него штампов. Штамп тоже можно понимать по-разному – это то, что ты наработал, либо это какая-то природа твоего обаяния, актёрская «фишка». Я, конечно, тоже использую свой арсенал актёрских приёмов – широкую улыбку, глаза «на пять копеек», полные смятения, удивления и так далее. Но вообще сейчас появляется настолько много новых режиссёров и артистов, что понятие «штамп», как мне кажется, стирается. Это раньше на весь Советский Союз было тридцать больших артистов, которых обожала вся страна – Никулин, Смоктуновский, Олег Даль… Сейчас же выпускается огромное количество фильмов, сериалов, «короткого метра», разных жанров, разных ответвлений, поэтому и понятие «большой артист» тоже стало постепенно стираться. Разумеется, есть артисты, у которых хочется поучиться, но вот сказать, что тот или иной артист привнёс что-то новое, я не могу. Я либо верю ему, либо не верю, – пусть он хоть один штамп использует, – мне это не важно.



Марк Богатырёв. Интервью с популярным киноактёром. Часть 2


Елена Чапленко: Кто из актёров – отечественных и зарубежных – Вам импонирует в большей степени?

Марк Богатырёв: Периодически у меня возникает интерес к тому или иному артисту, и я начинаю следить за его творчеством, смотреть фильмы с его участием, узнавать его биографию. В последнее время проникся к творчеству Олега Янковского. Я вдруг понял, насколько это тонкий, интеллигентный и умный артист, который в кадре умеет думать. Янковский абсолютно филигранен в своей подаче материала, и я поражаюсь тому, насколько молниеносно он существует в кадре. Из американских артистов считаю очень сильным Ди Каприо, у него уникальная природа – очень эмоциональная, взрывная. Ди Каприо может менять состояние в несколько секунд, он может быть абсолютно разным! И ещё, мне кажется, он очень хороший человек, который самым серьёзным образом прорабатывает глобальные вопросы, связанные с экологией и охраной природы. Но всё же «номер один» для меня – это несравненный Чарли Чаплин. Думаю, что его уровня вряд ли кто-нибудь сможет достичь. Чарли Чаплин такой один! Я всегда с огромным удовольствием смотрю на игру его внука, Тьерре Чаплина, когда он со своими спектаклями приезжает в Москву на Чеховский фестиваль.

Елена Чапленко: Вас сразу утвердили на роль одного из братьев Чиковани в сериале «Паук»? Сложно ли было воплотить на экране образ «влюблённого преступника»?

Марк Богатырёв: Можно сказать, что это произошло молниеносно! Я только пришёл на пробы, а уже через два часа мне позвонили и сказали, что я утверждён на роль. И всё как-то очень легко и понятно. И действительно, эта лёгкость была отражена на экране. Сцены были полны эмоциями, грузинским темпераментом. Мне эта роль и работа над ней очень понравились и запомнились! Более того, история братьев Чиковани оказалась настолько проникновенной, что зрители восприняли её с глубоким сопереживанием. Казалось бы, преступники, обокрали Гознак, но при этом их история была овеяна духом романтики и абсолютной влюблённости. И когда в конце фильма братьев Чиковани расстреляли, их реально было жалко – и нам, актёрам, исполнившим эти роли, и зрителям.

Елена Чапленко: Какие трюки в сериале «Паук» Вы исполнили сами, без каскадёров?

Марк Богатырёв: Прыгали с крыш, конечно, каскадёры, но пару трюков мы сделали сами! Например, когда снимали сцену в цирке, выполнили акробатический трюк на большой высоте. Я ещё тогда подумал, – ничего себе, как вообще тут люди существуют!

Елена Чапленко: Вы замечали когда-нибудь, что роль откладывает отпечаток на Вашем характере?

Марк Богатырёв: Конечно же, я являюсь частичкой каждого своего персонажа, а каждая сыгранная роль, в свою очередь, формирует мой жизненный и профессиональный опыт. У меня был такой прекрасный опыт, когда мы снимали сериал «Учителя», где я играл учителя русского языка и литературы, а также популярного ведущего, в общем-то, не являясь в жизни ни тем, ни другим. Был очень интересный процесс перевоплощения одного человека в совершенно другого!

Елена Чапленко: «Отель Элеон» стал своеобразным продолжением сериала «Кухня», с участием всё тех же актёров. Однако Вы отказались принимать участие в новом сериале. Почему?

Марк Богатырёв: В какой-то момент я решил, что пора «сворачивать со сладкой дорожки», потому что хочется ещё много чего попробовать. В противном случае, можно так и остаться актёром одной роли, и ничего больше не сыграть в своей жизни. Таким образом, я ушёл в другие жанры – снимался в историческом проекте, саге, мелодраме. Кстати, я долгое время не мог избавиться от ощущения того, что я поварёнок. А ведь меня так и воспринимали! К счастью, со временем, мне удалось «переформатироваться» и снять с себя «маску поварёнка Лаврова». Теперь режиссёры и зрители воспринимают       меня       совершенно        по-другому.

В одной из последних своих работ – мелодраме «Наживка для ангела» - я был просто другим человеком, и я этому очень рад! Участие в кардинально новых проектах дало мне понимание того, что я всё правильно сделал, и что всё не зря!

Елена Чапленко: В фильме Вы воплотили образ известного биатлониста, олимпийского чемпиона Николая Круглова-младшего. Вы общались с ним лично?

Марк Богатырёв: Да, конечно, мы встречались, разговаривали. Николай помог мне найти тренера, который со мной занимался. До съёмок, которые проходили в Ханты-Мансийске, оставалось очень мало времени – всего две недели. В эти дни я усердно тренировался на базе в Подмосковье, особенно мне удавались огневые рубежи. Я подробно изучил, как правильно к ним подъезжать и скидывать винтовку! Конечно же, за такой короткий срок научиться ехать на лыжах коньковым стилем, как это делает олимпийский чемпион, невозможно, поэтому на трассе был мой дублёр, а я играл все крупные планы. Зрители даже отмечали, что я с точностью взял улыбку и взгляд Николая Круглова! Его устремлённость… Видимо, у спортсменов и у людей, погружённых в профессию, вот такой вот взгляд, который всё время ищет какую-то свою цель, выражает стремление быть лучше, точнее, быстрее. У меня, например, всегда есть такое желание – сделать что-то ещё лучше!

Елена Чапленко: Какой вид спорта Вы предпочитаете?

Марк Богатырёв: С детства увлекаюсь различными видами спорта. Сейчас, в большей степени, - плаванием бегом и… шахматами! Летом играю в баскетбол. С удовольствием поддержу людей в пинг-понг. Люблю йогу – тренировки открывают моё сознание, успокаивают меня. В принципе, стараюсь найти себя во всех направлениях, которые мне интересны.

Елена Чапленко: Вы когда-нибудь принимали участие в популярных шоу, таких как «Танцы со звёздами», «Звёзды на льду» и тому подобных?

Марк Богатырёв: Меня много раз приглашали принять участие в подобных проектах, но мне это не очень интересно. Если появится возможность, я бы принял участие в проекте «Форт Боярд» - пройти физические испытания, по-настоящему проверить себя. Вообще я с осторожностью отношусь к своему появлению на телевидении, если это не касается моей актёрской работы в фильме или сериале. А так, просто идти на народ улыбаться – мне кажется, это лишнее.

Елена Чапленко: Расскажите об одной из Ваших последних работ – роли Алексея в сериале «Серебряный бор».

Марк Богатырёв: Это очень значимая для меня работа! Во-первых, когда я в неё только вступал, у меня была сломана нога, и я хромал. Поэтому на пробах, помимо прочего, боялся, что режиссёр – Зиновий Ройзман – это заметит и уж точно не утвердит меня на роль. А во время съёмок я так старательно скрывал свою хромоту, что даже поверил в то, что другие этого не замечают! Спустя много месяцев, когда мы начали озвучивать сериал, режиссёр мне сказал: «Да я видел, что ты хромаешь! Но ты так улыбался, столько в тебе было жизни!..» Вообще мне очень понравилось работать и с этим режиссёром, и с актёрами. Особенно мне нравилось, что режиссёр не останавливал нашу игру на середине сцены, а если мы где-то ошибались или оступались, то начинали всю сцену заново. В общем, делали кадр от начала до конца! А какая была сложная озвучка! 230 страниц текста! И мне было очень радостно, когда по окончании работы режиссёр мне сказал: «Наверное, это твоя лучшая роль из тех, которые ты когда-либо играл!»

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Марка Богатырёва

за интересную беседу

Интервью провела Елена Чапленко

Фотографии - из личного архива Марка Богатырёва



Фотогалерея