История танца продолжается… Великая танцовщица Агнес де Милль


         С 60-х годов ХХ века мы привыкли «видеть имя хореографа в списках создателей мюзиклов», - писал известный американский критик Уолтер Терри. В конце XIX века, когда Рут Сен-Денис познакомила жителей Нью-Йорка с новым подходом к искусству танца, слово «хореограф» ещё не употреблялось. Но через десятилетия, когда Джордж Баланчин поставил «На пуантах», а Агнес де Милль произвела переворот в музыкальной комедии своей «Оклахомой», слова «хореограф» и «хореография» прочно вошли в лексикон книг и статей, посвящённых театру и его мастерам.

Критики отмечали, что в 60-е годы танец на Бродвее был далеко не таким интересным, как в середине 40-х и в 50-е годы, за исключение, конечно, лучших работ ведущих хореографов-режиссёров. Дело в том, что драматурги перестали включать в свои произведения лирический элемент. Наблюдался ярко выраженный возврат к короткому, не связанному с сюжетом, легкомысленному танцу, декоративному по назначению и гимнастическому по стилю. Среди способных молодых хореографов, появившихся в те годы, необходимо отметить только Денни Даниэлса. Очевидный недостаток талантов в США, вероятно, объяснялся сравнительно ограниченными возможностями проявить себя. Лучшие хореографы занялись режиссурой, как делом более выгодным, переключились на классический балет или уехали за границу.

Видная роль в деле развития американского танца принадлежит Агнес де Милль. Её хореография основывалась на глубоком знании танцевального фольклора, а также европейских танцев, существовавших до появления балета. Эти народные элементы де Милль облачала в эмоционально-насыщенные театральные формы, добиваясь глубокой драматической выразительности. Все её танцы повествовали о людях и об их чувствах. Считается, что никто в середине ХХ века в современном танце не смог превзойти её в проникновенности «передачи женских эмоций». Ведущие журналы и газеты США публиковали фотографии, облетевшие весь мир: Агнес де Милль на репетиции балета «Ветер в горах» в Америкен балле тиэтр; де Милль в роли Девушки Запада на премьере балета «Родео», который она поставила для Русского балета Монте-Карло; а также фотографии: Салли Уилсон в роли Лиззи Борден в «Легенде Фолл-Ривер», одном из балетов, поставленных Агнес де Милль для Балле тиэтр; танец ковбоев в балете «Родео», возобновлённом в 1965 году; сцена «Скандал в дансинг-холле» из балета «Покрась свой фургон» в постановке де Милль. Агнес де Милль особенно нравилась фотография, изображающая Джеймса Митчелла и Лидию Франклин, исполняющих танец горцев в мюзикле «Бригадун» (хореография де Милль).

Балетный критик Уолтер Терри писал в журнале «Сатердэй ревью»: «Танец достиг в Америке популярности, о какой невозможно было и помышлять в ранний период существования нашей Республики, и какую нельзя было даже и предсказывать три десятилетия тому назад. Агнес де Милль сыграла чрезвычайно значительную и блестящую роль в этом историческом процессе. Заслуги этой замечательной женщины в области танца неисчислимы. Без сомнения, она не имеет себе равных в использовании и разработке американского фольклора – нет, даже больше, не только фольклора, но и того, что Марта Грехэм называет «сущностью духа страны» - и превращения его в сценические образы, в хореографические формы. Её балет «Родео» является этапной вехой на этом пути; её постановка танцев в мюзикле «Оклахома» так же имела историческое значение.

         Одной из причин того, что американский мюзикл поднялся на новую высшую ступень, было умение Агнес де Милль претворять народный танец в театральные формы. Более важно, однако, то, что танец в мюзикле она превратила из развлекательного номера, из простого заполнения интервала в сценическом действии, когда танцоры выходят на сцену в то время как певцы отдыхают, в художественную необходимость. Танец стал органической частью постановки, он стал раскрывать характер героев, создавать настроение спектакля, отражать конфликты сюжета, безмолвно развивать перед зрителем линию действия пьесы. Однако с не меньшим успехом Агнес де Милль использовала фольклор и в балетных спектаклях. Здесь достаточно упомянуть поставленные ею социальные драмы («Четыре Марии» - балет о взаимоотношениях негров и белых); замечательную танцевальную трагедию «Легенда Фолл-Ривер»; смешную до слёз комедию «Три девы и дьявол», ею задуманную и ею же созданную; танцевальный спектакль «Репетиция», где сама Агнес де Милль исполняла драматическую роль, постановку, полную горечи и грусти, и в то же время смешную, шумную и вдохновенную.

Но это ещё не всё. Агнес де Милль добилась огромных успехов в других областях: в телевидении, в литературе (она автор превосходных книг о балете), на кафедре лектора (о блестящей образности её речи и о неудержимых потоках её едкого остроумия во время лекций ходят легенды).

И, конечно, на эстраде. В танце редкая балерина могла сравниться с ней. Найдётся ли на сцене хоть один, кто забудет её удивительный дар превращать танец в глубоко драматическое событие, кто не сохранит в памяти её совершенно особенную энергию и динамику? Но тут следует признаться, что этой энергией наделена не только Агнес де Милль – танцовщица. Ей наделена и Агнес де Милль – хореограф, постановщик, писатель, неутомимый проповедник танца, замечательная женщина, перед которой в бесконечном долгу американский танец во всех его разнообразных проявлениях».

Ниже приводится список самых известных постановок Агнес де Милль: «Оклахома» (1943), «Неудачница» (1944), «Карусель» (1945), «Бригадун» (1947), «Аллегри» (1947), «Покрась свой фургон» (1951), «Квамина» (1961) и другие.

В одной из своих книг, посвящённых истории танца, великая Агнес де Милль написала: «Течёт река времени. Час за часом, день за днём. Неутомимые, преданные делу, сильные духом танцовщики и хореографы ищут, создают, помогают друг другу – там, где будущее сулит радужные надежды, и там, где нет никаких надежд. Маленькое движение тут, жест там – и постепенно начинает вырисовываться танец. Художники танца связаны неразрывными узами. Их связывает время, жизнь, несокрушимая вера в то, что работая вместе, они каким-то образом, когда-то добьются желанных результатов, достигнут своей заветной цели.

Они представляют саму жизнь – и это чувствует всё их существо, все их утомлённые мускулы, их творческая фантазия и энергия, которые разгораются по первому приказу воли артиста, с первым аккордом оркестра».

Материал подготовил

Александр Стеффан

Фото - из музейного архива танцовщицы