О картине Антона Чиркова «1917 год»


        В 1927 году отец задумывает крупное полотно «1917 год». Сюжет был почерпнут из виденного им в 15 лет взятия Пензы отрядами Красной гвардии зимой 1917 года. Переполненная революционным возбуждением толпа местных пролетариев и крестьян из окрестных деревень смяла немногочисленную охрану и учинила полный разгром винокуренного завода. Отец рассказывал: «Собралась громадная толпа, сломала ограду и хлынула на охрану. Солдаты с красными повязками пытались противостоять, но безуспешно. Люди приступом брали бак со спиртом, и один мужик через люк свалился прямо в бак. Всю ночь горел подожженный спирт на реке Суре вниз по течению».

Одним из главных героев картины «1917 год» является цыган, врывающийся в самую гущу толпы. На нем распахнутый полушубок, на ногах цветные носки, галоши. Он создает ажиотаж, вносит суету. В контрасте с ним - другой персонаж – сидящая старуха-шинкарка. Она спокойна, суета эта ее мало интересует. Она занята продажей спирта. Еще один женский персонаж – воровка, снимающая ботинки с подковками с убитого мужика. Помню вернисаж в клубе завода «Серп и молот» в 1937 году. Центральной картиной на выставке было полотно «1917 год». Несмотря на новое название – «Разгром винокуренного завода в г. Пензе при Временном правительстве» – работу сняли в день открытия выставки. Полотно далеко вышло за предел дозволенного и лишь заступничество за своего недавнего талантливого студента таких признанных корифеев как А.А. Осмеркин, И.И. Машков и П.П. Кончаловский, отвело неминуемую беду.

Дмитрий Чирков, искусствовед, сын художника

 Стремясь избавиться от всякой предвзятости, ища правды и нового, незаемного слова о том, что он подвергает художественному исследованию, Чирков ищет не только наиболее живую, первичную форму, но и наиболее глубокое содержание. Он тяготеет к созданию больших многофигурных картин с сильно выраженным хоровым началом. В то время, когда художники, осознавшие свое «подпольное или полуподпольное» существование, обычно прибегали к малым размерам своих работ, Чирков позволял себе писать холсты огромных размеров. При этом, его картины не обретают анахроничность, так как автор при их написании смело использует цвето-пластические достижения новейшего отечественного и мирового искусства.

За свою жизнь Чирков написал несколько больших картин, которые по сути содержат ключевые моменты истории России XX века. Начало повествования - полотно «1917 год», изображающее разгром винокуренного завода при взятии г. Пензы Красной гвардией осенью 1917 года. Яркая картина русского бунта, оргии вседозволенности, перекликающаяся с фантасмагорическими сценами из «России, кровью умытой» Артема Веселого. Мгновенный распад морали, «разруха в умах» (по М. Булгакову), такая русская чудовищная жажда самоистребления. 

В.Я. Соловьев, историк искусства, эксперт

        Чирков - один из тех художников, кто смог сохранить свой внутренний мир, веру и понимание происходящих событий, сумел противостоять натиску тоталитарной системы. Он не только имел особый взгляд на историю, революцию, но и никогда не скрывал своих убеждений. Поэтому свои жанровые и исторические полотна Чирков создавал не по директивным правилам «исторического оптимизма» (как тогда было принято), а с предвидением настоящего Художника. Таково масштабное полотно «Разгром винокуренного завода в 1917 году» (1927-1932), (авторское название – «1917 год»), написанное Чирковым вскоре после окончания ВХУТЕМАСа - ВХУТЕИНа. Это очень редкий в изобразительном искусстве того времени случай открытого выражения критического отношения к губительной анархии, производимой революцией. Реальное событие, свидетелем которого был сам художник в октябре 1917 года, явилось основой сюжета: разграбление винного завода местными жителями, именно так, «по-шариковски», понявшими справедливость и равенство. Ассоциативно возникают аналогии с литературными произведениями - такими, как «Окаянные дни» Ивана Бунина, где документально точно и художественно убедительно воспроизведены неприглядные картины революции с ее двойной моралью: «Да и сатана Каиновой злобы, кровожадности и самого дикого самоуправства дохнул на Россию именно в те дни, когда были провозглашены братство, равенство и свобода». На полотне запечатлен рассказ об упадке человечности, господстве грубой силы, «торжестве хама». Произведение Чиркова во многом явилось пророческим: художник не столько видел недавнее прошлое, сколько предупреждал о будущих трагедиях в мире - там, где отсутствует духовная жизнь.

М.Л. Хомутова, искусствовед, Музей Востока

 Но какой же художник не мечтает о грандиозной картине? И выпускник ВХУТЕМАСа Антон Чирков задумывает в 1927 году (год 10-летия революции) полотно на эту тему размером почти два на три метра под названием «1917 год». Его влечет тайна народного бунта, «кровавого, жестокого и беспощадного». И он пишет разгром винокуренного завода при взятии г. Пензы отрядами Красной Армии. Почему он так решает эту тему? Да потому, что стихия народного бунта, бессмысленного и беспощадного, неминуемо приводит к самоуничтожению народом самого себя. Антон Чирков выбирает тему народного самоистребления.

В основе композиции картины – треугольник, в основании которого слева – сидящая понурая старуха, в центре - задавленный толпой труп и справа - озирающаяся молодая баба, снимающая с него обувь; вершину же образует красноармеец, отбивающийся прикладом от напирающей толпы. Почему треугольник? Не потому ли, что число ТРИ издревле почиталось символом ДУХА?! Однако, существует Дух Благодатный, Дух Созидающий. И есть дух смердящий, всеразрушающий. В картине Чиркова – торжество духа наркотического опьянения, и не столько опьянения физического, сколько идеологического и анархического, реализуемого в абсолютной максиме того времени: гуляй рвань, за все плачено! И рвань гуляет!..

Правда, официальные представители Союза художников не смогли по достоинству оценить картину на «юбилейную» тему в 1937 году на выставке в ДК «Серп и Молот»… 

А.В. Николаев, художник, ученик А.Н.Чиркова

***

Материал предоставила Елена Чиркова,

внучка художника