Карим Абдуллин. Интервью с солистом Большого театра


Елена Чапленко: Что Вам позволяет сохранять «балетную форму» на протяжении десятилетий?  

Карим Абдуллин: Это ходить на класс и усердно заниматься каждый день.

Елена Чапленко: Кто из современных танцовщиков Вам наиболее интересен?

Карим Абдуллин: Дэвид Холберг.

Елена Чапленко: На сегодняшний день кто для Вас является «звездой балета»?

Карим Абдуллин: В наше время практически нет танцовщиков такого уровня и масштаба, как Андрей Уваров и Николай Цискаридзе.

Елена Чапленко: С чем это связано?

Карим Абдуллин: Тогда была, так скажем, другая московская школа, старая выучка.

Елена Чапленко: Николай Цискаридзе сейчас преподаёт по какой системе?

Карим Абдуллин: Николай Цискаридзе сейчас преподаёт и по той системе, по которой его обучали.

Елена Чапленко: Система преподавания московской школы балета и петербургской имеют различия?

Карим Абдуллин: Основа одна и та же у танцовщиков московской и петербургской школ. В настоящее время как таковых отличий нет, всё смешалось, перемешалось.

Елена Чапленко: В настоящее время – это какой период?

Карим Абдуллин: В последние 5 лет.

Елена Чапленко: Между русской и европейской школами балета также стираются границы?

Карим Абдуллин: Между русской и европейской школами всё-таки отличия есть. На западе более усердно работают, например, класс длится полтора часа, а у нас всего один час.

Елена Чапленко: Как бы Вы оценили уровень подготовки молодых танцовщиков?

Карим Абдуллин: Многие мальчики, которых я вижу сейчас, вряд ли учились в балетной школе с удовольствием. Складывается впечатление, что в эту школу их «затаскивали» родители. Такой невысокий у них уровень подготовки. Но, на самом деле, это глобальная тема, которой следует посвятить отдельный разговор.

Елена Чапленко: С чем связан, по Вашему мнению, невысокий уровень подготовки?

Карим Абдуллин: В московской школе не хватает больших педагогов.

Елена Чапленко: Вы или Ваши коллеги могли бы преподавать в этой школе?

Карим Абдуллин: Если бы платили достойно, то, наверное, да.

Елена Чапленко: Вы даёте частные уроки балета только профессиональным танцовщикам?

Карим Абдуллин: Частные уроки даю всем, кто ко мне обращается. Люди бывают разные – кому-то нужны занятия для общего познания основ балета, кому-то нужна подготовка к конкурсу или к экзамену. Сначала надо посмотреть человека в целом, а уже потом, в зависимости от его задач и целей, ориентировать, направлять и подсказывать. Моя задача – это помочь людям в достижении их целей.

Елена Чапленко: Возможно ли понять, добьётся тот или иной танцовщик успеха в будущем?

Карим Абдуллин: Если у человека есть желание и горят глаза, то да, можно понять, что человек добьётся определённого успеха.

Елена Чапленко: Вас привлекает современный балет?

Карим Абдуллин: Мне интересно всё – и классика, и современный балет.

Елена Чапленко: Вы подаёте «творческие заявки»?

Карим Абдуллин: У   меня  был  опыт  так  называемой

«творческой заявки» - я показывал индийскую куклу в «Щелкунчике». В итоге, мне дали партию Дроссельмейера без просмотра.

Елена Чапленко: Какие тенденции наблюдаются в театре при выборе танцовщиков на главные партии?

Карим Абдуллин: У нас сейчас в основном дают дорогу молодым. Как говорил мой педагог, если вы до 25 лет ничего не достигли, то считайте – всё пропало.

Елена Чапленко: Вы согласны с этим утверждением?

Карим Абдуллин: Согласен. Поэтому с 17 до 25 лет надо очень много работать.

Елена Чапленко: С какими чувствами Вы подходили к этому рубежу?

Карим Абдуллин: Я не помню, что у меня было почти десять лет назад. Я тогда вообще об этом не думал, просто наслаждался балетом.

Елена Чапленко: Ваше отношение к балету изменилось со временем?

Карим Абдуллин: Почти нет, не изменилось. Единственное, что тогда я дышал балетом, а сейчас я балетом не дышу. Раньше были переживания, что не давали танцевать те партии, которые мне хотелось, сейчас я к этому отношусь спокойно.

Елена Чапленко: Вы связываете своё будущее с работой балетмейстера или с преподавательской деятельностью?

Карим Абдуллин: Скорее всего, с преподаванием. У меня есть диплом педагога-репетитора.

Елена Чапленко: Вы планируете принимать участие в профессиональных конкурсах?

Карим Абдуллин: Нет. Конкурсы до 25-27 лет максимум.

Елена Чапленко: Что для Вас является главным во взаимоотношениях с постановщиками?

Карим Абдуллин: Главное, чтобы тебе давали возможность танцевать.

Елена Чапленко: Как часто Вы выходите на сцену Большого театра?

Карим Абдуллин: Всегда по-разному – бывает один спектакль в месяц, а бывает – пять или шесть.

Елена Чапленко: У Вас дома есть балетный станок?

Карим Абдуллин: У меня нет дома ни станка, ни тренажёров, для этого есть спортивные залы.

Елена Чапленко: Какие зарубежные направления в балете Вам наиболее интересны?

Карим Абдуллин: Когда в театре дают мастер-классы, я всегда хожу к французскому педагогу.

Елена Чапленко: В повседневной жизни Вы обсуждаете балет?

Карим Абдуллин: Стараюсь с друзьями не затрагивать тему балета. Если спросят, то отвечу, а так, чтобы самому… нет.

Елена Чапленко: От балета можно устать?

Карим Абдуллин: Смотреть – нет.

Елена Чапленко: У Вас, как у зрителя, есть любимая балетная постановка?

Карим Абдуллин: «Дама с камелиями» в Большом театре.

Елена Чапленко: Вас может что-то удивить в балете?

Карим Абдуллин: Я думаю, сейчас в балете никого ничем не удивишь. Всё что придумали, уже придумали 100 лет назад. Мы всё равно возвращаемся к старому.

Елена Чапленко: С чьим именем в балете у Вас ассоциируется «прорыв»?

Карим Абдуллин: Прорыв для России – это Алексей Ратманский, потому что у него есть свой почерк, свой стиль. Он был одно время худруком Большого театра и поставил такие балеты, как «Светлый ручей», «Русские сезоны». Интересно было с ним работать.

Елена Чапленко: Какие качества присущи звёздам мирового балета? Что их сделало таковыми?

Карим Абдуллин: Трудолюбие, характер, желание и, конечно, удача – она всем помогает.

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Карима Абдуллина

за интересную беседу

Фотография - из личного архива Карима Абдуллина