Максим Субботин. Интервью с кинорежиссёром


Елена Чапленко: Как Вам удаётся вписываться в современные телевизионные форматы, не разрушая режиссёрскую концепцию?

Максим Субботин: Телевизионными форматами и различными ограничениями занимается кто угодно, только не режиссёр. Это в компетенции главного редактора телеканала, креативного продюсера и так далее, то есть тех людей, которые формируют тематическую политику вещания. Специфика работы режиссёра-постановщика заключается в подготовке и проведении съёмок кинофильма по сценарию, утверждённому телеканалом.

Елена Чапленко: Актёров, как правило, утверждает режиссёр фильма или телеканал?

Максим Субботин: По своему опыту могу сказать, что преимущественно актёров на главные роли утверждает телеканал, а я занимаюсь подбором состава второго уровня, и уже потом со всеми актёрами провожу кинопробы.

Елена Чапленко: Фильмы каких жанров Вам бы хотелось снимать?

Максим Субботин: Я считаю, что мог бы классно снимать комедии, может быть какие-нибудь авантюрные мелодрамы. Также мне очень нравятся документальные и игровые байопики. Я бы с удовольствием снял детектив. В общем, я люблю жанровое кино.

Елена Чапленко: Насколько для Вас важна деталь в кадре?

Максим Субботин: Очень важна, и в целом я стараюсь быть предельно внимательным к деталям – и в жизни, и в кадре.

Елена Чапленко: Принято считать, что каждый режиссёр имеет свой почерк. Каким почерком обладаете Вы?

Максим Субботин: Я стремлюсь к тому, чтобы мой почерк был интеллигентным. Мы с моим братом – кинооператором – достаточно деликатные и спокойные люди, в общем-то, в таком стиле и получаются наши совместные фильмы.

Елена Чапленко: С братом Вам работать комфортнее, чем с другими операторами?

Максим Субботин: С братом работать очень легко, мы понимает друг друга с полуслова и это лишает нас необходимости тратить дополнительную энергию на коммуникации. С другими операторами я практически не работал.

Елена Чапленко: Вы приветствуете импровизацию на съёмочной площадке?

Максим Субботин: Со своей стороны, наверное, нет. Со стороны актёров – в принципе, допускаю, но здесь надо учитывать, что мы должны выдавать не меньше шести «полезных минут» в день, и на импровизацию просто не остаётся времени.

Елена Чапленко: Расскажите, пожалуйста, как строится Ваш съёмочный день?

Максим Субботин: Как правило, смена начинается в восемь часов утра. На съёмочной площадке я появляюсь заранее, потому что надо пройтись по объекту, посмотреть, всё ли так, как я себе это ночью «нарисовал» и придумал. В девять – «мотор». И далее – безумная гонка с часовым перерывом на обед, если таковой вообще случается. Рабочая смена длится двенадцать часов, иногда дольше. К 10-11-ти я приезжаю домой и после ужина начинаю читать фрагменты сценария – выборку сцен на следующий съёмочный день. Около часа ночи ложусь спать…

Елена Чапленко: Как Вы относитесь к творческим разногласиям с актёрами?

Максим Субботин: Я всегда готов войти в положение актёров. И если у нас появляются какие-то творческие разногласия, то я могу потребовать сделать и режиссёрский дубль, и актёрский. Вообще с актёрами у меня складываются очень хорошие отношения, и после съёмок мы безусловно продолжаем общаться.

Елена Чапленко: Чем для Вас является Ваш первый фильм «Пропавшие без вести»?

Максим Субботин: «Пропавшие без вести», в каком-то смысле, – эпохальная работа. Изначально она снималась как курсовая работа, а в последствии стала дипломом. Это 26-минутный фильм с абсолютно вымышленным сюжетом – личной историей человека, которому предложили оставить всё и купить билет в рай. Ну, вот, собственно, дилемма выбора. Что-то тебя держит на земле, что-то ты любишь в своей жизни, а что-то хочешь попробовать – такое трансцендентальное состояние. Фильм получил несколько призов на международных кинофестивалях, в том числе «Золотого витязя». Тогда первое место было у Никиты Михалкова за фильм «Мама», а мне достался бронзовый «витязь». Это было очень приятно и, скажем так, удивительно.

Елена Чапленко: Вы сами подбираете музыку к своим фильмам?

Максим Субботин: Да, только сам, и подбор музыки к фильмам – один из моих самых любимых процессов. В моих фильмах, как правило, много музыки, и я считаю её наиболее сильной, выразительной составляющей киноязыка. Когда мы начинаем что-то снимать на площадке, я уже знаю темпоритм сцены, музыка сразу звучит у меня в голове. Это для меня один из главных камертонов, я даже могу сказать актёру «стоп» во время съёмок, если чувствую, что под выбранную музыку его игра не подойдёт.

Елена Чапленко: Ваша работа накладывает отпечаток на повседневную жизнь?

Максим Субботин: Безусловно. Вообще режиссура, как и многие другие творческие профессии, – это стиль жизни. Режиссура, в частности, – это попытка запечатлеть то, что мы называем этапом жизни.  

Елена Чапленко: С какими сложностями пришлось столкнуться во время съёмок сериала «Прекрасные создания»?

Максим Субботин: Сложность конкретно этого проекта – «Прекрасные создания» – заключалась в том, что мы пытались сделать всё таким образом, чтобы съёмки не наложились на Чемпионат мира по футболу. И они ровно наложились на Чемпионат мира по футболу – день в день. А так как съёмки на время соревнований в Москве были запрещены, мы были вынуждены изменять места съёмок некоторых значимых сцен, в частности, железнодорожный вокзал заменили на автовокзал. Прибытие героев в Москву предполагалось снимать на Белорусском вокзале – всё должно было быть очень красиво, – но в последний момент пришлось переписывать путешествие героев и высаживать их не в центре Москвы, а где-то в Подмосковье. Вот уже здесь, я считаю, фильм значительно потерял в фактуре.

Елена Чапленко: Какие существуют временные нормы для съёмок одной серии фильма?

Максим Субботин: Пять дней – серия. У продюсера создаётся иллюзия, что этого времени достаточно, но на самом деле, мы снимаем в такой ужасной спешке, что, честно говоря, я испытываю моральное неудобство перед актёрами. По моему мнению, серия должна сниматься в течение 8-10-ти дней.

Елена Чапленко: Главные отличия в задачах Госкино и современной киноиндустрии?

Максим Субботин: Вообще Госкино – это совершенно иная ипостась. А в современных реалиях главные задачи – это уложиться в срок и вписаться в бюджет. И только потом уже – попытаться творчески что-то продемонстрировать. 

Елена Чапленко: Когда Вы видите свой фильм на экране, Вам хочется что-то в нём изменить?

Максим Субботин: Всегда хочется что-то изменить, ну, как говорится, нет такого фильма, в котором нет сцены, за которую режиссёру не было бы стыдно. Я всегда говорю, что на этих проектах не реализую свои творческие амбиции, поэтому сдержанно отношусь к тому, хотелось бы мне что-то поправить или нет. И если телеканал принимает мою работу и предлагает следующий проект, то, наверное, я свою задачу выполнил.

Елена Чапленко: Вы можете себе позволить изменить часть сценария?

Максим Субботин: Я режиссировал 5-ю и 6-ю серии известного сериала «Короли игры. Притворщики», и во время работы внёс много изменений в сценарий. Когда пришёл продюсер посмотреть, что в итоге получилось, – а пришёл он с ручкой и бумажкой, чтобы начать писать правки прямо по ходу просмотра, – оказалось, что правки и не нужны. Продюсер просмотрел две серии на одном дыхании и не сделал ни одной правки!

Елена Чапленко: Насколько сложно было работать с прославленным Владимиром Меньшовым в проекте «Москва. Центральный округ»?

Максим Субботин: Сериал «Москва. Центральный округ» – это проект, после которого я вообще думал уйти из кино, потому что съёмки проводились 92 дня подряд, и настолько это оказалось тяжело даже физически, что я просто отдал все свои силы этому проекту. В главной роли снимался Владимир Меньшов и, конечно, для молодого режиссёра работать с мэтром отечественного кинематографа, оскароносцем – это бесценный творческий опыт. И, надо отдать должное этому человеку, съёмки проходили очень гладко, в доброжелательной атмосфере с конструктивной критикой. Такой большой и добрый мастер-класс на протяжении 92-х дней. И я считаю, что эта работа получилась отличной.

Елена Чапленко: Какое литературное произведение Вы бы хотели экранизировать?

Максим Субботин: Если бы мне вообще предложили выбрать один-единственный фильм, который мне осталось снять, то я бы выбрал экранизацию романа «Мы» по Евгению Замятину. Мне кажется, что в этом материале есть абсолютно всё, о чём только может мечтать режиссёр.

Елена Чапленко: Известность актёра, на Ваш взгляд, это удача или определённый алгоритм действий? Как бы Вы охарактеризовали термин «кинозвезда»?

Максим Субботин: Сейчас, мне кажется, все рассчитывают на удачу. А «кинозвезда» – это такой термин, который должен быть проверен временем. Главные составляющие успеха, на мой взгляд, – это харизма, талант и немножко везения.

Елена Чапленко: Какие положительные и отрицательные стороны Вы бы отметили при работе с состоявшимися и молодыми актёрами?

Максим Субботин: С актёрами старшего поколения мне гораздо легче оперировать терминами, обращаться к какому-то жизненному опыту, ставить задачу. Молодёжи приходится больше объяснять. Но, в принципе, у меня есть один общий критерий, который характеризует качество игры актёров. Я считаю, что всё-таки, игра актёра идёт от интеллекта – чтобы сделать роль, необходим некий комплекс нюансов, который нарабатывается с годами: опыт, понимание жизни, понимание профессии. Не могу сказать, с кем мне работать проще, но с актёрами старшего поколения я чаще получаю удовольствие от работы. Они, как правило, превосходят мои ожидания.

Редакция газеты "Мир и Личность"

в лице главного редактора Елены Чапленко

благодарит Максима Субботина

за интересную беседу

Фотография - из личного архива Максима Субботина